Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти
 
Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1
Влад. Рождение нашего сына на острове Бали, История рождения нашего лотосового сына
 
Вот и я решилась рассказать про свои роды. Спустя уже почти семь месяцев.
Все рассказы, которые я читала про роды в Буми Сехат - рассказы про хорошие роды. Роды, не побоюсь этого слова, идеальные.
Я не скажу что мои роды были «не правильные» или «не хорошие». Но они определенно получились не такие, как я планировала, не такие, как я задумывала и не такие как я хотела.
Но обо всем по порядку.
Роды. До встречи с мужем мне это слово казалось таким далеким, странным и вообще не про меня. Я слышала много разных рассказов об опыте рождения - конечно в роддомах, которые как правило ничем позитивным не отличались, а частенько напоминали групповое изнасилование толпой акушеров-гинекологов, и всегда думала - ну уж нет... Не хочу. Не для меня.
Но время прошло, и вот я беременна.
Б-е-р-е-м-е-н-н-а. Ага. Я как то спокойно встретила эту новость. Некоторое время я осознавала новое для себя состояние, наблюдала за собой. Разглядывала, слушала.. В общем вживалась в ощущения. Постепенно осознала с кем мне теперь комфортно общаться и находиться в этом моем состоянии, а с кем - нет. Как то немного уменьшился круг общения. Мне было очень спокойно и очень уютно в своей норке.
Где то на третьем-четвертом месяце я задумалась - где? Где я хочу рожать и где мне будет комфортно? Сразу было понятно что больше всего на свете - я не хочу в наши росссийские роддомы. Ни в какие. Ни в платные, ни в бесплатные. Ни к платному врачу, ни к знакомому, ни к какому. Ни в одноместную палату, ни в какую. Просто я не хочу - в БОЛЬНИЦУ. А роддом - это больница. Это белые халаты, бесчувственные медики, жестко регламентированные процессы, лимитированные по времени, ненужные процедуры и манипуляции, которые как то не вяжутся у меня с моим личным комфортом, а главное не сильно необходимы, а лишь УДОБНЫ господам медикам. Ну и плюс вечная толпа народу вокруг - то один плановый осмотр, то бритва и клизма, то другой осмотр, а вот тут толпа интернов, а вот тут капельница если у тебя что то вовремя по мнению врачей не раскрылось, а вот тут разрезы-надрезы - потому что врачу так быстрее и удобнее и он ждать не хочет и т.п. Короче, все это как то не вязалось у меня с тем спокойствием и комфортом, который я ощущала во время беременности. Той заботой которой окружал меня любимый муж.
Только вот где? Большинство знакомых покрутили пальцем у виска: «Ты с ума сошла? Как это можно рожать не в роддоме? Угробить ребенка захотела, дура безответственная?». Ну и т.п. Самое грустное – что абсолютное большинство считает, что варварское отношение в роддомах – это норма. «Ну да, там плохо, больно, страшно, унизительно…(нужное вписать), но – ЧТО ЖЕ ПОДЕЛАЕШЬ?». Я твердо решила что-то с этим поделать.
Я рассказала мужу о своих мыслях. Он ответил что у него есть знакомая, которая родила своих троих детей дома, с акушеркой. И много чего писала в своем блоге про это. Я нашла, почитала. Связалась с ее акушеркой. Поговорила...подумала. Она же, эта акушерка дала мне ссылку на сайт Домашний ребенок, где я и нашла случайно ссылку на клинику естественных родов Буми Сехат на острове Бали. Собственно там были ссылки на пару-тройку дюжин центров естественных родов по всему миру...
Но мой взгляд упал на имя Робин Лим. И сразу возникло ощущение чего то доброго, спокойного, родного. Не знаю откуда. Может я слышала что то о ней раньше и не запомнила за ненадобностью.
Я зашла на сайт. Стала искать информацию в интернете о родах ТАМ. Нашла. Не много, но этого мне было достаточно. Рассказала мужу. Рассказала, сама даже не веря до конца, что так может быть у меня. А он отнесся к этому так спокойно, так естественно.
И началась подготовка. Информации было маловато - что там, как, где жить, как приехать, виза, климат, быт, дороги, транспорт... миллион вопросов. Миллиард.
И тут муж вспомнил, что у него на Бали живет друг! Уже два года живет! И почему мы не подумали об этом сразу? :)
Мы написали ему. С ссылкой на клинику. С просьбой разузнать все, что он сможет!
