Волшебная история о Розе и Мире

Домашний Ребёнок
Для авторов журнала дом – это маленькая Вселенная, символ независимости, творческой свободы, самосовершенствования и простого человеческого счастья.

Каждая песня Маши Макаровой была событием. «Любочка», «Рейкьявик», «Без тебя» взрывали радиоэфир своей энергетикой и прорывающейся в каждом слове любовью. Потом группа «Маша и медведи» неожиданно исчезла…
А в январе 2005 года поклонников певицы потрясла удивительная новость – в ночь на православное Рождество Маша Макарова родила дома дочерей-двойняшек: Розу и Миру.

– Маша, расскажи, какой была беременность?
– Я никогда не понимала тех, кто рожает детей, а сам при этом еще не знает, как жить! Я говорила своим родным братьям, у которых уже были к тому времени дети, – зачем вам они, чему вы будете их учить?! А когда я сама вдруг сделала тест на беременность и увидела две палочки, – в одну секунду мое отношение изменилось. И я кричала: «Обалдеть! Вот это да!» Вот уж не знала, что это может произойти именно со мной! С кем угодно, только не со мной! В консультацию я пошла в первый (и последний раз) на восьмом месяце беременности! Как-то так получилось. Врач посмотрела и резюмировала: «Девушка, единственное, что я вам могу сказать – у вас неадекватное отношение к беременности!» А я пошла туда только за обменной картой, чтобы не попасть в инфекционный роддом.

– Ты заранее готовилась рожать дома?
– Вообще-то нет. Просто вела такую же активную жизнь, как и до беременности. Каждый день делала гимнастику, растягивалась, на велосипеде ездила до шестого месяца… Я не ощущала свой живот. Чувствовала, как набираюсь сил и какая я …легкая! Я была очень гибкая и пыталась не запускать себя, правда, попала-таки на шестом месяце в больницу. Мы поехали с друзьями закрывать велосезон, и я не рассчитала силы, свалилась с велика, вывернула ногу, и отвезли меня в Склиф… Там я поняла, что пора уже успокоиться, я же скоро стану мамой! Это было как знак свыше.
Вообще, я не считала недели беременности, но по своим ощущениям ждала родов в феврале. На курсы некогда было ходить. О том, где рожать, тоже как-то не задумывалась. Каждое мгновение я ощущаю себя под крылом невидимого Родителя, который лучше меня знает, как должно быть, и в итоге всегда получается лучший вариант из тех, которые могли произойти со мной. Вот и здесь я подумала, женщины всегда рожали. И я рожу!

_mg_2410-300x200.jpg

– И как же все произошло?
– В ночь накануне Рождества мы с родными были дома. К нам приехала толпа гостей, мы жарили гуся, веселились, смотрели «Властелина колец» и вдруг в какой-то момент я поняла, что у меня что-то там происходит… По-моему, роды. А поскольку это событие я ждала позже, естественно, никакой обменной карты у меня еще не было. Говорю: «Ребята, я, по-моему рожаю, что делать-то?» Позвонила подруге, а она мне дала телефон домашней акушерки, срочно звони!

– То есть с акушеркой вы познакомились на родах?
– Я позвонила акушерке, говорю: «Вы уверены, что вам ко мне надо ехать, может, оно как-то еще рассосется? А сама хохочу. А она мне – мы сейчас приедем! Срочно посылайте домашних в аптеку! И целый список дает – пеленки, спирт, кора дуба, морская соль… и я вдруг поняла – все! Рожаю!
И что вы думаете. Приезжают две прекрасные женщины, еще с порога стали проверять, все ли мы купили, все ли готово к родам. В аптеку побежал мой бывший муж Андрей, который в то время гостил у меня дома со своей нынешней женой, тоже беременной.
Вторая акушерка меня спрашивает: «Где ты хочешь родить: в комнате или в ванне?»
Да ну, не хочу я в ванне, давайте в комнате. Они – как хочешь…
Акушерки очень ласковые со мной были и до последнего держали меня в неведении, что когда начнутся сильные схватки, это будет ого-го как больно!

_mg_2621.jpg
– А гости так и остались у тебя встречать Рождество? Не мешали?
– Нет, мне было абсолютно все равно. Рождество, звон колоколов, кажется, воздух искрится, и праздник будто растворен в воздухе! И было такое состояние полного приятия всего, что происходит! Я рожаю, полная квартира гостей, и мне все это нравится!
Когда начались сильные схватки и стало реально жарко, я говорю, давайте попробуем в ванне! В воде оказалось ровно в два раза легче! О, как хорошо!
Забралась туда и давай петь индейские песни! (Пела громко. Меня потом весь дом поздравлял с родами!) Когда схватки стали уже серьезными, у меня уже и горловое пение не получалось. Я только кричала «Мамаааааа!»
– А помнишь, что делали акушерки?

