Вопрос об амниотомии: аргументы за и против прокола пузыря

Домашний Ребёнок
Для авторов журнала дом – это маленькая Вселенная, символ независимости, творческой свободы, самосовершенствования и простого человеческого счастья.
Культура рождения формирует практики и вбирает в себя сложившиеся ритуалы. Сейчас популярно движение от больничных родов к естественным родам с акушеркой; это происходит по мере того, как женщины и профессионалы родовспоможения переоценивают некоторые практики и вмешательства, типичные для больничных родов. Амниотомия – давняя практика, которая считается допустимой с целью снижения продолжительности родов. Практически нет публикаций о влиянии амниотомии на ребёнка. Настоящая статья исследует «за» и «против» амниотомии, её роль как ритуала для помогающих в родах и её возможный психологический эффект для ребёнка.

Статья целиком опубликована в русской бумажной версии журнала Midwifery Today. Подписаться на издание можно здесь. Копирование только с письменного разрешения редакции.

Прокол оболочек плодного пузыря или амниотомия – обычная, чтобы не сказать рутинная, практика в североамериканской культуре родов. Амниотомия воспринимается как полезный приём для улучшения родовой деятельности, если она ослабевает (1). В течение беременности амниотическая жидкость является естественной средой обитания ребёнка. В водной среде ребёнок осваивает первые движения, учится дышать и глотать; всё это готовит его ко внеутробной жизни. Во время родов амниотическая жидкость служит «подушкой безопасности» для ребёнка на схватках и во время прохождения по родовым путям (2). Решение прокалывать пузырь или, наоборот, подождать естественного разрыва плодных оболочек – важная часть плана родов. Но поскольку амниотомия давно стала обычной практикой и воспринимается так даже в кругах сторонников естественных родов, этот вопрос часто вообще упускается из вида.
Когда врач или акушерка принимает решение об амниотомии, прокол осуществляется с помощью специального инструмента, похожего на крючок; инструмент вводят в родовые пути, подцепляют плодные оболочки и прокалывают их. В результате предполагается, что головка ребёнка будет давить на раскрывающуюся шейку матки, чем ускорит раскрытие и сами роды. Некоторые исследования (3-6) обнаружили, что амниотомия не слишком ускоряет роды, максимум на час-два. Ещё одно исследование (7) утверждает, что амниотомия делает схватки более болезненными и вмешивается в процесс формирования материнской привязанности сразу после рождения, так как многие женщины чувствуют, что естественное течение процесса родов было грубо нарушено (8). Однако у некоторых женщин, особенно повторнородящих, амниотомия снижает болевые ощущения во втором периоде родов (9). Нет практически никаких противопоказаний к амниотомии в случае дистресса плода (10). Амниотомия рутинно применяется для доступа к головке плода при подозрении на дистресс, чтобы подтвердить или опровергнуть это предположение (11). Прокол плодного пузыря помогает медикам исследовать воды на наличие мекония или крови. Амниотомия также позволяет прикрепить датчики монитора непосредственно к головке ребёнка при наличии признаков дистресса. Однако научных данных о целесообразности прокола пузыря на ранних стадиях родов с целью исследования околоплодных вод при подозрении на дистресс плода недостаточно. Ранняя амниотомия может усилить дистресс, так как она уменьшает количество вод, что может привести к частичному сдавливанию пуповины, уменьшая поступление кислорода к ребёнку, и в результате часто даже возникает необходимость в экстренном кесаревом сечении.

Самопроизвольный разрыв плодного пузыря

Самопроизвольный разрыв плодного пузыря до начала родовой деятельности происходит примерно в 12 % случаев (12). Преждевременное излитие вод может создать критическую ситуацию, так как возникает риск выпадения пуповины. Если же пуповина прижата к костям материнского таза, то существует риск гипоксии плода. Если роды идут без вмешательств, то две трети рожениц со здоровой доношенной беременностью достигают хорошего раскрытия при наличии целого плодного пузыря (13). В акушерской интернет-дискуссии одна из акушерок утверждает, что из 300 нестимулированных родов, прошедших без вмешательств, примерно у 15 % женщин пузырь оставался целым почти до конца второго периода родов (14). Одно из преимуществ доверия к природе и ожидания самопроизвольного разрыва плодных оболочек состоит в том, что в таком случае всё тело ребёнка испытывает только гидростатическое давление и тем самым получает защиту во время схваток, а головка при прохождении через кости таза не так сильно меняет конфигурацию (15). Кроме того, целые плодные оболочки снижают шанс внутриутробного инфицирования.
Наличие в водах мекония не обязательно означает повышенный риск для ребёнка. Доношенный здоровый ребёнок может внутриутробно отделять меконий и даже глотать его (16). Рутинный прокол пузыря «на всякий случай» является неразумным и неэтичным (17, 18). С другой стороны, некоторые исследования показывают, что иногда наличие мекония в водах снижает их рН и затем оценку ребёнка по шкале АПГАР. Доктор Марсден Вагнер говорит: «Ранний прокол пузыря как рутинная процедура научно не обоснован» (19). Амниотомия является процедурой, которая отнимает у женщины часть опыта родов и усиливает подсознательное убеждение в том, что роды – процесс неестественный (20).