Каково же было наше удивление, когда он написал нам, что живет в десяти минутах от клиники, что хорошо знает Робин Лим, что рад за наш выбор и вообще ждет в гости! :) Такой удачи я не могла даже себе представить! :)
Мой миллиард вопросов неожиданно нашел ответы. Билеты были куплены в течении месяца.
Знакомые и родные были в шоке и пророчили мне разные ужасы, которые непременно произойдут со мной и ребенком, если я сделаю "не как у людей".
Я пребывала в состоянии умиротворения и над пророчествами посмеивалась.
Те несколько месяцев, что оставались до отъезда, я провела в сладкой ленности, отдыхе, сне, мечтах, йоге, прогулках, подготовке и сборах. И вот он – долгожданный момент!
Дорога заняла 36 часов. Сначала поездом Красноярск-Новосибирск 12 часов, которые я в общем то проспала и не особо заметила. Затем ожидание моего рейса в аэропорту в комнате матери и ребенка в Новосибирске, около 8 часов, которые я тоже в основном продремала. Перелет Новосибирск-Гонконг 7 часов и сразу пересадка Гонконг-Бали и полет 3 часа. Перелеты дались довольно легко, весь перелет Гонконг-Бали я пыталась лежать на всех трех сиденьях моего ряда, которые по счастью были не заняты, но стюардессы то и дело просили меня сесть и пристегнуть ремни, так как в воздухе, по мнению экипажа, было неспокойно, но на самом деле ничего не ощущалось.
И вот он - Бали. Здравствуй, остров. Принимай :) .Я прилетела одна. Муж приедет к самым родам.
В аэропорту меня встретил трансфер с гестхауса, который я забронировала заранее. И повез в Убуд, город, где мне предстояло жить и родить. Первый вечер я провела за ужином и скайпом - родные беспокоились.
В первый же день на утро я пошла регистрироваться в клинику. Чтобы осмотреться, я решила дойти пешком, благо было относительно недалеко.
Небольшая прогулка по улицам Убуда, и вот он - Буми Сехат. Я осторожно и с каким то трепетом зашла внутрь.
Я пришла в утро выходного дня. Было очень спокойно, тихо и почти никого.
Меня встретили акушерка из США Келли и бывшая тогда на стажировке Морган - акушерка из Австралии. Акушерки очень приветливо и по-доброму меня расспросили, сделали минимальные необходимые измерения, давление, рост, вес, что то еще... И вроде все как обычно - как на обычном приеме в консультации, но по другому. Глядя в глаза. Улыбаясь. Заботливо спрашивая, что я сегодня кушала. Как будто я не на прием пришла. А на чай к старым приятельницам.
Все общение происходило на английском. Тут надо сказать, что мой уровень английского таков, что я всегда его стеснялась. И до поездки я так и не смогла себя заставить пойти на какие либо курсы по ускоренной подготовке, хоть и собиралась каждый день. Единственное что я сделала - запомнила термины, которые связаны с беременностью и родами, и вот это мне здорово помогло не раз.
В общем, я все, ну то есть - абсолютно все - понимала. Все вопросы, рекомендации, ответы. Мне было сложно задавать вопросы самой, но помычав и подумав секунд тридцать я справлялась с задачей. Так что диалог был конструктивным.
Я так и не поняла, то ли это акушерки привыкли к иностранцам, особенно русским, коих тут как впоследствии оказалось, рожают целые толпы и не все хорошо знают английский, то ли от того, что выбора у меня не было, и помощи тоже, мой мозг мобилизовал все свои силы и справился. И справлялся на протяжении всего пребывания на Бали, хотя конечно потом было все проще и проще.
После всех заданных вопросов, мня провели в маленькую комнатку - обмерить животик и прощупать его. И вот тут оказалось, что малыш перевернулся ножками вниз, видимо от длинной нелегкой дороги. Акушерки успокоили мои волнения, сказали что еще есть время ему перевернуться назад, посоветовали говорить с малышом, уговаривать его повернуться, показали упражнения, и пригласили прийти в понедельник, когда будет сама Робин. Опытные акушерки умеют переворачивать малышей в тазовом или поперечном предлежании на любых сроках, порой даже прямо перед самими родами. А Робин – Робин – легендарная акушерка, делала это не раз. Я ушла из клиники чуть ли не вприпрыжку, хоть и известие о изменившемся положении сына меня немного выбило из общего состояния умиротворения.
Далее мне предстояло найти дом, жить в гестхаусе и дороже, и менее комфортно, особенно с малышом.
Как беременной на восьмом месяце девушке искать дом в городе, который она видит первый день? Герман, старый друг моего мужа, который жил тут два года, перед самым моим приездом уехал из Убуда к побережью. А потому я надеялась только на себя.
