Выстрел в душу (потеря слуха после прививок)

Домашний Ребёнок
Для авторов журнала дом – это маленькая Вселенная, символ независимости, творческой свободы, самосовершенствования и простого человеческого счастья.
От автора сайта 1796kotok.com Александра Котока:
«О поражении слухового нерва после АКДС в литературе описаний не встречено», — утверждают российские «эксперты». Они никогда не слышали о том, что еще в 1949 г. американцы Байерс и Молл описали ребенка, оглохшего от прививки против коклюша (Byers R. K., Moll F. C. Encephalopathies following prophylactic pertussis vaccination Pediatrics 1948; (1):437-56). Не слышали и о том, что другой американец, Юлиус Штрём, описал такого же ребенка в 1960 г. (Ström J. Is universal vaccination against pertussis always justified? British Medical Journal 1960 (October 22); 1184-86). Невдомек, видно, «экспертам», что признанные осложнения болезни, от которой делается прививка, являются одним из доказательств причинной связи между прививкой и последовавшим за ней аналогичным осложнением, а глухота как следствие коклюша — давно установленный факт (см., например, сообщение о пятнадцати оглохших после коклюша детей в статье Lurie L. A., Levy S. Personality changes and behavior disorders of children following pertussis Journal of the American Medical Assoсiation 1942; 120(12):890-94). Итог подобных «экспертиз» — невозможность для родителей получить даже гарантированную щедрыми российскими законами грошовую компенсацию за увечья (1 тыс. рублей в месяц) и смерти (30 тыс. рублей на похороны) детей после прививок. 

Письмо от Юлии Шушиной (Россия)

Здравствуйте,

В этом письме я пишу историю, которая перевернула всю мою жизнь. Надеюсь, она заставит кого-то задуматься и принять правильное решение по отношению к своим детям, а кто-то из вас узнает в ней похожую на свою...

Наступил январь 1996 года, я была на девятом месяце беременности. Для нас мужем это был желанный и долгожданный ребенок, мы с нетерпением ждали его появления на свет. И вот этот день наступил. У нас родился мальчик, мы были просто счастливы. Сына мы назвали Андрей.

Из роддома нас с ребенком выписали домой. При выписке ему сделали прививку БЦЖ-М, моего согласия никто не спрашивал.

Начались обычные хлопоты и заботы о малыше. Андрей рос и развивался соответственно своему возрасту. В 3 месяца мы пришли на плановый прием к педиатру, где она сказала, что нужно будет сделать прививки АКДС и ОПВ.

До прививок не было никакого обследования невропатолога, к нему сложно было попасть без талона, а талон вовремя взять не получалось. Педиатр не обратила на это внимание, да и я не понимала, зачем нужен осмотр невропатолога перед прививками (сама я никогда ничем не болела и все мои родственники тоже). Ребенку сделали прививки, а после в тот же день медсестра договорилась с невропатологом, чтобы та приняла нас без талона.

Невропатолог поставила ребенку диагноз перинатальной энцефалопатии (ПЭП) с синдромом двигательных нарушений (был повышен тонус в бедрах). Узнав, что мы только что сделали АКДС и полиомиелит, она испугалась и спросила, не случилось ли у него судорог. Но ничего не произошло, и она назначила лечение: микстуру с цитралью, глютаминовую кислоту 1 мес. и электрофорез с 0,5 % дибазола, и предупредила, что если поднимется температура — сразу вызывать скорую помощь, но медотвода от следующих прививок не дала. На мой вопрос: «Что с ребенком?», невропатолог ответила, что пока ничего страшного нет. Реакции на первую АКДС не было. 

Казалось, что все идет хорошо. В 4 месяца Андрей вовсю гулил, улыбался, реагировал на звуки, оборачивался на мой голос, оглядывался на погремушку — развивался как обычный здоровый ребенок, и ничто не предвещало беды. Что ребенок слышит, я не сомневалась. У него даже была любимая песенка, «Антошка» — почему-то он реагировал на нее эмоциональнее, чем на другие песни.

В возрасте 5 месяцев медсестра пригласила нас на вторые АКДС и ОПВ, сказала, что их нужно срочно сделать, что мы нарушаем все сроки вакцинации. Состоялся прием у педиатра. Прочитав запись от невропатолога, что у ребенка ПЭП, педиатр сказала: будем делать вторые АКДС и ОПВ. Я высказала свои опасения, вспомнив испуг невропатолога, узнавшей о первой АКДС. Педиатр никак не отреагировала на это; напротив, она сказала, что ребенок хорошо перенес первые прививки, и что не о чем беспокоиться, тем более что он лечился, что ПЭП сейчас ставят каждому второму ребенку, и ничего страшного в этом диагнозе нет.

Она стала убеждать меня в необходимости всех прививок. Говорила мне, что ребенок может заразиться опасной инфекцией и умереть или стать инвалидом, если я не буду ему делать прививки, приводила мне примеры детей, которые не были привиты и стали инвалидами после болезней или умирали. Она также заявила мне, что ребенка без прививок не возьмут ни в детский сад, ни в школу.

Андрею сделали вторые АКДС и ОПВ. После прививок Андрей стал очень беспокойным, долго плакал, капризничал. К вечеру у него температура поднялась до 38,40C (я уверена, что на деле она была выше, так как он не давал ее правильно измерить). К утру после приема жаропонижающего (эфералгана) температура снизилась до 37,30 С. На следующий день пришла медсестра и успокоила меня. Она сказала, что температура после прививки — это нормально, даже необходимо, что она является свидетельством того, что организм переболел и иммунитет укрепился. К вечеру температура спала, но я почувствовала, что с ребенком что-то произошло, что он как-то изменился, поменялся его взгляд — он стал каким-то пустым и безжизненным. Андрей продолжал капризничать и беспокоиться. Через 5 дней после прививки у него снова поднялась температура (37,10 С). Я вызвала врача. Пришла педиатр, осмотрела ребенка, но ничего у него не обнаружила. Сказала, что мы его просто перегрели, и велела одевать попрохладнее. На следующий день температуры не было.