Гормональная, химическая и физиологическая адаптация Во время родов происходит биохимическая и гормональная адаптация матери и ребёнка друг к другу. Уровень рН ребёнка испытывает влияние рН матери и изменяется с течением родов (21). Показателем рН измеряется кислотность среды (кислая, нейтральная или щелочная) и определяется способность тела избавляться от продуктов распада. Нейтральное значение рН, равное 7, является оптимальным, и организм работает над тем, чтобы поддерживать рН на этом уровне. Содержание в крови катехоламинов (адреналина и норадреалина) растёт по мере увеличения стресса, которым сопровождаются нормальные роды, и облегчает их прогресс (22). Оптимальные изменения гидростатического давления и рН (в сторону уменьшения) благотворно влияют на сердечную деятельность ребёнка и его сердечно-сосудистую систему, подготавливают адаптацию ко внеутробной жизни. Однако избыточный стресс и волнения поднимают концентрацию гормонов выше функционального предела, что вызывает снижение рН и замедляет роды. Второй период родов знаменуется изменениями давления, позиции и положения ребёнка, когда он выходит из водной среды, разгибается и испытывает действие силы тяжести.
Уровень тревоги и стресса, который испытывает женщина в родах, зависит от культуры рождения в данном обществе. Женщинам необходима точная, непредвзятая и полная информация, чтобы они смогли стать активными участницами своих родов. Не владеющие такой информацией женщины часто ведут себя пассивно и боятся (23). Медицинская модель родов больше доверяет машинам, чем телу женщины, и в этой модели больше шансов на вмешательства и излишние процедуры. В конечном итоге, женщины вообще не участвуют в принятии решения во время родов, и всё, что им остаётся – это беспокоиться о том, что же происходит с ними и их детьми.

Функции амниотической жидкости

Существует огромное количество исследований, изучающих химический состав амниотической жидкости и её роль в дозревании плода, а также во время родов. Хотя гормональные, химические и физиологические механизмы адаптации матери и ребёнка в основном изучены, состав амниотической жидкости, его изменения во время первого и второго периода родов и то, как ребёнок использует амниотическую жидкость во время такого важного для его развития периода, как роды, – всё это ещё не изучено до конца (24). Существует недавнее исследование об углеводах, белках, жирах, электролитах, энзимах и гормонах, содержащихся в амниотической жидкости, и о том, как всё это соотносится с весом ребёнка при рождении, началом родов и протеканием беременности (25).
Исследование предполагает, что ранний самопроизвольный разрыв пузыря может быть связан с составом амниотической жидкости. Ещё одно исследование указывает на увеличение концентрации простагландинов в амниотической жидкости, предполагая, что этот рост и запускает роды; этот постулат противоречит общепринятому мнению, что концентрация простагландинов растёт как следствие начала родов (26). Другие исследования (27, 28) исследуют связь наличия одного из пептидов паращитовидной железы (PTHrP) в амниотической жидкости и его влияние на роды и функционирование оболочек на поздних сроках беременности (29). Ещё одно исследование (30) изучает роль интерлейкина-2 в иммунной системе «мать-плод» на ранних сроках беременности и, возможно, во время родов. Амниотическая жидкость, естественная среда обитания ребёнка, принимается как данность, и с ней совершаются манипуляции без полного понимания её функции в родах. Исследования указывают на необходимость дополнительного изучения химических изменений состава амниотической жидкости во время родов и влияния этих изменений на опыт родов у ребёнка. Хотя все знают, что амниотическая жидкость создаёт защитную прослойку для ребёнка во время родов, прокол пузыря продолжает быть рутинной процедурой. Вполне возможно, что есть ещё важные, но пока не известные нам функции амниотической жидкости, помогающие ребёнку адаптироваться к новым условиям жизни после рождения.