Перед поездкой я начиталась рекомендаций. Основных я выделила два. Первый способ - проверить все объявления, расклеенные около одного из супермаркетов в городе. Второй - заходить в магазинчики и кафе и спрашивать у местных. Для начала я решила проверить первый. Взяла такси и поехала к супермаркету под названием Бинтанг - там возле него есть доска объявлений. Варианты, приемлемые по виду и цене нашлись. После обзвона нашлись и кандидаты на осмотр. Я договорилась о времени, взяла новое такси и поехала смотреть первый дом. Потом второй. Потом третий. Но было все не то. То слишком большой, то слишком далеко от дороги, то слишком темный, то слишком что то еще. Попутно я записывала телефоны с объявлений о сдачи домов, развешенных на столбах. И решила оставить их на завтра.
На завтра целый день разъездов на такси тоже ничего особо не дали. Все как то не нравилось.
Тогда я решила написать Герману. Он дал мне контакт хозяйки, которая два года сдавала ему дом. И я поехала к ней.
Нашла ее кафе. Зашла. И оказалось что мадам Маде на церемонии и будет с обеда. Я пошла гулять по окрестностям, в надежде найти что то еще, и заодно решила проверить второй способ поисков дома - я просто зашла в придорожный магазинчик купить воды и спросила хозяина, не знает ли он о сдающихся домах в округе. И он показал мне целых пять домов, принадлежащих его знакомым! Просто на одной улице :) . Как в последствии оказалось, этим способом нашли себе дом почти все мои друзья, с которыми я познакомилась в клинике - пары, приехавшие на Бали родить своего малыша.
Первый из показанных мне домов я и выбрала - он отвечал всем моим требованиям. На следующий день я в него заехала.
В понедельник утром я пришла на чек снова. Было очень много людей, и, к моему счастью, очень много русских пар, пар из Украины, Белоруссии. Я за несколько дней без родной речи уже буквально выла, и мне хотелось поговорить хотя бы о погоде, а тут такая удача, такая толпа единомышленников :) .
И вот я познакомилась с Робин Лим – Ибу Робин. На индонезийском это означает Мать Робин.
Среди всей этой толпы я нашла Морган, она встретила меня и тут же подвела к Робин. Она обняла меня, заглянула в глаза и повела за руку на осмотр. И оказалось, что за два дня малыш перевернулся назад – я смеялась и не могла поверить. А Робин тепло улыбалась мне, давала рекомендации, задавала вопросы…Когда мне брали кровь из вены – она тихонько присела позади меня и обняла. «Sorry», сказала она и засмеялась. Это чтобы я не упала, если мне вдруг станет плохо. И тут же велела принести мне банан и воды кому то из стажеров. Откуда столько участия к одной беременной? В Буми Сехат на осмотр приходит несколько десятков мам, и индонезийских, и иностранок, по утрам там знатная толкучка. Помимо акушертсва, она управляет клиникой, занимается благотворительностью и общественной деятельностью. Она сама жена, мама и бабушка.
Нас с мужем как то спросили сами акушерки – почему? Почему вы все едете сюда? Почему не в стерильные до дрожи госпитали, почему именно в такой простой с виду Буми Сехат? Так вот поэтому! Именно поэтому! Я думаю не надо тут больше ничего объяснять.
Мне поставили срок - 6декабря. В России доктор ставила 9 декабря. Но я то знала, что сын родится десятого декабря. Ох, лучше б я не загадывала-).
Прилетела я на Бали на 33 неделе. Ходила на чеки каждую неделю. На йогу два раза в неделю. На акупунктуру три раза. И каждый раз поражалась - насколько легкой была атмосфера. В родных консультациях к беременной относятся как к больной. Тут ничего подобного не было. Улыбающиеся приветливые лица, почти домашняя атмосфера, и Ибу Робин - наполняющая собой это пространство, находящая время улыбнуться, обнять и расспросить о самочувствии каждую будущую маму, пришедшую на чек.
Здесь, на Бали, я чувствовала себя так, как в России почувствовать себя, на мой взгляд, просто невозможно в силу менталитета наших сограждан. Здесь мне все улыбались, уступали дорогу, помогали пройти, полицейские останавливали движение, чтобы я перешла дорогу, стоило мне только показаться у ее края. А наши соотечественники в России при виде беременной женщины опускают глаза и не знают куда деться, лишь бы не уступать насиженное пятой точкой место в большой очереди.
Здесь я обрела ту самую норку, в которой мне было тепло, тихо, спокойно и умиротворенно. Я готовилась к появлению на свет нашего малыша.