Примерно через неделю у ребенка неожиданно начался жидкий стул. Стул был зеленоватого цвета, с какой-то примесью. Сначала я не придала этому особого значения, решив, что Андрей что-то не то съел, и что все быстро нормализуется, но стул стал учащаться и я снова вызвала врача. Пришла педиатр. Она хотела направить ребенка в инфекционную больницу, но его состояние у меня не вызывало серьезного опасения, т. к. температуры не было, к тому же в инфекционной больнице он мог подхватить еще какую-нибудь инфекцию. Я уговорила педиатра пока лечить ребенка дома, а в случае ухудшения его самочувствия лечь в больницу. После лечения через несколько дней стул нормализовался. Казалось, что все закончилось хорошо и все проблемы со здоровьем позади.

Однако через некоторое время я стала замечать, что у ребенка стали дергаться правый глаз, рот и щека, как будто он подмигивал — появился лицевой тик. Тики стали учащаться, и я сообщила об этом врачу на приеме в 7 месяцев.

Незадолго до этого приема приходила медсестра и сказала, что нужно будет сделать третьи АКДС и ОПВ, но я сказала ей, что боюсь делать прививки, так как он после вторых прививок долго болел. Медсестра успокоила меня, сказав, что прививки безопасны, что у всех детей бывают реакции на них, а если реакции на прививку нет, то это значит, что у ребенка не выработался иммунитет. Она посоветовала давать до и после прививок в течение двух дней тавегил 2 раза в день, чтобы снять аллергическую реакцию (у сына была пищевая аллергия на сахар, морковь, яичный желток, красные яблоки).

Состоялся прием у педиатра в 7 месяцев перед третьей АКДС. Несмотря на мои жалобы на постоянное беспокойство ребенка и на появление лицевого тика, педиатр направила его на третьи АКДС и ОПВ, а после них — на консультацию к невропатологу. Невропатолог осмотрела ребенка, сделала Эхо-ЭГ и запретила вакцинацию. Эхо-ЭГ показала повышение внутричерепного давления, была усилена пульсация, появились дополнительные единичные сигналы — возник гипертензионно-гидроцефальный синдром. Невропатолог назначила лечение: димедрол в течение 7 дней, кавинтон в течение 1 мес. Температурной реакции на третью АКДС не было, но через несколько дней у ребенка опять повторился жидкий стул (реакция на полиовакцину).

Вскоре я заметила, что ребенок перестал реагировать на мою речь, если только я не говорила с очень близкого расстояния.

Я долго не могла поверить в случившееся. Мне казалось что слух вот-вот вернется, что это временно, что все это из-за болезни после прививки, что возможно это какие-то возрастные особенности, что такого не может быть после прививок, ведь совсем недавно он слышал, был таким же, как все, но увы — чуда не происходило. Некоторое время я просто наблюдала за реакциями сына. На стук и на погремушку, когда ею долго гремели, он продолжал оглядываться, но на речь реагировал только с близкого расстояния, все время хотел быть на руках — наверное, так он лучше слышал меня (что существует тугоухость, а не только глухота, и что ребенок может слышать, но не все, я тогда не знала, т.к. подобных проблем ни у кого среди моих родственников и знакомых не было).

В год Андрею сделали прививку против кори. Видимой реакции не было, но слух еще больше упал — он перестал реагировать даже на погремушку. После этого я обратилась к сурдологу. До последнего я надеялась, что ошибаюсь по поводу потери слуха, надеялась, что возможно у него просто серные пробки в ушах, не хотела верить в этот ужас...

При обследовании выяснилось, что у ребенка 4-я степень сенсоневральной тугоухости слева и глухота справа. Он мог слышать крик с расстояния полуметра, а речь около уха. Оказалось, что реакция на стук — это ощущение вибрации, все глухие ее чувствуют и на нее реагируют.

Этот день я не забуду никогда. Приговор сурдолога был окончательным — вылечить невозможно, слух не возвращается, оформляйте инвалидность, ребенок будет глухонемым...

Мир рухнул для меня. Казалось, что будущего больше не существует, что все лучшее, что было в моей жизни, уже произошло и больше никогда не повторится, что жизнь кончилась, а впереди какая-то страшная непонятная пропасть. Не помню, как мы добрались до дома, что я делала потом... Помню, что все время плакала… Иногда мне казалось, что это все происходит не со мной, а с кем-то другим, что это какой-то непонятный странный сон, который вот-вот закончится, что я скоро проснусь и все будет по-прежнему. В голове путались разные мысли, но главная мысль была, что Андрей никогда не услышит мой голос, не заговорит, не назовет меня мамой, что я никогда не услышу от него этого слова, что у меня не будет обыкновенного простого материнского счастья, нормального человеческого общения с сыном. А что же будет с ребенком? Как сложится его жизнь, его судьба, какое будущее его ждет? Об этом мне было просто страшно думать… Неужели он обречен жить в изоляции от общества, на ограниченный круг общения с такими же глухим людьми, на ужас непонимания и одиночества, на глухонемоту... Представлялись глухонемые люди, дактиль, жесты, интернат для глухих, спецшкола... Смогу ли я понимать ребенка, будет ли он понимать меня?

Много бессонных ночей провели мы с мужем, проливая слезы от ощущения безысходности и невозможности помочь Андрею вернуть слух, а каково было ребенку, который еще вчера был таким же, как все, а сегодня сам не может понять, что с ним произошло, почему окружающие его люди только шевелят губами, а звука нет, почему он кричит, а ему кажется что он молчит?

После всех прививок Андрею был поставлен диагноз: двухсторонняя сенсоневральная тугоухость 4-й степени слева, глухота справа, резидуально-органическое поражение ЦНС, гипертензионно-гидроцефальный синдром.