Ритуалы, окружающие рождение 

16 и 17 номер. Все о грудном вскармливании!

Ответы на многие вопросы

Заказать в редакции

Советы от 96 консультантов по грудному вскармливанию из разных стран, 74 комментария на письма читателей, 56 ответов на самые популярные вопросы о грудном вскармливании и 55 научных фактов о грудном вскармливании. 
Купите с доставкой курьером по Москве или почтой по России и другим странам.

Процесс рождения отражён в культуре любого общества, и любая культура использует различные ритуалы, чтобы преодолеть страх неизвестности. Роды могут быть непредсказуемыми, нести элементы духовной мистерии. С помощью ритуалов удаётся избежать опасностей и прийти к хорошему финалу. Медицинские вмешательства, объясняет исследователь антропологии родов Робби Дэвис-Флойд, дают медикам психологическое ощущение власти над силами природы и помогают избавиться от страхов (31). Ритуал включает символические объекты (например, крючок для прокола пузыря), идеи (например, «амниотомия ускоряет роды, что хорошо для женщины») и действия, такие как взятие на себя ответственности, объяснение значения процедуры. Образы, связанные с амниотомией, предполагают силы, «выпускающие воды и приносящие жизнь», находящиеся при этом в руках того, кто принимает роды. Такие ритуалы передают бессознательное сообщение, которое женщина скорее ощущает, чем осознанно воспринимает. Эффект получается необыкновенно мощным. Культура больничных родов стоит на технических символах и процедурах, которые пытаются превзойти природу и индивидуумов, как бы говоря нам, что тело женщины несовершенно и что, используя инструменты, медики могут управлять природой.
Акушер, мобилизующий силы роженицы, даёт естественному процессу развиваться самостоятельно, он понимает, что тело женщины само знает, что ему делать (включая момент, когда пора освобождаться от околоплодных вод). Такой акушер принимает факт, что амниотическая жидкость помогает раскрываться шейке матки, выталкиваясь в пузыре наружу, работая как клин, используя гидростатическое давление, чтобы мягко и равномерно раскрывать шейку (32). Это прогресс, которого мать и ребёнок добиваются вместе, а не то поспешное механическое усиление родовой деятельности, которое вызывается амниотомией и которое отбирает у матери и ребёнка опыт родов, принадлежащий им по праву.

