Как вырастить ребенка счастливым - подводя итоги



Автор

rufos 
«Домашний ребёнок» — российский журнал, созданный родителями для родителей. Авторы статей предлагают читателям альтернативную мейнстриму точку зрения по всем вопросам, касающимся рождения, воспитания и образования детей, семьи, здоровья и образа жизни современного человека. Комментарии, факты, исследования, которые не публикуют в обычных журналах для родителей. Подробнее о журнале

Вышел новый номер

«Домашний ребенок» №18
«Домашний ребенок» №18


Комментарии


05.12.2016 22:53

lenochek46 lenochek46 оставил(а) комментарий к записи Восемь причин сделать прививки вашему ребенку

По итогам.
Друзья! Хотела бы закончить утомительную дискуссию, начатую в моем предыдущем посте.

К счастью, я не располагаю подобным временем, чтобы бесконечно дискутировать о предметах, которые давно ясны как божий день, но в которых мойно запутаться, приводя бесконечное количество частных случаев.
Итак.
Лекция опытного специалиста в психологии оказалась яблоком раздора, разделив любяших родителей на враждуюшие лагеря. Пришло количество комментариев, которого я не ожидала. Чтобы примирить их опять, скажу, что крайностей быть не должно, особенно если теоретическое упорство в следовании идеалу приводит некоторых чувствительных мамаш к истерикам в корридорах, раздорах с мужем или даже ненависти к собственному чаду и упрекам его в последствии, о чем пишут сами родители, но очевидно, что в этих случаях виной было не неудавшееся грудное вскармливание, а внутренние проблемы родителей, неспособность справится со стрессом и осознанно решать проблему.
При этом, конечно, в проявлениях любви гораздо лучше следовать естественному подходу в воспитании.

Психолог по воле профессии сталкивается с проблемами и патологиями. Ирина Ботнева очень глубоко доходит в анализе причин, до этапа младенчества и даже беременности. И видит связи там, где другие не замечают. Поэтому можно сколько угодно ёрничать, типа «я в коляске возила, у меня что теперь маньяк серийный вырастет?» Вовсе нет. Но всё же,для любящих матерей лучше слинг, чем коляска, лучше грудь, чем бутылочка, лучше с мамой, чем с чужими, лучше высаживание чем памперсы, лучше совместный сон, чем раздельный. Просто по причине того, что это дает больше контакта с матерью, который так необходим малышу, особенно в первые месяцы, ведь пока егоглавные чувства тактильные,он еще плохо видит, не различает смысл слов. Это нужно, чтобы чувствовать, что мама рядом, а только это может обеспечить чувство спокойствия и защищенности. К трем месяцам он учится также отличать других близких людей от посторонних. К шести месяцев он вполне может контактировать с окружающим миром, ему все интересно. Но пока ему нужна только мама. Обычно обо всем этом говорит материнский инстинкт, но пишу это для тех, кого он по каким т. причинам подводит. Пока меня сразу не расстреляли или не пригвоздили к кресту, сразу оговорюсь, что все дети и мамы индивидуальны, у каждого своя схема, универсального подхода быть не может.