Когда я пришла в себя после этого шока, то заявила врачу, что считаю, что потеря слуха произошла после вторых прививок АКДС и ОПВ, на что она ответила, что такого не бывает, что после прививки нельзя оглохнуть, что прививка не может быть причиной тугоухости и глухоты. Однако она забрала медицинскую карточку ребенка и сделала несколько дополнительных записей, чтобы скрыть свою халатность в диспансерном наблюдении ребенка и в проведении профилактических прививок на фоне противопоказаний без каких-либо консультаций других специалистов и лабораторных исследований, решая все единолично. Эти записи хорошо просматриваются, они сделаны другой пастой и все на тему слуха. На приеме в 9 месяцев она сделала запись: «Не говорит, (ЗРР), консультация ЛОР». Педиатр не случайно стала делать записи о снижении слуха, начиная с 9-ти месячного возраста ребенка. Она пыталась изобразить, что ребенок стал хуже слышать после болезни в 8 месяцев (легкой простуды), даже подчеркнула, что ребенок не говорит, а ребенок в 9 месяцев и не должен говорить — в 9 месяцев ребенок лишь лепечет и произносит отдельные звуки.

Я уверена, что педиатр знала о возможных последствиях назначенных ею прививок для здоровья моего сына, но сделала это намеренно с целью получения премии за большой процент привитости детей на своем участке. 30 октября 1995 г. Минздрав и Госсанэпиднадзор издали приказ «О мерах по стабилизации и снижению заболеваемости дифтерией», где сказано: «Предусмотреть выделение финансовых средств для проведения экономического стимулирования медицинских работников, обеспечивающих достижение контрольных уровней охвата прививками детей и взрослых». Естественно, что после этого приказа ей стало просто наплевать на последствия прививок.

После того как Андрею дали инвалидность, мне предложили сдать ребенка в интернат и родить другого — нормального… Но ведь ребенок родился нормальным, и что же с ним сделали безграмотные и бездушные врачи? 

Неоднократно я пыталась выяснить у других врачей, мог ли мой ребенок потерять слух после прививки, но ответ всегда был отрицательным. В лучшем случае они мне говорили, что это могло быть осложнением в результате комбинации двух факторов — вакцины и другой инфекции, которая протекала в скрытой форме и педиатр ее не заметила.

Мои подозрения о том, что причиной глухоты могли быть прививки, подтвердил детский нефролог. Когда ребенку было 1 г. 7 мес., нефролог записал в его карточке: «Глухоту ребенка мать связывает с профпрививками в 5,5 мес.» В схеме наблюдения нефролог указал: «При необходимости плановых прививок — предварительная подготовка у иммунолога» и назначил сделать иммунограмму. После изучения данных иммунограммы, нефролог отметил: «требует иммунологической подготовки перед прививками». По данным иммунограммы у ребенка был выявлен IV тип иммунопатологической реакции – реакции гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ) — это извращенная иммунологическая реакция, ведущая к повреждению собственных клеток и органов. Вот как «укрепился» иммунитет ребенка после всех вакцинаций. К тому же после прививок ребенок остановился в физическом развитии. С года до полутора лет Андрей вырос только на 1 см. В возрасте 18 месяцев его рост был 73 см, окружающие его принимали за девятимесячного ребенка.

Попытки вылечить ребенка при помощи официальной медицины не давали результата, улучшения носили лишь временный характер. Тогда я решила обратиться к гомеопатическому лечению. Однажды я прочла в газете статью про врача-гомеопата, которому удалось вылечить слепоту с помощью метода Фолля, и решила обратиться к нему. При обследовании по методу Фолля подтвердилось, что у ребенка возникло поражение ЦНС из-за вакцинаций. Выяснилось, что у Андрея была аллергия на все вакцины и химические вещества, используемые в производстве вакцин, а также была задета эндокринная система — из-за этого возникли проблемы с ростом.

Лечение по методу Фолля (выборочная детоксикация организма) дало хорошие результаты. Состояние здоровья значительно улучшилось, нормализовалось внутричерепное давление, ребенок стал лучше расти, развиваться, уменьшились тики, даже со слухом были улучшения, причем значительные, но, к сожалению, они носили лишь временный характер. Стоило ребенку заболеть, и слух опять падал на прежний уровень — иммунитет не справлялся, ведь иммунная система была разрушена вакцинами.
 
Чтобы хоть как-то слышать и иметь возможность общаться с окружающими, Андрей был вынужден с года и двух месяцев носить слуховые аппараты. Несмотря на то, что он пользовался лучшими по тем временам, супермощными Otikon–390 PL, он не различал речь, только отдельные звуки, контур слова, слишком большой была потеря слуха. Речь воспринимал в основном зрительно — по губам. Чтобы он запомнил слово, его нужно было повторить 100—200 раз. Обучение речи давалось очень трудно, приходилось заниматься ежедневно, иногда по два раза в день. Я занималась обучению речи и развитию мышления ребенка по системе Леонгард в сурдоцентре при областной детской поликлинике, это был единственный шанс для сына пойти в общеобразовательную школу и жить, как обычный ребенок. Нам очень повезло с сурдопедагогом; если бы не ее помощь, мне никогда не удалось бы реабилитировать сына.

Я не искала справедливости, пока не прочитала статьи Галины Червонской (вирусолога, члена Российского национального комитета по биоэтике (РНКБ) РАН и Международного общества прав человека (МОПЧ). Эти статьи были опубликованы в газете «АИФ-Здоровье» №4 за 2001 г. В одной из статей говорилось, что в стране отсутствует статистика поствакцинальных осложнений и это официально подтверждено программой вакцинопрофилактики (1997): «...Отсутствует регистрация... заболеваний привитого, которые могут быть связаны с вакцинацией...». А в статье «О бесплатных прививках и правах человека» говорилось, что после АКДС может наступить поражение ЦНС и оно остается, как правило, на всю оставшуюся жизнь.