Ближе к моим родам оказалось, что Робин уехала на Филиппины, помогать пострадавшим от тайфуна. И на мои роды точно не успеет. Только меня это нисколько не огорчало. Срок близился, а я даже не удосужилась договориться с конкретной акушеркой о присутствии на моих родах. Мне было Спокойно.
28 Ноября приехал муж. Мы решили поездить по Бали, пока еще есть время. Арендовали машинку. Собственно, я собиралась это сделать прямо по приезду, но оценив трафик на дорогах Убуда, и поняв, что дальше клиники сама передвигаться не буду точно, ездила на такси. Меня знали все таксисты около моего дома, и называли меня не иначе как Crazy russian mom :) . Им было странно и непонятно, как можно прилететь через полмира в другу страну на восьмом месяце беременности, без мужа, жить одной, искать дом одной, без друзей, без знакомых, без поддержки :) А я мило улыбалась в ответ и спрашивала Why not? :) .
Мы продолжали ходить на чеки и акупунктуру уже вместе. Между делом колесили по острову.
Вернулась откуда-то правая рука Робин - Эрин, акушерка из Америки. На очередном чеке она сама подошла ко мне, расспросила о самочувствии, удостоверилась что у меня есть ее телефон и сказала позвонить ей, когда все начнется.
Все получилось само собой. Отлично.
Я пребывала в каком-то состоянии вакуума, тишины и спокойствия. Муж смеялся «Ну ты уже можешь рожать, я же приехалJ». А я улыбалась и неторопливо хлопала ресницами в ответJ.
Мои роды начались седьмого декабря в шесть вечера. Отхождением небольшого количества вод. В России в этом случае принято сломя голову нестись в роддом. Если роды не начинаются в течении определенного времени, их стимулируют.
Я не была готова к такому повороту событий. Я ждала схваток, думала, что все начнется с них. А тут - тут я была обескуражена. Однако спокойный и веселый голос Эрин в телефоне велел хорошо поужинать и ложиться спать - схватки должны были начаться к утру, по ее словам, и надо было набраться сил.
Я знала, что по негласному правилу Буми Сехат, туда лучше ехать, когда интервал схваток будет около 5 минут. Мои начались к десяти вечера, к четырем утра стали более или менее ощутимыми. Но в целом они были довольно слабые. Иногда частые, иногда нет. Но сравнить мне было не с чем, это были мои первые роды. Мы позвонили Эрин и по нашим голосам она поняла что мы в растерянности. Она сказала приезжать.
В клинике нас уже ждали. Проводили в родовую. По моему виду и по тому, что я, в общем-то, шла почти не напрягаясь, Эрин с порога поняла что все только началось и сказала что роды таким темпом могут завершиться только к ночи. Спросила не было ли еще вод.
К слову сказать, в России мне бы УЖЕ давно поставили капельницу, если уже не сделали бы кесарево.
Эрин дала мне Амоксицилин - антибиотик. «Я понимаю», - сказала она – «Что вам бы не хотелось принимать антибиотики». Но в данном случае это было необходимо, так как воды начали отходить. Чтобы предотвратить возможную инфекцию.
Мне смерили давление. Проверили как бьётся сердечко нашего сына. Сказали что все со мной в порядки, с ним тоже и... отпустили погулять, оставив за нами родовую. Уже, уже все было не так, как я себе представляла.
Я уже начала волноваться. Хоть Эрин и была спокойна, но у меня была почти бессонная ночь, я устала. А конца и края не было видно. Схватки были то сильнее, то слабее. То чаще, то реже. Но муж нерушимой стеной стоял за моей спиной и был удивительно спокоен. Я немного расслабилась.
Мы поехали домой. Перекусили, взяли необходимые вещи. Картина не менялась. Муж спросил - чего мне хочется - побыть дома, или поехать в клинику. Я выбрала клинику. Атмосфера там более располагающая к родам. По крайней мере, так ощущалось мне. В клинике нас снова тепло встретили. Проводили в родовую, снова измерили давление и сердечко сыну и оставили одних. Это одно из главных преимуществ Буми Сехат - здесь не мешают, не торопят и не стоят над душой. Роды - это семейное событие. И никто посторонний здесь не нужен, если того не пожелают родители или в этом нет объективной необходимости.