Сейчас по пунктам попытаюсь объяснить преимущество идей Ботневой

1. Лучше налаживать общение с ребенком еще до родов, т.к. он понимает интонации и эмоции еще в утробе. Особенно вредно нервничать по какому либо поводу, поддаватся запугиваниям со стороны женских консультаций, где врачи по каждому поводу типа белка в моче имеют привычку кричать «ты что, хочешь ребенка потерять!?!»
Желательно иметь свой ум (извините, что я это пишу, я думала, что это так ясно, но предыдущее обсуждение показало, что есть еще сомневающиеся в этом). Сознательно готовиться к есественным и активным родам, подбирать больницу или акушерку, с которыми это возможно, знать о всевозможных осложнениях (внимание, не запугивать, а знать умом. Быть настроенной на лучшее, но готовой ко всему). Это важно, чтобы мать не становилась жертвой медицины, где перестраховывание, часто беспочвенное, на первом месте, а контакт матери с младенцем вообще ко вниманию не принимается. Это так, и доказательство этому – большинство российских роддомов, да и зарубежных тоже, к сожалению.
А этот контакт важен, и он закладывает дальнейшие отношения ребенка с матерью и окружающим миром. То есть естественные роды по определению лучше, чем кесарево, т.к. ребенок проходит с матерью вместе очень важное испытание, заложенное природой, они учатся действовать вместе и чувствовать друг друга. Но это в идеале. Поэтому пусть не расстраиваются все, у кого кесарево. Если есть показания, или это экстренные меры к спасению (а это рекость), то не надо кричать: «я плохая мать!», рвать на себе волосы или «рыдать в корридоре». Нужно любить своего ребенка, восстанавливать с ним связь, которая была нарушена при родах, делать все, чтобы он не чувствовал себя одиноким и покинутым, это очень важно, когда он только появился на свет. Очень важно, чтобы первый контакт был с матерью, чтобы было тепло и слегка темно, чтобы слышался мамин голос и сердцебиение – это напомнит ему ощущение покоя и комфорта, когда он был еще в животе. Это страшно, когда не успевшего опомниться младенца начинают мерить, взвешивать, светить на него всеми лампами. Исключение, естественно, составляют случаи, когда идет борьба между жизнью и смертью.Есть еще много нюансов, они описаны в книгах Сирзов и других, но это, пожалуй, главное. Поэтому факт, что ребенка уносят и не дают несколько дней, иногда за исклучением кормлений, я считаю без преувеличения чудовищным и непоправимым. (В этих случаях даже смертность младенцев гораздо выше, а психологическую травму, которая обязательно проявится впоследствии, измерить вообще трудно. Но уверена, что это сложно загладить даже последующим трехлетним не-отхождением-ни-на-минуту».

В истории моего собственного рождения меня унесли от мамы и не показывали три дня. И только когда она начала истерить и обещала прибить этих извергов, меня показали. До сих пор не могу простить это тому, кто это сделал – и кто продолжает делать в разных российских роддомах. При глубоком анализе своего собственного внутреннего мира я не могу найти других причин острым чувствам одиночества и страха, которые происходят до сих пор. Мама меня в последствии любила – не то слово. Она не отходила от меня, дарила всю нежность и заботу. Цедила для меня молоко и давала в бутылке, потому что я напрочь отказалась от груди, и ни один специалист и народный целитель не мог помочь. У меня также развилось тактильное отторжение от матери – это значит, что я не подпускала ее к себе с ласками, поцелуями и т.д. – категорически. До сих пор меня эти ощущения мучают, и я не могу с этим справиться. Думаю, это как бы выражение моей младенческой обиды за то, что меня покинули в роддоме. Всех кормили смесью из нацеженного от разных мамаш молока. Держали около двадцати младенцев, они орали, и к ним никто не подходил. Кормление было строго по часам. В это время у матерей, лежащих в палате, разрывались сердца. Я общалась со многими людьми моего поколения, и многие указывали на подобные чувства и проблемы. И совсем черств тот, кто думает, что это никак не скажется в дальнейшем на самоощущении ребенка в мире. Я никому не желаю такой практики.

Конечно, есть исключения, когда ничего поделать нельзя. Если было кесарево, то понятно, маме надо отдохнуть и залечить раны.