Прочитав эти статьи, я решила лично встретиться с Г. П. Червонской. Бегло просмотрев карточку ребенка она сказала, что вообще удивлена, как он до сих пор жив, что ему очень даже повезло, что он не умер, не ослеп, не стал умственно отсталым, что у него не развился паралич. Для меня это было шоком — узнать, какими могли быть для ребенка перспективы и какое «везение» ему в итоге выпало... а ведь всего этого можно было избежать!

После этого я решила обратится в прокуратуру за расследованием причин, повлекших инвалидность ребенка. В прокуратуре мне выразили сочувствие по поводу болезни ребенка, но предупредили, что дела, подобные моему, как правило, бесперспективны и врача привлечь к ответственности практически невозможно по той причине, что врачи, которые проводят экспертные проверки в таких случаях, не являются независимыми и своих коллег всегда оправдывают, потому что завтра сами могут оказаться на их месте.

Экспертная проверка, естественно, не подтвердила, что ребенок оглох вследствие вакцинации из-за халатности и непрофессионализма врачей. После того, как я прочитала заключение экспертов, то уверенность в своей правоте у меня только выросла. Комиссия попросту подменила диагнозы, выставленные ребенку при рождении, приписала мне несуществующую патологию беременности (в частности, токсикоз, которого у меня вообще не было), а главной мотивацией было, что «нигде, ни в инструкции к вакцинам, ни в периодической литературе не зарегистрировано подобного побочного действия вакцин». Действия врачей по проведению прививок полностью оправдали, сославшись на календарь иммунизации России за 2001 год, в котором противопоказания к вакцинам были уменьшены. До него существовал другой список противопоказаний, действовавший много лет, и в нем было сказано, что дети с перинатальными поражениями ЦНС без остаточных явлений подлежат прививкам в возрасте 6 мес. Мой ребенок с диагнозом «ПЭП, двигательный синдром» был привит в первый раз вакциной АКДС в возрасте 3 месяцев. В 5 месяцев он получил вторую АКДС, а в 7 месяцев, при диагнозе «гидроцефальный синдром и остаточные явления перинатальной энцефалопатии», он получил третью прививку вакциной АКДС, в результате чего стал инвалидом.

Список противопоказаний уменьшают из года в год с одной-единственной целью — снять с педиатров всю ответственность за поствакцинальные осложнения. Вакцины официально признаются лекарственными средствами, но в отличие от других лекарственных средств, где списки противопоказаний растут, противопоказаний к вакцинам становится все меньше. Следствием этого становится увеличение количества поствакцинальных осложнений и числа инвалидов.

О халатном отношении педиатра не было ни слова, хотя это просматривалось практически на всех визитах к ней и во всем, что относилось к вакцинации — каждый раз прививки назначались без предварительной консультации невропатолога, не проводились никакие дополнительные исследования и консультации других специалистов, для исключения возможных противопоказаний к прививкам.

 В страховой компании, где проводилась эта экспертная проверка, «по секрету» мне сказали, что халатность была явная и выговор педиатру все-таки объявили, но прокурор задала не те вопросы комиссии. После этого я решила повторно обратиться в прокуратуру с просьбой о проведении дополнительной экспертной проверки.

Экспертная комиссия пригласила меня на собеседование. Профессор, возглавлявший эту комиссию, не дал мне ясного ответа о причине, приведшей к инвалидности моего сына. Заявил, что однозначно не может сказать, что это было осложнением после прививок, хотя и отрицать этого тоже не может, так как явных указаний на то, что это был внутриутробный фактор, у него нет, потому что я ничем во время беременности не болела. Эти слова я просила зафиксировать в письменном ответе мне и в прокуратуру, а также я просила ответить конкретно на поставленные мною вопросы в жалобе, однако это не было сделано. Ответ слово в слово совпадал с предыдущим, вопросы о халатности врачей игнорировались, и опять главным аргументом было «о поражении слухового нерва после АКДС в литературе описаний не встречено».

Тогда я сама решила искать доказательства своей правоты и разобраться в причине потери слуха у моего ребенка. Отправилась в библиотеку, прочитала много медицинской литературы на эту тему и нашла эти доказательства.

В двух книгах по детской сурдоаудиологии (М.Я. Козлова, А.Л. Левина «Детская сурдоаудиология» Л., Медицина, 1989 г., с. 140, схема 2 и Тарасова Д.Н., Наседкина А.Н. и др. «Тугоухость у детей» М.; Медицина, 1984 г. стр 86 рис. 8), одним из факторов, вызывающих приобретенную тугоухость (именно нейросенсорную), указываются поствакцинальные осложнения, которые непосредственно воздействуют на внутреннее ухо, проводящие пути и корковый центр. Вот схема, иллюстрирующая вышесказанное.

потеря слуха после прививки

1. Инородные тела слухового прохода (серные пробки)
2. Заболевания ЛОР-органов, нарушающие функцию слуховой трубы (ринит, аденоидит) 
3. Воспалительные и невоспалительные заболевания наружного слухового прохода, барабанной полости и слуховой трубы
4. Травмы наружного слухового прохода, барабанной перепонки, барабанной полости, улитки, слухового нерва, центральных отделов
5. Инфекционные заболевания и поствакцинальные осложнения
6. Аллергические состояния и заболевания 
7. Общесоматические заболевания
8. Воздействие различных интоксикаций — медикаментозной, бытовых химических средств и других веществ
9. Психогенные факторы
10. Ятрогенные факторы

Эти книги изданы многотысячными тиражами и написаны известными учеными с огромным опытом работы в детской сурдоаудиологии. Значит, поствакцинальные осложнения на слух известны как минимум с 1980-х годов.

Прививка БЦЖ-М могла явиться фоновым фактором для возникновения тугоухости и развития гипертензионно-гидроцефального синдрома. Она вполне была способна подорвать незрелую иммунную систему ребенка, способствовать аллергизации ее организма.

