Рождение любви

Наталия Котлар, руководитель центра родительской культуры «Наш Аист», ведущая курса «Мягкие роды», мама пятерых детей.
Несколько месяцев назад ко мне случайно попала книга Наталии Котлар «Анна Благодать (правдивый рассказ о родах в воде, о Любви, о Жизни, о Рождении в наш Мир и в Мир Иной)». Наташа смогла написать о самом сокровенном, о чём не всегда можно рассказать даже близкому человеку. Открытая, сильная, мудрая, любящая женщина и мама 5 детей 

Фото: Филипп Перхов 
Беседовала: Катерина Перхова

_MG_6409.jpg


– Как ты стала акушеркой?

– Мой путь к акушерству начался задолго до того, как я приняла первые роды. Сколько себя помню, я всегда мечтала стать мамой, с самых маленьких «ясельных» лет. Все мамочки в округе с радостью позволяли мне нянчить своих малышей, а я при этом чувствовала себя «на седьмом небе» от счастья. Помню, когда я была ещё пионеркой, по телевизору показали удивительный документальный фильм, где Игорь Чарковский рассказывал о водных родах. Я поняла, что хочу и буду рожать именно так!..

И всё же, мой первый малыш родился в роддоме: со стимуляцией, проколом околоплодного пузыря и медикаментами. Но, благодаря этому опыту, я действительно захотела понять – что такое настоящие роды.

В то время я работала концертмейстером в музыкальном театре. Наш коллектив активно готовился к гастрольной поездке за рубеж. Никогда не забуду тот день, когда, выехав на очередную репетицию, я неожиданно оказалась около Даниловского монастыря и зашла в иконную лавку. Там, в мерцании свечей, я увидела большую икону – образ преподобного Серафима Саровского. Я остановилась возле неё, почувствовав на себе отеческий взгляд Святого Старца, и вдруг чётко поняла, что скоро у меня будет совсем другая жизнь, но какая именно – я не знала. Удивительно – когда на работе написала заявление об уходе, меня никто не укорил ни среди коллег, ни дома. В моей жизни наступил большой «тайм-аут».

Я ждала.

Однажды мне позвонили наши знакомые, которые слышали, что я когда-то искала Чарковского, сказали, что будет выступление Игоря Борисовича в Доме культуры фабрики «Дукат», тема – духовное акушерство. Это было начало 90-х.

Я помню ту встречу. В зале было очень много людей. На ковровой дорожке, между рядами, я увидела голого младенца, а за окном была зима! Я стала вслух возмущаться – чей ребёнок? Что же за безобразие? Он замёрзнет! Голой попкой сидит на грязном коврике! Где мама?! Ко мне подошла красивая светловолосая женщина и говорит: «Не волнуйтесь, успокойтесь, это мой восьмой ребёнок, не сомневайтесь – всё будет хорошо». Она объяснила, что если каждый её ребёнок хотя бы раз в год заболеет, то она не сможет выйти из «дома-лазарета», поэтому она внимательно следит за здоровьем каждого своего малыша. Они всей семьёй закаляются: обливаются холодной водой, бегают босиком по снегу и ведут здоровый образ жизни… Я поняла, что хочу у неё учиться. Так я познакомилась с акушеркой Мариной Дадашевой – ближайшей ученицей Игоря Чарковского.

Марина пригласила меня на семинар по духовному акушерству для профессионалов, который проводила в Ясенево. В первый же день она объявила: «Начнем наш семинар с купания в проруби!» Большинство людей запротестовали. Марина тогда предложила: «Хорошо, я вам верну деньги за учёбу, и разъезжаемся по домам!»

На семинар приехали советские медики, которые хотели научиться альтернативному акушерству, и «выбивать» из их мироощущения старое и косное приходилось такими экстремальными методами. В итоге никто не уехал, все искупались, оставили весь свой негатив в прошлом и «открылись» для новой информации, которую они смогли адекватно воспринять.