Тут нужно сделать отдельное уточнение, что есть родовая в Буми Сехат. Стоит сразу выкинуть из головы образ больничной палаты, кушеток, белых стен и халатов. Представьте себе простую комнату, теплого цвета стены,сводчатую крышу, умывальник, две кровати-кушетки, мячик для фитбола, угловую ванную, маленький шкафчик со всеми необходимыми медикаментами. Ии...гекконов на стенах :) Разрыв шаблонов, верно? Кого то пробьёт дрожь брезгливости при виде этого. Рожать?? Тууут?? Шаблоны липкая вещь, да. В Буми Сехат все очень просто, все очень чисто, есть все необходимое. Это не роддом. Это скорее Дом, где одни женщины помогают родить другим. Очень тепло, очень просто.
Мы с мужем расположились в этом пространстве, максимально возможно попытались сделать его "своим" на время пребывания нас тут. И проживали мои схватки - вместе.
Время шло. К ночи мы стали понимать, что и восьмого декабря наш сын не появится на свет. Эрин нас успокаивала. Говорила, что это нормально и так случается. Мне каждый час мерили давление, и сердечко малышу. Все было в норме, а потому было принято решение ждать.
Для России это неслыханно - ждать так долго при отошедших водах, даже и не целиком. К слову сказать - индонезийские госпитали тоже бы уже приняли меры. Но мы же были в Буми Сехат. Именно поэтому мы были в Буми Сехат.
Я уже очень устала. Непонятный ритм схваток и боль меня вымотали. Но я верила.
Акушерка Меган каждый час заходила к нам мерить давление и сердце малышу.
Мне периодически давали какую-нибудь поддерживающую мои силы гомеопатию, делали моксы на активных точках стопах, приносили свежевыжатый ананасовый сок.. И не мешали. У меня была решимость продолжать, я верила что все получится. И меня не пытались пугать или разубеждать. А просто дали возможность моему телу сделать то, что оно должно было сделать.
Ночь прошла вообще без сна. Периодически и понемногу отходили остальные воды.
Муж приносил мне то чай, то еду и фрукты, постоянно подбадривал меня.
Зачем и как женщины рожают в одиночку, без любимых мужчин, я не знаю. Мне было очень трудно. А без него я не выдержала бы и половины всего происходящего.
Уже девятого декабря, утром, заботливая балийка принесла мне очень вкусную горячую еду. И к нам вошла Айлин, акушерка из Швейцарии, она была тут на стажировке. "I don't ask you, how are you" понимающе сказала она и обняла меня. И вот тут я заплакала. Я видела ее всего пару раз, она принимала меня на чеке. Но такая забота, участие и понимание звучали в ней. На меня накатила горячая волна надежды - что вот сейчас все наладится.
Начался новый день, и клиника всем составом принялась заниматься мной. Пришла Робин, приехавшая неожиданно с Филлипин. Пришла доктор Роти с помошницами, ставить мне иглы, подключать к ним электроды, что то еще делать... Кто то ставил моксы на стопы. Айлин делала мне массаж поясницы. Мне снова дали гомеопатию. Принесли еще сока...Куча народу в моей комнате. И все они от души старались помочь моему малышу поскорее появиться на свет.
Весь день девятого декабря Айлин не отходила от меня. Она периодически делала мне массаж животика с рас ароматическими маслами, массировала спину, приносила грелку, подбадривала, веселила.. Но схватки оставались такими же нерегулярными. То четыре минуты, то восемь. Но уже настолько сильные, что я впала какое то состояние анабиоза. Когда долго испытываешь одну и ту же боль, сознание отключается. Вот и у меня оно отключилось.
Меня стала захлестывать отчаянье. Я смертельно устала. Было очень и очень больно. Все меньше и меньше было сил. Все четче и четче маячила на горизонте капельница. Но сын чувствовал себя хорошо. Сердце его билось ровно, и поэтому я не чувствовала себя в праве позволить себе сломаться и попросить капельницу.
Решено было проверить раскрытие. (Его не проверяли раньше из за отошедших вод, что бы не занести инфекцию). Один сантиметр! Всего один! И столько усилий.
Мы с мужем решили забраться в ванну. Теплая вода меня несколько расслабила, а схватки, кажется, стали сильнее и чаще.
Среди всего этого я как то умудрилась проголодаться, и нам предложили пойти прогуляться и поужинать. Чтобы набраться сил, сменить обстановку и развеяться. Ну и мужа кормить было уже давно пора.
В ресторанчике, куда мы пришли ужинать, было не много посетителей и персонал, состоящий из балиек среднего возраста. Они тут же поняли, что со мной происходит, и подбадривающе мне улыбались весь ужин. Очень не просто, скажу я вам, сидеть в красивом ресторане когда у тебя сильные схватки и пытаться есть и дышать одновременно-)). Иногда я вставала и пыталась немного ходить. После ужина мы вернулись в клинику.