Учеными доказано, что вакцина БЦЖ нарушает порядок становления основных саногенетических реакций новорожденного — завершенного фагоцитоза и антителообразования, вследствие этого у грудных детей резко возрастает опасность развития бактериальных заболеваний (В.П. Сухановский «Вокруг статьи Л. А. Митинской и соавторов «Вакцинация БЦЖ и укороченные курсы лечения поствакцинальных осложнений с применением аппликаций раствора рифампицина с димексидом», Педиатрия,1996, 6, с. 97), а также происходит снижение факторов естественного иммунитета, в частности снижение титров комплемента и лизоцизма (З.М. Михайлова, Г. Михеева "Иммунобиологическая реактивность детского организма», М., Медицина, 1974 г., с. 139).

Хорошо известно развитие поствакцинальной аллергии при иммунизации вакциной БЦЖ, при которой может развиться гиперчувствительность замедленного типа. Известно также, что аллергия сопровождается снижением общей устойчивости организма, развитием гиперергических форм заболевания, тяжелым течением различных инфекционных процессов в поствакцинальном периоде. Падение неспецифического иммунитета в определенные сроки после вакцинации связано с развитием состояния сенсибилизации; помимо специфической аллергии, являющейся неотъемлемой частью иммунологического процесса, имеет место развитие и параллергии, т.е. неспецифической аллергии, которая является проявлением фазного снижения неспецифической устойчивости (там же).

Иммунная система ребенка, не получившая отдыха после вакцинации БЦЖ-М в трехмесячном возрасте, без всякой подготовки получила новый удар в виде токсичной вакцины АКДС и живой полиовакцины. На первые АКДС и ОПВ реакции не последовало, т.к. ребенок после вакцинации принимал седативный препарат — микстуру с цитралью, а также глутаминовую кислоту, которую используют для лечения полиомиелита, в течение 30 дней — весь инкубационный период размножения вируса полиомиелита, и дополнительно лечился электрофорезом с 0,5 % дибазолом, который также используется для лечения остаточных явлений полиомиелита.

Учеными доказано, что даже при отсутствии клинической реакции на полиомиелитную вакцину показатели неспецифической иммунологической реактивности, почти не меняющиеся в течение первых 8 дней после вакцинации, в дальнейшем существенно снижаются, отмечается снижение степени завершенности фагоцитоза (там же, с. 138). В то же время известно, что реакция завершенного фагоцитоза, антителообразование, определенная зрелость лимфатической системы, ее способность осуществлять барьерную функцию формируется к двух-трехлетнему возрасту ребенка, (В.П. Сухановский «Вокруг...»).

Через 2 месяца последовал третий, роковой удар для иммунной системы и организма ребенка в виде вторых прививок АКДС и ОПВ. Иммунная система ребенка, принуждаемая работать сверх лимита — нормы, отведенной каждому человеку в индивидуальном "количестве", такой нагрузки не выдержала и дала сбой, попросту надорвалась. После этих прививок у иммунноослабленного ребенка возникла поствакцинальная реакция на чужеродные антигены в виде повышения температуры, а через некоторое время — частого жидкого стула (реакция на полиовакцину).

При неврологических осложнениях, возникших после введения АКДС-вакцины, в мозге наблюдаются резко выраженные расстройства кровообращения (полнокровие, стаз, отек, множественные кровоизлияния), что расценивается как реакции аллергического характера. (Брагинская В.П., Соколова А.Ф. «Активная иммунизация детей», М., Медицина, 1990 г. с. 61). По своей реактогенности и частоте поствакцинальных реакций аллергического генеза коклюшная вакцина занимает одно из первых мест. Это обусловлено особенностями коклюшного микроба, его способностью оказывать разностороннее действие на ткани и системы организма, включая иммуноаллергическую реактивность (Канчурин А.Х., Цой Г.И. «Аллергенные свойства коклюшной вакцины», Алма-Ата, Наука, 1981 г. с. 4). Большинство отечественных и зарубежных исследователей считают неврологические осложнения при введении АКДС-вакцины закономерными (там же, с. 171).

Под действием вакцин возникло резкое ухудшение слуха — органическое поражение ЦНС и гипертензионно-гидроцефальный синдром. Известно, что нарушение мозгового кровообращения может приводить к изменению ликвородинамики с повышением внутричерепного давления и таким образом ухудшить слух (И.В. Иванец «Внезапная нейросенсорная тугоухость: причины возникновения и особенности течения» Вестник оториноларингологии 2001, 5, с. 15). Внезапное нарушение функции звуковоспринимающего аппарата (острая нейросенсорная тугоухость или глухота) в большинстве случаев связано с сосудистыми нарушениями в лабиринте (спазм, тромбоз, кровоизлияния) или вирусным поражением его структур.

Как известно, вакцины далеко не безопасны. В состав вакцин входят известные яды и канцерогены, такие как мертиолят — соединение ртути, которая медленно выводится из организма и накапливается в нервной ткани, поражает центральную и периферическую нервную систему, влияет на проницаемость мембран, нарушает обмен веществ, вызывает интоксикацию организма; фосфат или гидроокись алюминия, который может быть причиной развития аллергии и аутоиммунных реакций; фенол; формальдегид, который официально назван канцерогеном (Международное агентство по исследованию рака, подразделение Всемирной организации здравоохранения, признало, что накоплено достаточно данных, чтобы утверждать, что это вещество может вызывать онкологические заболевания) и о котором Центр информации о ядах в Австралии утверждает, что не существует безопасной дозы, которую можно было бы вводить в живой человеческий организм. Он вызывает мутации генов, обладает способностью ингибировать фагоцитарную активность, что означает, что он ядовит для всех клеток, также он может блокировать механизмы первичного иммунного ответа и вызвать лейкозы. К тому же вакцины содержат опасные патогены.