Но тогда хотя бы папа, любой близкиы человек. Недопущение пап в казенных роддомах считаю не менее чудовищным. Присутствие папы на родах это дело сугубо индивидуальное, зависит только от желания мамы и готовности папы, но никак не от воли врачей. Что касается моего случая, то в Голландии в основном рожают дома. Я готовилась к родам, прочитала тонну всякой литературы, но мои роды нельзя считать образцовыми, т.к. вместо дом.родов в воду акушерка на середине раскрытия сплавила меня в болницу, где я все же остояла своиместественные роды... И я родила сына в свои собственные руки, положилаего себе на грудь, погладила по голове и сказала, какой он самый лучший и красивый, «добро пожаловать в этот мир, я рассажу тебе, как этот мир прекрасен, сколько здесь всего интересного...» И много чего еще сказала, о чем не буду распространяться здесь. Он пососал молозиво и заснул прямо у меня на груди. Через час нас померяли и отпустили домой, правда меня зачем то катили на инвалидном кресле... Папа был при всем этом, морально сопереживал, делал что мог. Думаю, его особенная привязанность к сыну (он взял на себя большую часть обязанностей по уходу и воспитанию) связана непосредственно с этим. Но все это чудо единения на родах далось мне не без борьбы и только благодаря моим знаниям, спокоиствию и уверенности.

2.грудное вскармливание. Это вызвало огромный всплеск злых комментариев от тех, кто не кормил грудью, но все же любит, конечно же, своих детей. Да, я буду настаивать, что кормление грудью преимущественно, особенно на начальной стадии. Организм женщины гибок и подстраивается под нужды ребенка на протяжении его роста. Особенно важны первые месяцы жизни малыша, когда он еще не до конца приспособлен к окружающей жизни, и связь с мамой через грудь – это следующий этап его отделения (предыдущий был – пуповина). В первые дни из груди выделяется только молозиво, которое невероятно полезно, очень сытно и вкусно. Молоко матери, кроме питательных веществ, содержит имунные тела, которые необходимы ребенку для борьбы против болезней и простуд. Научные исследования доказали, что лучшие показатели интеллекта в школе давали дети, бывшие на грудном вскармливании до полгода или дольше. И, опять же, контакт с мамой.

Многие комментирующие жаловались, что молока не хватает. Но – молоко вырабатывается гормонами, гормоны регулируются мозгом. От стрессов гормональная схема может измениться, молоко пропасть. Так что волнения оттого, что грудное вскармливание не удается как раз (дурная бесконечность!) ведут к тому, что молоко исчезает. А мамаши потом жалуются на сторонников грудного вскармливания, что именно те, негодяи, побудили их к стрессу. Но истерики – это всего лишь поведение, которое не приносит ничего хорошего и точно не помогают при ГВ.

Я сама чувствовала эти гормоны. Когда прикладывала ребенка к груди, происходил такой прилив нежности, непередаваемый. В тот момент я почувствовала (пусть смеются те, для кого молоко это «только еда»), что мое молоко – это и есть моя любовь к сыну, одно из сильнейших чувств, когда-либо испытанных мной. Да-да, материнские инстинкты вырабатываются теми же гормонами, что и молоко. Одновременно я чувствовала, как именно во время кормлений сокращалась матка. У природы все умно устроено. Но одно из негативных проявлений этих «материнских» гормонов – слезливость, истерики. Поэтому посетительницы этого форума так склонны винить сторонников естественного воспитания в своих слезах. А виновны всего лишь гормоны и неспособность взять себя в руки.

Итак, «мало молока» - это не пожизненный диагноз. Это все комплекс причин, самая частая из которых – нервы. Отсутствие терпения. Внушаемость. Влияние врачей, которых о грудном вскармливании в институтах толком не учат, к сожалению. Я не произнесу «лень», т.к. не верю, что кто-то из присутствующих мам ленив. Нет, они всеми силами пытались доказать, что они – хорошие, любящие матери. Но я в это и так верю.

Во-первых, посчитать количество выпитого ребенком молока невозможно. Грудь, это, простите, не прозрачная бутылочка с делениями.

Во-вторых, молоко вырабатывается при сосании и стимуляции.

В-третьих, молоко приходит только на третий в среднем день после родов (у ранних кесаревых организму вообще сложно определить, когда «подавать» молоко, но и у них оно появляется). До появления молока есть ценнейшее молозиво, которое младенцу достаточно пары чайных ложек, но почаще, для удовлетворения и сна.