Пришла Эрин, уговорила попытаться отдохнуть, и сказала, что утром мы возьмемся подгонять мои схватки с новой силой. Двенадцать часов ночи. Переносить схватки стоя, в движении или как то еще кроме лежа на боку я уже не могла. Лежа это не очень удобно, но так меня хотя бы не шатало. Я легла на бок, закрыла глаза и пыталась хоть как то расслабляться между схватками, которые просто раскатывали своей мощной волной меня по кровати.
Айлин не отходит практически ни на шаг. Я попросила снова посмотреть раскрытие... Один сантиметр! Все еще! Один несчастный сантиметр и двое суток тяжелой работы...
Внутри что то сломалось. Сил не было даже чтобы дышать на схватке, я уже срывалась на стоны. Я сказала мужу что хочу капельницу. Я устала. Еще одну ночь, и тем более день я бы не выдержала.
А сколько еще - конечно не скажет никто.
Снова пришла Эрин. Мы сказали что приняли решение ехать в госпиталь. Конечно она все понимала! Мы подождали пока дежурные акушерки подготовят необходимые бумаги для передачи меня в госпиталь и другие формальности, и собрались в госпиталь. Эрин отпустила поехать с нами Айлин! Она могла этого не делать, Айлин была нужна в Буми, в эту ночь родили две индонезийские мамы. Но мне так нужна была ее помощь! Видимо Эрин осталась сама в клинике, а нашего ангела-хранителя Айлин отпустила с нами.
Мы собрали вещи и поехали. Айлин на байке показывала дорогу до госпиталя.
Меня встретили на пороге, посадили в кресло, привезли в приемную.
Пока мы дождались доктора, я уже мало что понимала.
Пришел доктор. После нехитрых процедур и осмотров в моей руке оказалась игла. Окситоцин. То, от чего я убежала из России. То, чего так не хотела.
При поступлении в Ари Шанти раскрытие было около трех. Первые три часа капельницы добавили еще три сантиметра. Схватки были уже такие, что я не стесняясь кричала в голос. Мое давление стало ползти вверх, а малыш казалось совсем е обращал внимание на происходящее - его ритмы были как у космонавта.
Мой любимый муж и моя акушерка сидели по обе стороны от кушетки, на которой лежала я и пытались как то облегчить мои ощущения.
Еще три часа не добавили ничего. НИЧЕГО совсем. Я уже открыто плакала и кричала от боли.
И вот тут случилось то, чего я боялась больше всего. Доктор заговорил об операции. Cesarean section.
Схватки были уже настолько сильные, что уже напоминали потуги. А раскрытие было всего шесть. Трое суток. Шесть.
Мое давление подошло к 150.
Муж поговорил с доктором и пришел рассказать мне. Кесарево. Я заплакала. Но сына надо было уже вызволять. Потому что такими сильными схватками в отсутствии нормального раскрытия я могла повредить ему шею или голову.
Мы спешно позвонили Эрин, описали ситуацию. И она подтвердила - да, без операции мы уже сильно рискуем.
Конечно я согласилась.
Дальше были подготовка и сама Операция. Мужу разрешили присутствовать на ней без проблем. Он держал меня за руку.
Десятое декабря. Наш сын родился в десять тридцать утра. Десятое декабря! Я больше никогда не буду загадывать даты. Десятое декабря. Я угадала. Да. Только началось все на три дня раньше...
Одним из причин нашего выбора Буми Сехат было возрожденная в его стенах древняя практика Лотосового рождения. То есть неперерезание пуповины до ее естественного высыхания и сохранение плаценты.
Для чего это нужно? В плаценте содержится от 100 до 150 по разным данным миллилитров крови. Если пуповину перерезать до ее высыхания, кому достанется кровь? Она останется в плаценте. Это, учитывая и так маленький объем крови малыша, варварская кража и насилие над ребенком. Детки, которым не перерезали пуповину, здоровее и сильнее, у них раньше налаживается работа легких и других органов, крепче иммунитет. Я не буду вдаваться во все причины не перерезать пуповину - их тысяча и одна - и физических, и не физических, об этом написано много книг, много статей.
Пуповину мы потребовали нам не отрезать и сохранили плаценту, хотя в госпитале это было строго запрещено. Муж это поставил однозначным условием. Пуповина отпала на восьмой день, а плаценту мы выпустили потом в океан. Балийцы верят, что это сделает ребенка свободным и независимым в жизни.
В середине того же дня в свой выходной день к нам приехала Айлин помочь с плацентой - промыла ее, пересыпала солью, завернула, попутно помогла мне наладить кормление грудью и дать кучу ценных советов. В свой выходной день!