Следующий семинар, на который я поехала с Мариной, проходил в Конаково. В Подмосковье приехали опытные врачи и акушерки со всех городов бывшего Советского Союза: от Челябинска до Риги. Мы жили в гостевых домиках, по несколько человек в комнате. Так и познакомились друг с другом поближе – Тамара Садовая (Москва), Оксана Полиенко (Белореченск), Ольга Парамонова (Челябинск) – тогда ученики, а теперь учителя и практикующие акушеры. Конаковский семинар вели известные специалисты, среди которых блистали Рената Давыдовна Равич – натуропат в педиатрии, три Марины – Любимова, Семёнова, Дадашева – альтернативные акушерки; читал лекции и проводил практикумы Чарковский. Это была моя первая мощная школа акушерства.

– Как они учили?

– Когда я говорю об учительстве, я имею в виду «прямую передачу»: не по книжкам, а вживую. Иногда достаточно просто посидеть рядом с человеком, чтобы наполниться его светом и любовью. Тогда и ты, в своё время, сможешь поделиться этими знаниями и опытом с теми, кому это по-настоящему дорого…

В альтернативное акушерство, которое тогда называли духовным, приходили музыканты, художники, поэты, писатели и, приняв новые знания и опыт, они находили силы и время в дальнейшем получить медицинское образование. Но, что очень важно, – фундамент был заложен позитивный; ориентация не на патологию, а на физиологию. Для нас беременность – не болезнь, а роды – не операция.

Духовное акушерство имело светящийся смысл – любовь… А сейчас многие относятся с претензией к этому слову, а жаль.

С огромной благодарностью вспоминаю дежурство в 67 роддоме, где я впервые присутствовала на операции срочного кесарева сечения (по показаниям) в качестве студентки. Вся бригада, перед тем, как начать оперировать, застыла на секунду, и ведущий гинеколог, пожилая женщина, произнесла: «С Богом!». Лишь после этого благословения началась ювелирная работа, которая не поддаётся описанию словами. В этом надо «быть».

Мой знакомый хирург, окончивший институт с красным дипломом, ещё год после учёбы ходил за профессором и наблюдал его работу. А после операции они, за чашкой чая, проговаривали весь ход событий с пристрастной расшифровкой каждого движения учителя. И лишь через год молодой специалист начал оперировать самостоятельно!

В истории акушерства с давних времён считалось, что принимать роды имеет право женщина обученная, а главное – хорошо родившая не менее трёх собственных детей…


– В родах ты молчаливая «оденовская» акушерка или строгий инструктор?

– Это зависит от женщины, от пары. Иногда всё идет так великолепно, что важно не мешать, просто быть рядом; а бывает (обычно с мамами, которые далеко ушли от природы) – приходится подставлять плечо и говорить: «Сейчас мы двигаемся, а теперь мы расслабляемся…»

Я всегда стараюсь следовать настроению пары, не настаиваю исключительно на вод­ных родах или родах «на суше», хотя знаю, что тёплая вода – это самый лучший релаксант для многих (и лично для меня).

И после родов все занятия с малышом – гимнастика, плавание, массаж – только по желанию мамы и папы. По опыту знаю: если, например, родители боятся воды, то ничего хорошего от раннего плавания с ребёнком не получится.


– Насколько долго ты готова «вытягивать» роды?

– Я считаю, как, впрочем, и большинство практикующих акушеров, что женщина в родах не должна дважды встречать рассвет, т.е. – рожать дольше суток. Видя малейшие отклонения от нормы в ходе родов, я стараюсь как можно быстрее помочь. Иногда приходится корректировать довольно сложные ситуации, используя все свои знания и опыт. Однако бывает, что для разрешения проблемы нужна именно клиника, в которой есть для этого всё необходимое. Тогда едем в роддом.

Вот, например, – прирощенная плацента. Или несоответствие размеров головки ребёнка и малого таза мамы (чаще всего причиной этого является неправильное питание мамы в третьем триместре беременности – жёсткие черепные пластины, закрытые роднички).

Есть диагнозы, которые ставятся ещё задолго до родов, при обследовании мамы, и требуют однозначной медицинской помощи. Например – поперечное предлежание ребёнка. Крайне редко, но бывает полное предлежание плаценты, что требует кесарева сечения без всяких вариантов.


– Ты можешь быть жёсткой акушеркой?