Некоторые из этих ядов действуют на желудочно-кишечный тракт, печень, органы дыхания, нервную, сердечно-сосудистую и репродуктивную системы, кровь, на развитие всего орагнизма и т.д. Системы химической классификации относят многие ингридиенты вакцин к самым опасным веществам, которые строго контролируются. Даже микроскопические дозы некоторых из этих ингридиентов могут вызвать серьезные повреждения, в том числе и органа слуха. При производстве вакцин используют антибиотики — аминогликозиды (каномицин, неомицин, гентомицин, стрептомицин и т.д.). Антибиотики попадают в готовые вакцины вместе со средой, на которой выращиваются клетки, а также в качестве отдельных добавок в виде консервантов. Эти антибиотики известны своей ототоксичностью и нефротоксичностью, вызывают неврит слухового нерва и поражают преддверно-улитковый нерв. Нарушают они и функции почек (Справочник «Лекарственные средства, применяемые в медицинской практике в СССР». М.: Медицина, 1991, сс. 86, 155, 242, 359). Также широко применяется антибиотик полимиксин "В", который обладает нейротоксичностью и вызывает блокаду нервно-мышечной проводимости, а при одновременном попадании с аминогликозидами усиливает их побочные действия. (там же, с. 298). Полное название консерванта, используемого в АКДС — этилртутьтиосалицилат натрия. Салицилат натрия также обладает побочным действием — снижением слуха (там же, с. 238).

Дети до года — особая группа риска. Глухота у них может наступить даже от незначительной дозы салициловой кислоты. Этилртуть также отрицательно действует на орган слуха. Ученым также известен синергический эффект токсичности ртути в присутствии других тяжелых металлов, а также известно, что некоторые антибиотики значительно усиливают токсичность ртути и не дают эффективно выводить ртуть из организма.

Нагружая больного ребенка чужеродными для организма лекарственными веществами, можно усугубить нарушение обмена веществ и даже нарушить деятельность до того нормально функционирующего органа или системы, в том числе органа слуха" (Тарасов А.Д. «Тугоухость...», с. 135).

Еще один интересный факт: двух-трех месячный ребенок весом в 4-5 кг получает ту же дозу вакцины, что и пятилетний ребенок весом в 18-20 кг. Таким образом, младенцы с незрелой, неразвитой иммунной системой получают в несколько раз более высокую дозу относительно веса тела, чем старшие дети, и соответственно в несколько раз больше вредных примесей и химических веществ.

Также установлено, что коклюшная вакцина при введении детям первых шести месяцев жизни, через восемь часов вызывает увеличение уровня инсулина в плазме и повышение температуры тела, что является свидетельством токсичности данной вакцины (Брагинская В. П. «Активная...», с. 60).

Введенная в организм коклюшная вакцина вместе со специфической аллергической и иммунологической перестройкой вызывает фазовые патофизиологические сдвиги, схожие с нейрогуморальными и морфологическими изменениями, развивающимися при аллергических состояниях и заболеваниях: повышение функциональной активности симпатической и парасимпатической нервной системы, увеличение содержания в крови и тканях биогенных аминов, угнетение неспецифического иммунитета, сдвиги в ферментативной и гипофизно-адреналовой системах и др. Также установлено, что коклюшная вакцина обладает выраженным стрессорным действием (Канчурин А.Х. «Аллергенные...», с. 5). Стресс оказывает угнетающее влияние на большинство параметров клеточного и гуморального иммунитета. Клинически проявляется снижением резистентности к возбудителям инфекций и развитием опухолей, да и сам укол (физическая боль) является стрессом для ребенка..

По мнению авторов «Тугоухости у детей» (с. 103), важным моментом в развитии заболевания является реактивность организма, которая определяется состоянием гуморальных и нейроэндокринных механизмов. Данное положение можно полностью отнести и к патологии слуха, т.к. любые патологические состояния ЛОР-органов, включая и слух, нельзя отделить от деятельности всех систем и органов в организме.

Установлено, что в основе развития многих заболеваний лежат метаболические нарушения. Метаболическую основу имеют аллергические состояния, а также вирусные инфекции (там же, с. 104).

AКДС может быть пусковым фактором острого неврологического заболевания и последующей хронической дискфункции нервной системы у детей, имеющих мозговые или метаболические нарушения. АКДС может привести к хронической дисфункции нервной системы у детей с мозговыми или метаболическими нарушениями даже при отсутствии острого неврологического заболевания после вакцинации.

К неврологическим реакциям на вакцину АКДС относят несколько возможных симптомов, в том числе поражение черепно-мозговых нервов и глубокие корковые поражения с утратой функций основных анализаторов (А.Х. Качурин «Аллергенные...», с. 170), и это еще раз доказывает, что после вакцинации АКДС может наступить тугоухость и глухота, и этиологическая роль прививки достаточно убедительно установлена целым рядом отечественных и зарубежных исследователей.

По мнению Брагинской и др. («Активная...», с. 61), неврологические осложнения после коклюшной вакцины имеют сходство с осложнениями, возникающими в течение самого коклюша. Из литературы известно, что после коклюша может наступить потеря слуха (М.Я. Козлова, А.Л. Левина «Детская сурдоаудиология» Л., Медицина, 1989 г., с. 131, «Учение о коклюше» под редакцией С.Д. Носова и В.Д. Соболевой, Медгиз, 1962, с. 136, А.Д. Швалко «Коклюш у детей», Л., Медицина, 1974, с. 28).

Потеря слуха после АКДС упоминается мельком в статье Альпидовской Н.В. и Цыганковой Е.Р. из Российского Научно-практического центра аудиологии и слухопротезирования (Москва) «Состояние периферического отдела вестибулярного анализатора у больных с глубокими потерями слуха различной этиологии»:

При глухоте, наступившей после гриппа, вакцинации АКДС, выявлена несколько угнетенная, но все же сохранная реактивность — симметричная гипорефлексия.

