Верните неотъемлемое право каждой женщины!

австралийский врач-терапевт и акушерка. Личный опыт рождения четырех детей в домашних условиях сделал ее горячей сторонницей естественных подходов к родам и уходу за детьми, что отражается в ее книгах, статьях и семинарах для акушерок и родителей по всему
Gentle Birth, Gentle Mothering

Отрывок из книги «Мягкое рождение, мягкое материнство», автор Сара Дж. Бакли. –  Квинсленд, Австралия: Издательство One Moon Press, 2005.   www.sarahjbuckley.com


Роды – это женский вопрос. Это вопрос власти. Это феминистский вопрос.
При этом на протяжении многих лет он был на последнем месте в списке вопросов, волнующих феминисток (1) – например, он стоял после таких тем, как равные возможности, сексуальные домогательства, аборты и имидж. Феминистки отстаивали женские права и противостояли медикализации другого «переходного» периода в жизни женщины – менопаузы, но аналогичного широкомасштабного анализа родов не проводилось никогда. Однако большинство женщин в нашей культуре, становясь мамами, получают первый опыт родов в роли пациентки больницы, где они во всей полноте испытывают тотальное отсутствие самостоятельности и свободы. Многие ощущают конфликт между их собственными потребностями, образом мышления и технологичным подходом, порождённым медикализацией процесса родов.
Этот медицинский подход – основанный на предположении, что каждые роды потенциально находятся в зоне высокого риска, поддерживаемый нашей одержимостью технологиями (2) – не пошёл на пользу здоровому большинству матерей и детей в США и других странах, где преобладает западный образ жизни. Хотя США тратят больше на здравоохранение, чем любая другая страна-член Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) (3), из-за высокого уровня младенческой смертности США занимают 26 место среди 30 развитых стран – то есть, с точки зрения выживаемости младенцев, они находятся на одном уровне с Польшей и ниже в этом рейтинге, чем Венгрия. Также вызывает тревогу тот факт, что в последние годы уровень младенческой смертности в США вырос (4), что может быть связано с растущим уровнем применения кесарева сечения. В 2006 году 31,1% американских женщин родили посредством КС (5). Для сравнения, в Канаде в 2005-2006 гг. эта цифра равнялась 26,5 % родов (6), а в Англии – 23,5 % (7). Сравним это с 10,5 % в США в 1970 г. (8) и с рекомендациями ВОЗ сократить уровень КС до 10-15 % (9).

Однако, не только те женщины, которые перенесли КС, ощущают воздействие этих экстремально высоких уровней вмешательств. В 2002 году исследование Listening to Mothers (LTM) обнаружило «практически полное отсутствие естественных родов» среди 1583 опрошенных женщин (10). В повторном опросе, опубликованном в 2006 году, 94 % женщин, родивших вагинально, сказали, что во время родов вёлся регулярный мониторинг состояния ребёнка, 86 % давали обезболивающие медикаменты, 80 % были сделаны внутривенные вливания препаратов, а у 76 % была эпидуральная анестезия. В целом, 41 % респондентов ответили, что им стимулировали роды (11). И всё это происходило в среде очень здоровых женщин, среди которых, по крайней мере, 70-80 % (согласно некоторым расчётам) могли бы родить без медикаментов или вмешательств.
Как семейный врач и мама, я спрашиваю себя, почему женщины терпят эту ситуацию. Почему образованные женщины, привыкшие высказывать свои потребности, готовые бороться за свои права в личной и профессиональной жизни, принимают тот высокий уровень вмешательств, который особенно характерен для этой группы? (12) Я спрашиваю себя, почему мы хотя бы не выступаем за права наших детей – в то время, когда наука обнаруживает то, что матери знали давно: что новорождённый очень чувствителен к своему эмоциональному и физическому окружению, и что опыт ребёнка во время родов – например, в случае применения некоторых медикаментов – может повлиять на всю его дальнейшую жизнь (13).
Возможно, женщины считают, что сегодня условия для родов стали лучше. Во многих местах действительно кажется, что выбор больше – особенно с открытием центров для родов для женщин категории низкого риска. Однако, такие центры практически всегда связаны с политикой и зависят от неё, и многие независимые центры в последние годы закрылись. Женщина, которая там рожает, имеет большой шанс быть переведённой в больницу на каком-либо этапе родов – особенно, если рожает впервые. К тому же, возможности этих центров могут быть ограничены диктуемыми извне правилами, особенно если такой центр находится при больнице. Предродовые и родовые палаты стали более комфортабельными и уютными, и присутствие отцов на родах не просто разрешают, а даже ожидают. Однако, косметические изменения не гарантируют «нетехнологичную» философию. Да и сами отцы могут быть весьма неохотными участниками этого процесса, будучи не готовы к интенсивности родов и пугаясь при виде своих партнёрш в том изменённом под воздействием эндорфинов состоянии сознания, которое характерно для рожающей женщины. Даже высказывалось мнение, что возросшее применение эпидуральной анестезии во время родов началось тогда, когда на родах стали присутствовать отцы. Возможно, это отражение того едва ощутимого давления, которое оказывается на женщин – чтобы они вели себя в родах более адекватно. Очевидно, что мужчинам нужна в этой роли большая поддержка. 



← Назад к списку новостей