Виды воздействий и поведение

Роды – это биологический рубеж. Недавние исследования о пренатальных причинах взрослых болезней отмечают, что во время внутриутробного и раннего послеродового периода происходит больше изменений, чем в любой другой возрастной период. Изучая взаимодействие организма с окружающей его средой во время критических периодов развития, исследование приходит к выводу, что ребёнок внутриутробно совершает компенсаторные усилия, которые повышают его восприимчивость к болезни (33). Исследователи также обнаружили, что такой тип перепрограммирования может передаваться из поколения в поколение. Нельзя не задаваться вопросом: не является ли резкое изменение условий существования ребёнка при проколе пузыря причиной роста количества детей с трудностями сенсорной интеграции, которые затем получают такие неврологические диагнозы как «синдром гиперактивности и дефицита внимания» (этот диагноз чаще ставится мальчикам дошкольного и раннего школьного возраста). Существует гипотеза, что последствия прокола пузыря у девочек проявляются позже, так как яйцеклетки в её теле регистрируют это вмешательство на уровне клеточной памяти, и когда она вырастет и забеременеет, это изменит свойства плодных оболочек у её детей. С пренатальной и перинатальной точки зрения известно: то, как проявляет себя наша наследственность и наши личностные черты, зависит, в том числе, и от событий, сопровождавших зачатие, внутриутробную жизнь и рождение (34). Влияние амниотомии на раннее психологическое развитие, к сожалению, не учитывается, в то время как ритуал прокола пузыря с целью усиления родовой деятельности повсеместно процветает. Амниотомия рутинно используется для ускорения родов и для диагностики дистресса плода, в то время как сама амниотомия способствует появлению нерегулярного ритма сердечных сокращений у плода (которые как раз и являются признаком дистресса!), уменьшая количество вод в матке, а значит, сжимая пуповину и снижая доступ плацентарной крови и кислорода к ребёнку. Когда плодные оболочки не трогают, в родах у ребёнка наблюдается гораздо меньше нарушений сердечного ритма. Частично нерегулярность сердечного ритма вызывается самими родами, и это естественно (35). Вероятно, амниотомия используется для диагностики дистресса плода гораздо чаще, чем это действительно необходимо. Амниотомия заставляет ребёнка срочно приспосабливаться к тому, что его тело подвергается сильному механическому сжатию, а голова проходит через костное кольцо материнского таза без всякой защиты. Резкий перепад гидростатического давления и неожиданное сдавливание головки в костном кольце, которые ребёнок испытывает в связи с амниотомией, – это, возможно, слишком большая нагрузка на организм ребёнка. При проколе пузыря он испытывает символическую, физиологическую и психологическую потерю (36). Когда окружающая ребёнка среда – защищающие и питающие его амниотические воды, – вдруг изливаются, ребёнок мгновенно испытывает чувство безвозвратной потери. Он проходит через родовые пути по команде, это его первая «потеря себя». «Матрица стресса» – концептуальная модель, помогающая нам лучше понять шок и травму, которые испытывает ребёнок во время родов (37). По мере физиологического нарастания шока изменения могут оказаться для ребёнка непосильными, чрезмерными. Шок – это «внезапное нарушение психологического равновесия» (38), и он, безусловно, влияет на поведение. Тело будет вспоминать опыт родов на двигательном, вестибулярном, эмоциональном и социальном уровнях (39). Некоторые физические признаки, которые отмечаются у детей, переживших стресс во время рождения, – это подёргивания конечностей, мышечный гипер- или гипотонус, проявления ярости, страха или отсутствие реакции на окружающий мир (40). Их состояние часто объясняют младенческими коликами, игнорируя перенесённую ими травму. В то время, как эти признаки необходимо замечать и принимать, работая с ними, если мы не хотим, чтобы они закрепились и повлияли на развитие личности в течение всей жизни.
Маленьким детям часто ставится диагноз синдрома дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ), когда их нервная система агрессивно сопротивляется стимулам, получаемым от окружающей среды. Либо ребёнок может быть маловосприимчив, неконтактен – это реакция «побега» от стимулов окружающей среды. Такие дети рискуют в будущем получить депрессию, так как педагоги и родители часто неправильно оценивают их состояние. По мере взросления в современном высокотехнологическом мире эти дети часто самоизолируются от общества и погружаются в компьютерные игры, что, конечно, негативно отражается на их поведении. Технология влияет на социальную жизнь ребёнка с самого начала, она оказывает настолько сильное влияние, что испытавшие стресс дети и впоследствии предпочитают осуществлять связь с миром с помощью технологии. В худшем случае подспудное желание человеческих контактов с самим собой и с окружающими (и ярость от своего бессилия эти контакты установить) подогревается у таких детей электронными играми, в которых прославляется насилие и убийства. Соответственно, эти контакты осуществляются в виде агрессии, направленной на себя или на окружающих.

Психология раннего развития

Aмниотомия редко упоминается (если упоминается вообще) как вмешательство, которое потенциально может быть для матери или ребёнка психологически травмирующим. Резкое изменение внутриутробных условий представляет собой стресс для ребёнка, а мать может воспринимать амниотомию как грубое вторжение в процесс родов. Без сомнения, ребёнок может родиться в состоянии шока, и никто этого не заметит, настолько рутинной стала эта процедура в нашей культуре родов. Один из принципов психологии раннего развития, относящийся к раскрытию человеческого потенциала, отсылает нас к возможностям младенца, которые включают в себя интеллектуальную, сенсорную и энергетическую адаптацию. Кажется совершенно ясным, что решение произвести амниотомию будет иметь для ребёнка массу последствий. С самого начала своей зарождающейся жизни ребёнок подвергается влиянию мыслей и чувств своей матери, а во время родов на него также влияют мысли и чувства принимающих роды. Основы для роста и развития ребёнка закладываются во время беременности и родов. Он реагирует на ощущения и эмоции матери и её окружения, и это влияет на его развитие. Поведение и мысли окружающих во время родов могут оказать на него длительное воздействие. Амниотомия означает, что появляется посторонний человек  с инструментом, который грубо нарушает окружающую ребёнка среду и вызывает её резкие изменения, к которым ребенок совершенно не готов. Это инвазивная процедура, которая нарушает врождённую потребность ребёнка в принадлежности, безопасности, заботе. Прокол пузыря делает схватки более болезненными и для матери, и для ребёнка, и может нарушить их телепатическую связь. Резкие перемены, вызванные излитием вод, вызывают выброс гормонов стресса, влияющих на симпатическую нервную систему, и процесс этот может воспроизводиться всякий раз, когда ребёнок в течение всей своей жизни будет оказываться в стрессовой ситуации.