Опять же, грудное вскармливание – это важно, но если что-то не получилось – не стоит убивать себя об стенку головой. Ваш ребенок будет прекрасно есть из бутылочки, но не стоит предлагать это всем, как универсальное решение. Каждая семья должна определять сама, как кормить и, если грудью, то до скольки – чтобы было комфортно и маме и ребенку.

В моем случае грудное вскармливание началось нормально. Были пару раз проблемы: молока то мало, то много, грудь становится пустая как сдутый шарик или твердая как кирпич. Но идеальным решением всегда было прикладывание ребенка к груди. Это удивительный механизм – грудь всегда подстраивалась под его нужды. Я не сцеживала лишнее и не докармливала никогда. Однажды у него появилась молочница и было больно кушать, он пососет и орет, пососет и орет. Мы «догнали» только через неделю, в чем дело. Полечили, стало все опять нормально. После еды спал прямо на груди, а я читала книжки. Потом малыш очень рано начал развиваться и постигать окружающий мир. В четыре месяца у него было два зуба, еще вскоре уже четыре. Он стал интересоваться фруктами и всем, что мы едим, - и ему нужно было не пюрированное, а настоящее. Он отнимал у меня яблоки, которые я один раз откусила, и посасывал и потом даже погрызывал откусанное место, жевал деснами бананы и другие мягкие фрукты. С полугода сидел с нами за столом и ему можно было пробовать почти все (а мы питаемся очень здоровой пищей, даже почти не солим). В семь месяцев сися ему просто категорически перестала быть интересна. Я согласилась с его требованиями, хотя моим идеалом было кормить до года-двух. На ночь он ест сейчас бутылочку, и очень счастлив (просто прыгает при ее виде и визжит от радости). Я отчасти согласна, что кормление грудью в более осознанном возрасте может вести к нездоровой привязанности – чем дальше, тем сложнее отучить от груди. Но для каждого это индивидуально. Кто хочет, может кормить хоть до пенсии.

3. Слинг. Слинг практикуется у многих традиционных народов. Он помогает ребенку чувствовать себя в единении с мамой, в плотном контакте, в безопасности – почти как в утробе. Свысока ему легко взирать на мир, заснуть, когда необходимо, и быть одновременно в контакте с матерью (мать произносит названия всего, что видит вокруг, ребенок быстрее учит слова и развивается). Мы использвали слинг примерно с 2х до 10ти месяцев. При этом у меня были проблемы со спиной, поэтому с 6 месяцев таскал папа. А потом ребенок начал сам ходить и больше не хотел сидеть в слинге. Поэтому все индивидуально. Стоит попробовать и то и другое, чтобы остановиться на том, что нравится.

Я не большой сторонник колясок, т.к. иногда вижу в Европе ожиревших детин лет пяти от роду, с соской во рту и с осоловевшими взглядами, восседающих в колясках, куда уже почти не помещаются... Это печальное для меня зрелище, но с моим чадом это вряд ли произойдет. Его можно усадить в коляску только когда он сильно устал бегать, когда дорога длинна и мы спешим, и то силком. И в аэропорту – очень удобно.

4. Памперсы. Тут все очень просто. Мы пытались применить пеленки, но это мокро, неудобно, много стирки и еще куча нюансов. С трех месяцев полностью перешли на памперсы. Есть в них свои минусы – ребенок не чувствует, когда он ходит в туалет, ему комфортно, он сухой и он не учится сдерживаться. Есть мнение, что у мальчиков преют яички, ухудшается плодовитость семени. Об этом мы узнаем через поколение, если научимся грамотно проводить связь дальних причин со следствиями, если кто-то додумается сделать научное исследование и его не свернет Проктер энд Гэмбл. Естественники воюют за высаживания, и я во многом согласна но ни мне, ни сыну пока не нравится держаться над тазиком. Конечно, в высаживаниях больше контакта и с мамой и с собой и с окружающим миром. Но каждая мама должна решить, на сколько жертв она готова и насколько ценна «овчинка», чтобы не получилось, чтобы всеми невероятными усилиями она нашла повод бросать ребенку: «Я тебе всю жизнь отдала, а ты, неблагодарный...»