В госпитале мы провели три дня.
Муж сказал очень точно. Что это не госпиталь, это гостиница с медицинским уходом. Обо мне, без преувеличения могу это сказать - заботились и носились со мной. Еда в палату (так и хочется сказать в "номер", несколько блюд и свежевыжатых соков на выбор, любая нужная мне помощь в любой момент дня и ночи - от "дайте мне воду с тумбочки" до помощи в пеленании, кормлении, мытье малыша. На мое "а можно мне в душ?" мне ответили "еще нет", но тут же пришли две медсестры, надели на руки что то вроде рукавиц из влажных салфеток и обтерли меня. Потом наклеили на место шва какой то прозрачный чудо-пластырь, и разрешили пойти в душ вечером.
А доктор Рака, мой доктор, еще несколько раз передо мной извинялся и говорил - простите, у нас маленькийи простой госпиталь!!!
Вот такие получились роды. Начались в Буми, закончились в госпитале Ари Шанти.
Несмотря на то, что все было так сложно, так трудно, у меня остались самые светлые воспоминания и о Буми Сехат и об Ари Шанти..
К чему я вообще все это рассказала? Подход. Где то прочитала слова Робин - что кесарево тоже может быть мягким и лотосовым. У меня было именно такое. Да, это была операция. Но все участники этого длительного процесса каждый момент времени искренне пытались помочь, не навредить что еще важнее, дать возможность произойти всему естественно, не убивали мою веру в себя, подбадривали, давали силы. Где еще и за какие деньги такое найдешь? Нигде и не за какие.
В конце концов, если отбросить детали - именно за этим я и ехала на Бали. Именно это и получила. А детали - они и есть детали. Ведь главное - все здоровы и счастливы.
Тем кто спросит - зачем вообще нужно было ехать в такую даль, больницу, капельницу и операцию можно и дома сделать, зачем все эти массажики, ароматерапия, акупунктура, отвечаю.
На кесарево можно пойти сразу и самой. Так называемое плановое кесарево. И капельницу попросить сразу. А еще можно воткнуть анестезию - и читать книжку, пока твой ребенок рождается. Можно отрезать пуповину сразу, и отдать малыша врачам на сутки-двое-трое и самой "отдохнуть-выспаться". И для большинства это норма, и это страшно.
Мы очень сильно оторвались от нашей природы, мы привыкли к тому, что за нас решают, нам навязывают и внушают что правильно, а что нет, как нужно поступать, а как нет - и считаем это нормальным. Нам кажется естественным то, что для малыша огромный стресс и ужас в самые первые, в самые важные моменты его жизни. "Прогресс" очень быстро засорил наши умы, память и умение видеть такие простые вещи.
Я могла остаться в России - и пополнила бы собой ряды женщин, которые больше всего на свете хотели бы забыть эти страшные слова - роды, роддом, врачи, КС.
У нас же даже сама операция была "доброй", "лотосовой", мягкой, если можно так вообще назвать хирургическое вмешательство. Муж присутствовал на ней, держал меня за руку, я была в сознании, я услышала первый крик моего ребенка, увидела его, его тут же положили на меня прямо к груди, мы почувствовали друг друга кожей, почувствовали запах друг друга, он даже пососал немного грудь, плаценту не отделили, от меня его не забирали, не мыли, кормить я начала его сразу!
В России естественные роды в роддоме само по себе редкость, а даже если и случаются, то с ребенком все делают по заведенному регламенту - обмеры и взвешивания, капли в глаза, прививки, и прочее. С КС дело обстоит еще хуже -мамы часто видят своих малышей после КС через несколько часов, хорошо если не на следующий день. Не говоря уже про кормления грудью. И те самые важные, самые сокровенные моменты встречи мамы и ребенка, первый взгляд, первое прикладывание к маминой груди, импринтинга - утеряны! Утеряны раз и на всегда в самом начале пути малыша! Так бы было и с нами, останься я.
Мишель Оден говорит - ребенку, когда он рождается, нужно всего то на всего - его мама! Не толпа врачей вокруг, не взвешивания, не измерения роста, капли в глаза и прочее - а мама, счастливая и спокойная. Задумайтесь?
А мама, чтобы достойно и с любовью принять малыша, должна быть не напичкана медикаментами, не ослеплена ярким светом и угнетена давлением медперсонала.