В 60-х-70-х годах во многих справочниках педиатров при отборе детей для вакцинации рекомендовалось обращать особое внимание на детей со сниженным слухом. В 60-х годах существовало наставление по применению АКДС и АДС, где в приложении от 25 мая 1965 г. в клинических противопоказаниях к проведению прививок в примечании было сказано: «Дети, страдающие расстройством слуха и зрения, подлежат обязательному осмотру отиатра и окулиста» (Носов С.Д. "Влияние профилактических прививок на организм ребенка" Л., Медицина, 1968, с. 163-164), что еще раз доказывает, что после прививки АКДС возможно ухудшение слуха.

При различных формах нарушения мозгового кровообращения в патологический процесс вовлекаются все звенья микроциркуляции с высокой степенью адаптации, включая звуковой анализатор. В зависимости от исхода ПЭП у детей отмечаются различные поражения в системе звукового анализатора. Неврологические дисфункции, в том числе и со стороны слуха, могут развиться в любом возрасте. (Г.Д. Тарасова «Состояние слуха у детей с нейропсихологическими особенностями» Вестник оториноларингологии 2000, 5, с. 76).

О том, что с детьми, страдающими ПЭП, следует быть крайне осторожны при любом медицинском вмешательстве, пишут во многих медицинских источниках. Не случайно ПЭП считалась долгие годы противопоказанием для АКДС, потому что последствия после прививки вакциной АКДС непредсказуемы. (Брагинская В.П. «Активная...», М.М. Алимова и др. «Справочник педиатра» М., Медицина, 1984 г. и др.).

У ребенка была реакция на вторые прививки АКДС и ОПВ. Сначала в виде повышения температуры до 38,40С, что вполне мог спровоцировать коклюшный микроб, а затем 37,10С и частого жидкого стула, что могло быть связано с вирусом полиомиелита (субклиническая форма болезни).

В «Справочнике врача-инфекциониста» К.В. Бунина (М., Медицина, 1969 г. с. 193) в описании полиомиелита сказано, что случаи абортивного полиомиелита могут протекать очень легко, с кратковременным повышением температуры, легким недомоганием, различной интенсивности общеинфекционными симптомами, кратковременными катарами и диспепсическими расстройствами, а также в отдельных случаях и бессимптомно, что очень затрудняет диагностику.

В книге В.П. Брагинской («Активная иммунизация…», с. 47) также отмечено, что под влиянием массовой иммунизации немалая часть полиомиелитоподобных заболеваний является легкими формами полиомиелита у привитых; болезнь подвергается определенной эволюции в сторону значительного облегчения. Все это доказывает, что ребенок после второй ОПВ переболел полиомиелитом в легкой абортивной форме. Ученые выяснили, что к распаду миелина причастен цитокин ИЛ-1, который содержится в вакцинах против полиомиелита, кори, паротита, краснухи. Вакцины индуцируют образование различных медиаторов иммунной системы, некоторые из них имеют фармакологическое действие. Например, интерферон — причина лихорадки, гранулоцитопении, а ИЛ-1 — один из воспалительных медиаторов. Цитокины как биологические субстанции действуют в малых концентрациях. Они могут быть причиной осложнений вакцинации. Ребенок, привитый полиовакциной, мог перенести полиомиелит, который запустил цепь иммунологических реакций, приведших в итоге к глухоте. Следует помнить, что к тому же в состав вакцины входят канамицин, неомицин, стрептомицин, вызывающие неврит слухового нерва.

К развитию тугоухости и глухоты у ребенка, а также к возникновению гипертензионно-гидроцефального синдрома привело взаимодействие нескольких фоновых и манифестных факторов. Фоновыми факторами явились прививки вакцинами БЦЖ-М, АКДС и ОПВ (первая серия). Манифестным фактором были вторая и третья серии прививок АКДС + ОПВ, а также прививка вакциной против кори. Все это дает полное основание признать возникновение инвалидности по слуху у ребенка поствакцинальным осложнением.

Потерять слух можно после любой вакцины. Даже сами производители не скрывают этого. Вакцина «Приорикс» для профилактики кори, эпидемического паротита и краснухи, она же ММР, она же «Тримовакс», в побочных действиях указывает «глухоту, связанную с невритом»; вакцина «Имовакс Орейн» от эпидемического паротита может вызвать одностороннюю глухоту.
 
Есть немало публикаций, связывающих прививку от коклюша с нарушением миелинизации черепно-мозговых нервов. Процесс миелинизации слухового нерва у детей заканчивается к 4 годам и именно в этом возрасте проводится активная вакцинация. Из литературы известно о поражении черепно-мозговых нервов, в частности слухового, после введения столбнячного анатоксина (Eicher W., Neundorfer B. Rekurrenslähmung nach Tetanustoxoid Auffrischimpfung (mit allergischer Lokalreaktion). MMW, 1969; (111):1692-96). После вакцинации от гепатита В H-B-VAX II (вакцина против гепатита В, рекомбинантная, MSD) производители отмечают со стороны органов чувств боль в ушах, шум в ушах (как известно, это является предвестником неврита слухового нерва).

Неврит слухового нерва развивается при поступлении в организм химических ядов и под воздействием попавших в кровь токсинов бактерий. В результате воздействия указанных факторов может возникнуть гибель того или иного числа клеток слухового нерва, и как следствие развивается нарушение слуха — тугоухость или полная глухота; причем нарушения имеют необратимый характер. Тугоухость может развиваться очень быстро: в течении нескольких дней и даже часов. Один из важных симптомов неврита — сильный шум в ушах.

Согласно статистике, в 30 % случаев потеря слуха у детей остается невыясненной. Особого внимания заслуживают дети до 1 года. У маленького ребенка сразу обнаружить потерю слуха очень сложно, так как он не умеет говорить и не пожалуется, что перестал слышать. Факторов риска потери слуха много, однако в своем большинстве они фоновые. Дети до года постоянно подвергаются вакцинации и не исключено, что именно вакцины виновны в возникшей у них глухоте. Практически каждый четвертый или пятый ребенок мог потерять слух после вакцинаций. Общаясь с родителями таких же детей, как мой сын, я узнала, что после АКДС у детей была реакция в виде высокой температуры, повышалось внутричерепное давление, а позже, ближе к году, выяснялось, что ребенок не слышит.