Те же самые рассуждения касаются пеленать-не-пеленать, кормить со стола или отдельно, жить по строгому ритму или по потребностям ребенка. Здесь все очень индивидуально, зависит от дитя. Следует попробовать то и другое, остановиться на благоприятнейшем. Я – противник доктора Спока, учащего игнорировать орущих детей, потому что все должно быть по расписанию. Но после шести месяцев наш ребенок со свободным режимом, кормлением и сном по требованию вдруг стал «трудным». Мы попробовали установить ему разумный, гармоничный ритм, и он стал шелковым, без единой слезинки!

4. Пожалуй, самый трудный для меня вопрос – детский сад. Ботнева утверждает, что ребенок должен быть с мамой все время, по крайней мере до трех лет, тогда он не чувствует себя покинутым. К сожалению, на практике так не всегда получается. Мама и ребенок должны найти комфортную модель существования, без жертв. Если мама чувствует, что не готова справиться с задачей «просидеть» с ребенком три года дома, то лучше не стоит заставлять себя, т.к. потом это где-нибудь всплывет, в излишней психованности матери, в затюканности ребенка или еще где-то. Если мама может просидеть – тогда возражений нет. Хотя выражение «сидеть» мне очень не нравится, оно напоминает о курице, высиживающей яйцо. Думаю, даже до трех лет отсутствие полноценного общения со сверстниками может пагубно сказаться на ребенке, а отсутствие социальной и интеллектуальной жизни, любимой работы может тоже сказаться на женщине, что никак не улучшит и ее материнские качества.
В Голландии в детские сады начинают отдавать с 3х месяцев. Норма – с шести. Ни один работодатель не позволяет мамаше сидеть три года с ребенком, максимум – пол. Но и сады в традиционном смысле садами назвать нельзя. Там максимум шесть детей на одного воспитателя. Часто это домашние детские сады, где ребенок чувствует себя как дома, а воспитатель – не холодная тетка в халате, а свой человек, которому ребенок доверяет, который может так же пожалеть, как мама, если что-то болит или просто грустно.

Есть частая практика обмена на выходные – то есть мой ребенок остается у друзей, на следующие выходные их дети – у меня. Или же я приезжаю вместе с сыном к ним «посидеть». Важно, чтобы ребенок знал, что мама уходит на короткое время, и потом придет опять. Важно, чтобы он доверял тем людям, с кем остается.

Это все не идеальный вариант, нет. Это – компромисс. Все индивидуально, смотреть нужно только по ребенку, по его самочувствию. По его социальной адаптации.

Но те, кто обвиняет меня в непоследовательности, валят все в одну кучу.

Да, я подчеркиваю важность единения с мамой после родов и первые месяцы. Тогда это действительно важно. Только позже, через несколько месяцев начинается социализация ребенка, интерес к окружающему миру. Опять же, у всех – индивидуально.

Мой ребенок начал свою социальную активность очень рано. Я считаю важным, чтобы он видел других людей, вступал с ними в контакт. Мы с ним очень много ездили на поездах, летали на самолетах, жили в палатках, побывали во многих странах и неоднократно. В поездках очень помогает, когда другие люди дружелюбно настроены к ребенку. И не только в поездках, это вообще сильно облегчает материнство, делает его приятным, нет чувства изоляции. К сожалению, это происходит не везде и не всегда.
Мы были на горнолыжном курорте в Германии, катались с мужем по очереди, кто-то один сидел в теплом кафе с малышом. Ему было полгода и как раз тогда он научился махать ручкой. В кафе приходили и уходили люди, сын же махал всем и каждому. Очень мало кто вообще это замечал, и только единицы махали в ответ. Я видела, как ему было обидно, но он не переставал махать. Мне было жаль этих черствых людей.