Стратегии решения проблемы
Чтобы преодолеть повсеместное использование амниотомии, необходимо открыть своё  сознание непривычным для нас утверждениям и прорваться через стереотипы. Мы продвигаемся вперёд, так как в учебных текстах уже указывается, что амниотомия бесполезна для снижения продолжительности родов (41, 42). Также признаётся, что амниотомия «на всякий случай» для оценки состояния плода себя не оправдывает. Необходимо просвещать и обучать людей, работающих с детьми, как распознавать у младенцев, детей и родителей симптомы перенесённого шока, чтобы облегчить исцеление от его последствий. Понадобятся увлечённые люди, чтобы нести эту информацию касательно каждого малыша и каждого родителя и лично родителям, и тем, кто работает с такими детьми и родителями, понадобится множество людей, чтобы организовывать конференции и публиковать достоверные исследования. Нам необходима окружающая среда, которая даёт чувство безопасности. Она сможет исцелить травму, которую мы получили на ранних этапах развития. Как работающие в родовспоможении, мы должны замедлить темп, снизить нашу активность, чтобы дать возможность организму ребёнка включить саморегуляцию и приспособительные механизмы (43). Снижение темпа помогает нам установить контакт «здесь и сейчас» и сформировать полноценные отношения. Спокойное состояние увеличивает нашу эмпатию по отношению к младенцам и позволяет распознавать их уникальные телесные проявления травмы.
Впереди у нас большой путь – нам предстоит создать и поддерживать более мягкую культуру родов. Для этого необходимо донести до общества, беременных женщин, инструкторов по подготовке к родам и политиков необходимость изменения в системе родовспоможения, чтобы придать женщинам больше сил. Мы должны признать ценность искусства акушерства и всюду поддерживать его, так как это делает наше общество лучше.

Верна Оберг
получила степень магистра на факультете пренатальной и перинатальной психологии института
в Санта-Барбаре в 2010 году. Она работает как консультант по раннему развитию, отслеживает стадии развития новорождённых и детей раннего возраста, пропагандирует формирование детско-родительской привязанности и выступает за то, что новорождённые и дети раннего возраста – полноценные люди, имеющие сознание и чувства. Верна выражает глубокую благодарность доктору Джин Родес за её  помощь в написании данной статьи.