Считаю эту проблему очень актуальной. Детей-инвалидов с каждым годом все больше и больше. Уверена, без прививок здесь не обходится. Раньше на прием к педиатру мы заходили без очереди (дети-инвалиды принимаются врачами в нашей поликлинике вне очереди), а теперь стоим в очереди детей-инвалидов. Врачи же по-прежнему отнимают у них последнее здоровье, делая им насильно прививки, порой попросту шантажируя их родителей. Неоднократно меня пытались заставить продолжить вакцинацию сына, называли плохой матерью, не заботящейся о здоровье своего ребенка, не подписывали документов при оформлении в школу или для лечения его в санатории, даже несмотря на официальный отказ от вакцинации.

В 2005 г. мы с сыном ездили в детский санаторий, где отдыхали дети-инвалиды. Заболевания у них были самые разные, и многие родители связывали болезнь своих детей с прививками.

В нашей районной поликлинике недавно повесили стенд, на котором с гордостью сообщается о том, что 100 % детей получили «спасительные» вакцины и медперсонал премирован за хорошую работу. Об осложнениях, возникших у некоторых из этих «спасенных» детей, не было ни слова, вот только очередь из детей-инвалидов стала еще длиннее… Врачи жалуются: «У детей совсем иммунитета нет — ветрянкой по два раза болеют», а откуда будет иммунитет, если вакцины его постоянно разрушают?

Некоторые врачи приписывают осложнения после прививок исключительно тому, что вакцина оказалась «некачественная». «Некачественной» вакцина в принципе быть не может, потому что ртуть, алюминий, фенол, формальдегид и антибиотики в ней всегда самого высшего качества.

При оформлении ребенка в школу, когда заведующая поликлиники не подписывала документы из-за отсутствия ревакцинации на корь, после моих доводов, что эта вакцина токсична и слух у ребенка может совсем пропасть, она согласилась со мной и призналась мне в том, что... себе и своим детям она не делает прививок. Вот так. Своих жалко, а чужих — нет.

Что такое для чиновника пострадавший после вакцинации ребенок, который стал инвалидом на всю оставшуюся жизнь, кого волнует его судьба, его будущее? Для чиновников в белых халатах наши дети всего лишь цифры, которыми можно заполнить очередной статистический отчет, до детских судеб им нет никакого дела, (это же не их собственные дети!), главное для них — Приказ, которому они подчиняются. А как этим детям жить дальше в этом обществе, которое по «приказу Минздрава» делает их изгоями, физически и морально ограниченными, лишает многих возможностей реализовать себя, быть обычными, нормальными, здоровыми, счастливыми, им нет никакого дела!

Доказать, что твой ребенок пострадал от прививок или от врачебной халатности практически невозможно — все спишут на совпадение; даже если случай явный, все равно без суда не обойтись, а ответственности в итоге никто не понесет.

Нам с мужем удалось реабилитировать сына. Он ходит в обычную школу и отличается от своих сверстников только тем, что носит слуховые аппараты. Но такие случаи — большая редкость. Судьба глухих детей ужасна, они не нужны обществу, вынуждены жить в изоляции от него. Научить разговаривать глухого ребенка — огромная проблема, почти невозможно. Многие родители отступают, отдают в спецсад или в спецшколу, а там жестовая речь, дактиль, никаких перспектив в жизни.

Единственное лечение, которое предлагает современная медицина — ношение слуховых аппаратов и кохлеарная имплантация. И все это, как правило, за свой счет. Стоимость прививки невелика — от 200 до 900 рублей (ее оплачивает государство), стоимость хорошего слухового аппарата доходит до 40 000 рублей, а их нужно два, так как потеря слуха чаще двухсторонняя. Служат аппараты недолго — 1-2 года, хотя рассчитаны на 4 года, потом начинаются различные поломки, это все-таки техника. Кохлеарная имплантация стоит около 1 000 000 рублей на одно ухо и то, что после нее ребенок будет слышать и говорить, гарантий нет.

Пенсия, выплачиваемая ребенку-инвалиду, составляет всего 2950 рублей в месяц. Взрослому инвалиду по слуху платят еще меньше — 1600 рублей в месяц. Устроиться на работу глухому человеку очень сложно — его трудно понять, с ними трудно общаться, он словно иностранец в своей стране, а еще он ограничен в выборе профессии. Чтобы реабилитировать сына, я была вынуждена бросить работу и полностью посвятить себя ему. Пособие по уходу за ребенком-инвалидом, которое мне платили, составляло всего 120 рублей (вот как оценивался мой труд). Сейчас оно составляет 500 рублей в месяц.

Слух, по сравнению с любым другим чувством, имеет основополагающее значение для человека как социального существа. Он служит для предостережения об опасности, для получения информации, для овладения знаниями, для социальной коммуникации. Слух пробуждает самые сильные эмоции. Значение слуха для нашей жизни во всей его полноте лучше всего выразил немецкий психиатр и философ Карл Ясперс: «Нас делает людьми то, что мы говорим друг с другом».

Рано приобретенный недостаток слуха влечет за собой тяжелые эмоциональные и социально-психологические дефекты развития. Человек как социальное существо вместе с потерей слуха переживает душевную гибель.

На месте моего сына может оказаться любой ребенок. Потерять здоровье после прививки можно очень легко, а вот вернуть его практически невозможно. Ни одной матери и отцу я не пожелаю пережить подобную трагедию. Надеюсь, что мое письмо поможет предотвратить чью-то беду, а возможно и спасет чью-то жизнь.

Искренне, 
Юлия 
14.05.2007

Впервые опубликовано на сайте 1796kotok.com

марго, 14.11.2015

Знакомая история... :(




← Назад к списку новостей