Гораздо приятнее встречать своего долгожданного ребенка в обществе папы, или других родственников, в спокойной атмосфере, в полумраке, в месте, которое не называется БОЛЬница. Знать что тебя не будут торопить, потому что врач опаздывает на футбол, знать что с тобой и твоим малышом не сделают ничего такого, что оскорбит, унизит или напрямую навредит. Знать, что на тебя не наорет тупая злобная медсестра, у которой не лады с личной жизнью, детей у нее нет и она ненавидит весь белый свет. Знать, что вас не разлучат в долгожданный момент.
Доказано - что если забрать у самки животного детенышей в момент рождения и принести потом, через некоторое время, она их не воспринимает как своих! Тот самый момент импринтинга - утерян! Безвозвратно. Человек конечно социален. Но кто до конца может утверждать, кто знает что происходит на химическом, гормональном уровне с женщиной, которой ее малыша не дали сразу? Как это влияет на все дальнейшее материнство в целом? На общение матери и ребенка, на их отношения? Как это влияет на самого малыша? Страшно даже подумать! Психика человека так сложна и так полна тайн до сих пор.
А ребенок? Представьте - какого ему? Вот только он был у мамы под сердцем, чувствовал его биение, чувствовал мамино тепло, запах, защиту. И тут - бац, само рождение, процесс сам по себе не легкий, а потом - Ад. Мамы нет, холод, шум, гам, свет, чужие вокруг, вместо маминой теплой груди, ее запаха и молока бутылка и т.д. Я где то читала, что были случаи, когда абсолютно здоровые новорожденные малыши умирали в роддоме в первые дни, потому что их разлучали с мамой. Это конечно редкость. Но вы задумайтесь, что происходит с младенцем в так называемом "детском отделении"? Зачем ему медсестра и бутылка со смесью? Дайте ребенку МАМУ!
Теперь немного про психологический аспект моих родов. Женщина после КС часто винит себя. Про женщину после КС часто говорят - "не рожала", родила "не сама". На нее часто смотрят "свысока", и со своего пьедестала естественно родившей. Говорят - поторопилась, помедлила, недостаточно сильная, откровенно слабая, не вытерпела, не с тем рожала, не так, не там, не хватило поддержки и многое другое.
И у меня это чувство глубочайшей вины перед собой и сыном было в полной мере. Было, и пока до конца не прошло.
Это не было плановым КС, когда мирно растущего внутри мамы ребенка варварски выдирают на свет божий, потому что тетям-дядям так показалось вовремя, или того хуже мама захотела "не парится" и "не мучиться" (про патологии и действительно обоснованные показания к этому я не говорю здесь).
Мы честно прилагали усилия - и сын и я, и мой любимый муж, чтобы роды были естественными, мягкими, добрыми. Около 65 часов. Почему шейка не раскрылась даже под капельницей? Почему шесть часов окситоцина дали только три сантиметра и на этом все? Сколько бы еще я рожала вообще без капельницы, получилось бы это у меня, хватило бы сил у меня, у сына, остались бы мы живы и здоровы наконец? Я не знаю. Почему так вообще произошло? Спустя почти полгода после родов мое чувство глубокой вины постепенно уступает место спокойным размышлениям и самоанализу. Я начинаю понимать что, к чему и откуда как говорится "ноги растут". Я думаю, что я разберусь с причинами и следующие мои роды пройдут естественно. Дома ли, в Буми Сехат, в другом родильном центре - посмотрим. Одно могу сказать точно - я постараюсь, чтобы это произошло не в роддоме и не в России. Это мои первичные критерии комфорта.
Где рожать - личное дело каждой мамы. Но прежде чем принять решение - задайте вопрос вашему малышу - как он хочет появиться на свет - в любви и тепле или в больничной палате.
И не удивляйтесь ответу :) .
Страницы: 1

Домашний ребенок © 2008 – 2019 All Rights Reserved

Запрещается полное или частичное воспроизведение статей и фотоматериалов без письменного разрешения редакции. При цитировании ссылка на «Домашний ребенок» обязательна. Внимание: сайт журнала «Домашний ребёнок» предназначен только для получения информации. Сайт журнала «Домашний ребенок» не несёт ответственности ни за какие диагнозы и/или назначения, сделанные на основе материалов сайта журнала «Домашний ребенок», за содержание любых внешних сайтов, на которые даются ссылки, а также не поддерживает никакие продукты и услуги, упоминаемые и рекламируемые в наших публикациях. Публикации на сайте и в журнале «Домашний ребенок», в первую очередь, предназначены для родителей, и они должны сами принимать решение, как применять знания, полученные из наших публикаций. Информация, размещённая в номерах журнала, равно как и на нашем сайте, не является заменой профессиональной оценки ситуации и не предназначена подменить собой квалифицированное наблюдение специалиста.