Литература:
1. Goer, H. 1999. The Thinking Woman’s Guide to a Better Birth. New York: The Berkeley Publishing Group. 2. Simkin, P. 2001. The Birth Partner, 2nd ed. Boston: The Harvard Common Press. 3. Davis-Floyd, R., and C.F. Sargent, eds. 1997. Childbirth and Authoritative Knowledge: Cross-cultural Perspectives. 3rd ed. Berkeley and San Francisco: University of California Press. 4. Enkin, M., et al. 2000. A Guide to Effective Care in Pregnancy and Childbirth, 3rd ed. New York: Oxford Press. 5. May, K.A., and L.P. Mahlmeister, eds. 1994. Maternal & Neonatal Nursing, 3rd ed. Pennsylvania: JB Lippincott Company. 6. Wagner, M. 2006. Born in the USA. Berkley, CA: University of California Press. 7. Robson, K.M., and R. Kumar. 1980. Delayed Onset of Maternal Affection. Br J Psychiatry 136: 347-53. 8. Mayes, M. 1996. Mayes Midwifery, 12th ed. Oxford: Bailli?re Tindall. 9. Brenda. 2001. Artificial rupture of membranes: breaking the waters. Message posted to UK Midwifery Archives at http://www.radmid.demon.co.uk/arm.htm. Accessed 2 Jun 2010. 10. See Reference 6. 11. See Reference 4. 12. Childbirth Graphics. 1993. Directional Learning. Wasco, Texas: A Division of WRS Group, Inc. 13. See Reference 6. 14. Rehana. 2001. Artificial rupture of membranes: breaking the waters. Message posted to UK Midwifery Archives at www.radmid.demon.co.uk/arm.htm. Accessed 2 Jun 2010. 15. See Reference 2. 16. See Reference 5. 17. Ibid. 18. See Reference 6. 19. See Reference 3. 20. Davis-Floyd, R. 1987. Hospital birth routines as rituals: Society’s messages to American women. J Prenat Perinat Psychol Health 1(4): 276-96. 21. See Reference 5. 22. Ibid. 23. McKay, S. 1991. Shared power: The essence of humanized childbirth. J Prenat Perinat Psychol Health 5(4): 283-95. 24. See Reference 5. 25. Gotsch, F., et al. 2008. Evidence of the involvement of caspase-1 under physiologic and pathologic cellular stress during human pregnancy: a link between the inflammasome and parturition. J Matern Fetal Neonatal Med 21(9), 605-16. 26. Lee, S.E., et al. 2008. Amniotic fluid prostaglandin concentrations increase before the onset of spontaneous labor at term. J Matern Fetal Neonatal Med 21(2): 89-94. 27. Ferguson II, J.E., et al. 1992. Abundant expression of parathyroid hormone-related protein in human amnion and its association with labor. Proc Nati Acad Sci USA. 89: 8384-88. 28. Wlodek, et al. 1992. Abundant expression of parathyroid hormone-related protein in human amnion and its association with labor. Reprod Fertil Dev 7(6): 1560-13. 29. Ibid. 30. Zicaria, A., et al. 1995. Interleukin-2 in human amniotic fluid during pregnancy and parturition: implications for prostaglandin E2 release by fetal membranes. J Reprod Immunol 29(3): 197-208. 31. Davis-Floyd, R. 1990. Obstetrical rituals and cultural anomaly: Part I. J Prenat Perinal Psychol Health 4(3): 193-211. 32. See Reference 12. 33. Nijland, M.J., S.P. Ford and P.W. Nathanielsz. 2008. Prenatal origins of adult disease. Curr Opin Obstet Gynecol 20(2): 132-38. 34. Odent, M. 2008. New Criteria to Evaluate the Practices of Midwifery and Obstetrics. J Prenat Perinat Psychol Health 22(3): 181-89. 35. Barrett, J.F.R., et al. 1992. Randomized trial of amniotomy versus the intention to leave membranes intact until second stage Br J Obstet Gynecol 94: 512-17. 36. Emerson, W.R. 1997. Birth Trauma: The Psychological Effects of Obstetrical Interventions. Petaluma, CA: Emerson Seminars. 37. Castellino, R. 2005. The Stress Matrix: Implications For Prenatal and Birth Therapy. Santa Barbara, CA: Castellino Prenatal and Birth Therapy Training. 38. Ibid. 39. Perry, B. 2009. On the brain: How we remember. CYC-Online (122) http://www.cyc.net.org/cyc-online/cyconline-apr2009-perry.html. Accessed 14 Apr 2009. 40. See Reference 37. 41. See Reference 3. 42. See Reference 6. 43. Glenn, M. 2002. The use of body-centered psychotherapy in working with prenatal and perinatal imprints within a group. Paper presented at Third United States Association of Body Psychotherapy Congress and Emergence in Body Psychotherapy. http://www.sbgi.edu/cont_edu/glenn/glennceuя.html. Accessed 30 Sep 2009.

Наиля, 05.12.2012

а кто работает с последствиями амниотомии в СПб? Это ОЧЕНЬ важно и даже срочно!!! Редакторы, отзовитесь, пожалуйста!



Наиля, попробуйте обратиться к Евгении Игошиной. Напишите, пожалуйста, ваш имейл - смогу вам дать ее контакты.


Наиля, 14.02.2013

Катерина, спасибо: naily-m@yandex.ru



Отправила вам на почту. Простите, что не сразу


Людмила, 09.03.2013

Скажите, пожалуйста, насколько безопасен прокол для головки ребенка? Может ли врач проткнуть голову ребенку? У моего сына после прокола на голове была сквозная рана, которая долго заживала, в черепе был как бы дополнительный родничок, а врачи утверждали, что это не от прокола, а врожденный родничок.


Бегущая, 09.03.2013

мне в 16 РД так смачно проколи пузырь, что сильно порезали ребенку голову. на голове у него были 2 здоровенных пореза с кровавой коркой, долго заживали. за что им, врачам 16-го, отдельное "спасибо" и мой пламенный привет(((


Людмила, 09.03.2013

Тогда это как сильно нужно ткнуть штырем?? Скажите, у вашего ребенка остался какой-нибудь след после заживания? Череп целый был?




← Назад к списку новостей