Ходить в сад он начал с семи месяцев. На полдня в неделю, поэтому это было даже не продолжение моей профессиональной деятельности, а просто необходимость сделать элементарные вещи, типа документов или там постричься-убраться... Мы подобрали антропософский домашний детсад, с большим частным домом, садом, кучей интересных вещей. Одна воспитательница (и какая!), максимум шесть детей. К каждому – индивидуальный подход, отвечающий режиму и пристрастиям ребенка. Элементарные вещи – пожалеть маленького, убрать игрушки, убрать за собой. Если ты заплачешь, тебя пожалеют, если только это не манипуляция. Я боялась и тщательно наблюдала, как он ходит в сад. Катарина записывала все, что с ним происходило, в чудесную книжечку, и фотографировала. Он плакал немного, первые два раза, а потом привык, и ужасно радовался. Я махала ему через окно, когда уходила, и говорила, что скоро вернусь, а он уже в это время вовсю играл. Он показывал игрушки другим детям, подползал к девочкам и начинал ласково гладить их по головке. Потом при слове «Пойдешь к Катарине?» раздавались радостные вопли. Сейчас у меня чудесный активный малыш, который может играть один дома, при этом подбегать раз в час к маме за «обнимашкой», и может играть в толпе детей, причем иногда 9-11 лет, и про маму вообще в это время забывать. Он знает, что ходит к Катарине 2 раза в неделю, по определенным дням, что вечером папа или мама за ним придут.
Катарина многому научила нас в общении с ребенком (как оставаться любящим, но не прогибающимся, как лечить простуды, как налаживать сбившиеся ритмы, как... в общем, она – это отдельная энциклопедия детства, которая никогда не отыщется среди изданных книг).

Я уверена, что в России если есть подобные сады, то единицы, и по карману они только обеспеченным людям. Думаю, это большой пробел, и его нужно восполнить тем, что организовывать свои или менять систему изнутри...

Я не сторонник практики ухода – типа создавать коммуну по принципу секты, если ты понимаешь, что система воспитания, существующая в обществе – дерьмо. Не надо уезжать в деревни и там организовывать центры полноценного и естественного воспитания. Это тоже страшная изоляция. Нужно просто менять существующие понимания о воспитании, хотя бы путем создания альтернатив, выбора и свободного распространения знаний.

Я пропускаю мимо ушей все обвинения, летящие в мой адрес насчет того, что «сдала в детсад в 7 месяцев» (кстати, нам было почти 8, если это что-то поменяет), потому что у всех все индивидуально, надо смотреть и по маме и по ребенку.
Я просто боюсь другой крайности – дети, не умеющие строить общение со сверстниками и чужими взрослыми, привязанные как веревочкой к своей маме. Может, нужно именно постепенно привыкать, что маме иногда нужно отлучаться и делать свои дела, чем в три года – и в омут с головой, и это когда ребенок уже осознает, умеет манипулировать, и привык, что мама всегда рядом? Не это ли страшно, не это ли вызывает бесконечные истерики и болезни в детском саду? Не это ли, как и позднее отрывание от груди, создает маминых сынков, не способных и в 20 и в 40 лет принимать самостоятельные решения? (Особенно такая привязанность рождается почему-то в случае мальчиков) Не из-за этого ли трехлетнего, а то и семилетнего «сидения» происходит деградация мужчин в российском обществе? Ребенку нужно развитие в обществе, постепенное, мягкое. Налаживание контактов с окружающим миром, который должен стать для этого достаточно добрым и располагающим. Но это я, видимо слишком далеко зашла в своих рассуждениях.

А кто, собственно, я, чтобы все это писать, давать советы, учить, как правильно? Я мама, любящая своего ребенка, и любимая им, мама, считающая свое материнство не образцово-показательным, но прекрасным и гармоничным, и успевающая еще благополучно реализовывать себя в любимой профессии. (опостылевшие штампы «променяла карьеру на ребенка» здесь не уместны, хочу сразу предупредить озлобленных комментаторов).

Спасибо всем, кто дочитал!
Я выразила себя максимально полно здесь, поэтому пояснениями и полемикой заниматься не буду.

Ирина Попова
Источникbr /




Комментарии (0)



Советуем


← Назад к списку новостей