– Мои прекрасные акушерки меня так расслабили и настроили, что мне все время было очень спокойно! Направляли очень мягко, ласково, было ощущение, что они очень любят меня и моих детей. Именно этой искренней любовью они мне очень помогали! Было ощущение любви Божьей Матери. И это был праздник во всех смыслах этого слова! Никаких медикаментов они не использовали, только травы и гомеопатию.
А я все думала, скорее бы родить, успеть в Рождество! Так и получилось: Розочка родилась первая после трех утра, и через сорок пять минут – Мира. Она была крупная! Я волновалась, но таки выродила ее! Муж мой бывший перерезал пуповину и помогал мне очень! Девочки весили 2000 и 2200! Мама стояла рядом, она приняла у меня Розу. И помню, как Андрей говорит: «Ну что? Роза и Мира?» Я кричу: «Да!»
Утром проснулась в своей кровати. Рядом девочки. И я поняла: все, одна жизнь закончилась и началась другая!
Я на них смотрела и понимала, что это какие-то два гуру, со взрослыми, серьезными лицами! Розочка вообще была такая мудрая, что всем хотелось падать на колени и просить у нее прощения, такая Вселенная в глазах! Я себя чувствовала перед ними такой маленькой! И такое ощущение было, что они на самом деле близкие родственники, которые всегда были со мной и вот, наконец, я их увидела! _mg_2599-300x200.jpg

– Еще деток хочешь?
– Бог даст, еще рожу с большим удовольствием! Когда родились девочки мои, я поняла, что все, надо начинать жить ответственно. Хотя до сих пор ощущаю себя их сестрой.
Я, конечно, ничего не знала о материнстве, даже пеленать не умела, но все это как-то естественно вошло в нашу жизнь. Трудно было, пока малышки не могли говорить, я приходила в ужас, когда они плакали, а я не понимала, чего они хотят и как им помочь!
А накормить грудью двоих!!! Одна ест полчаса, потом другая, потом опять все сначала… Самое большое желание в то время – выспаться!!!
Помню репетиции и подтекающее молоко в таком количестве… Это было что-то невозможное, но очень волшебное!
А так прекрасно, как после родов, я не выглядела никогда!

  _mg_2692-257x300.jpg

ВЕРА МИХАЙЛОВНА МАКАРОВА (БАБУШКА РОЗЫ И МИРЫ):

«Сначала я пришла», как это модно говорить, в состояние шока, когда поняла, что у нас полный дом гостей, а Машенька собирается здесь же родить! Единственное, меня успокаивало, что в Рождество все равно в роддоме никого сейчас не найдешь, все хорошие врачи дома, с семьями. Но я, конечно, очень переживала. В тот день среди гостей был и Машин брат, мой сын Даня. Данечка, хотя бы ты скажи, ты за роды в больнице или дома? Он мне ответил: «Мамочка, я – за спокойные роды!»
С этого момента я успокоилась, вспомнила удивительную Машину бабушку, как волшебно она родилась, и решила – все будет хорошо!
Машенькина родная прабабушка жила на Кубани. Это было начало 30-х годов. Разруха, репрессии, время голодное и холодное. Мария (так звали прабабушку) ехала в поезде, даже не подозревая, что она беременна. В дороге ей стало плохо, она не знала, что у нее начались роды. Она сошла на очень грязной станции, там был старенький фельдшер, который ей помог. И вот родилось нечто, было даже не понятно, мальчик это или девочка, пятимесячное существо! Головка чуть больше яйца куриного! Бабушки, которые помогали принимать роды, говорят: «Да не расстраивайтесь, еще родите», и хотели выкинуть это «нечто». А фельдшер увидел, как закричит: «Что вы делаете, это же живой человек!»
Он положил малыша в вату под лампу, согрел. Это была девочка. Ей дали имя Галина. Мария взяла ребеночка и пошла домой пешком, наступая на лужи, в которых кое-где еще не растаял лед. Девочку не надо было даже держать на руках, она просто лежала за пазухой плюшевого полупальто, завернутая в платок… Она, конечно, не могла взять грудь, ей давали хлебушек и водичку, сосать молоко она смогла только через 4 месяца! Мария больше так никого и не родила, маленькая Галочка была ее единственным ребенком. И эта малышка стала потом красивейшей женщиной, донской казачкой, очень похожей на актрису Быстрицкую! И от нее пошли все мы! Она родила Володю, моего мужа и папу Маши…

С Машей, Верой Михайловной, Розой и Мирой беседовала Катерина Перхова.
Фото: Филипп Перхов.



← Назад к списку новостей