– Был такой случай. Меня попросила другая акушерка об участии в родах, на которые она не успевала приехать. Женщину я увидела впервые. Вообще со «своими» роженицами я могу общаться без слов. Нам достаточно взгляда, чтобы понять друг друга, а тут… Пришлось войти в образ полководца и «отдавать приказы», и это сработало – женщина меня услышала, и роды «пошли». Как оказалось, она привыкла к своей доминирующей акушерке.

Всё зависит от женщины; по моему опыту так и складывается – каждая женщина находит свою акушерку, которая созвучна её энергетике, её состоянию.


– На твой взгляд, акушерка имеет право вмешиваться в духовную жизнь семьи?

– Ко мне на курсы приходят люди ищущие, и часто задают вопросы не только о беременности и родах, и я с радостью отвечаю им. Как психолог, помогаю решить семейные и личные проблемы, используя различные техники, в том числе и групповую арт-терапию. Но я не считаю себя вправе вмешиваться
в духовную жизнь семьи.

Однажды мои беременные мамочки спросили меня об иконе Богородицы «В родах Помощницы». Я принесла на следующее занятие свою икону из дома. Мамочки попросили рассказать, как молиться, и мы стали разучивать: «Богородице, Дево, радуйся!..» Вдруг одна мама закрыла лицо руками и выбежала из зала, я за ней. Она говорит: «Я мусульманка, и для меня эта молитва не подходит…» Это был большой урок для меня.

Я даю парам знания – как родить, и не насаждаю свои мировоззренческие концепции.

Я счастлива видеть в своих группах людей с самых разных планет: и в «крапинку», и в «полосочку», и в «цветочек». Тех, кого объединила идея сознательного родительства – для того, чтобы нам всем вместе учиться друг у друга и познавать секреты гармоничного вынашивания, рождения и воспитания детей в любви и радости.


– Если тебе позвонит незнакомая пара и попросит принять роды, поедешь?

– В таких случаях я всегда спрашиваю, у кого они занимались, потом звоню акушерке и спрашиваю про эту пару, уточняю анамнез, уровень подготовки к родам. Но был у меня случай, когда ребята сказали, что на курсы не ходили, с акушерами не знакомы, но уже рожают и находятся в Подмосковье на даче. Я сказала, что не поеду, они мне: «Мы уже позвонили всем, и вы последняя акушерка, которая нам отказала. Что же, будем рожать сами». И я поехала к ним. Родили прекрасно! Впоследствии я ещё пятерых детей приняла у них. Кстати – ортодоксальная православная семья. Они категорически не хотели рожать в «системе», и с Божьей помощью мы с ними успешно родили в домашних условиях, в общей сложности, шестерых деток.


– Как ты относишься к сольным (без акушерского сопровождения) родам?

– Прекрасно, если ты хорошо подготовлена и можешь родить в любых условиях. Ведь бывают роды и в самолёте, и в машине, и в «чистом поле». Я готовлю своих мамочек к родам «где угодно», с учётом возможных экстремальных ситуаций. В итоге – они смогут родить хорошо в любом месте. Но если есть возможность подстраховаться, хотя бы позвонить и «держать на трубке» человека знающего, – то это может оказаться очень важно, особенно в первых родах. Я помню роды, когда женщина родила за 7 минут, и ни я, ни кто-нибудь другой никак не могли бы успеть приехать к ней!


– Доктор Мишель Оден говорит о том, что в планетарных масштабах процент женщин, которые могут родить естественно, движется к нулю. Как ты смотришь на будущее традиционного акушерства?

– Я настроена оптимистично. Уверена, всегда будут люди, которые думают не только о себе – как хорошо и мягко им родить, а понимают, что от этого зависит будущее всего человечества. Эксперименты показали – если животное прокесарили, то следующее поколение уже не сможет зачать, не то чтобы родить!

Будущее планеты – естественные роды! Я уверена: в роддомах тоже поймут это рано или поздно, и в ближайшее время мы найдём компромисс, как во всём цивилизованном мире, между медициной и традиционным акушерством.

– К чему ты пришла сегодня, после 16 лет работы?

– Как тогда, так и сейчас для меня роды – великое таинство любви.

Даже если мама в одиночку, без отца ребенка проходит через роды, это именно то самое счастье и рождение любви, о котором женщина мечтает всю свою жизнь. Мы ищем это счастье в чём угодно, но находим именно
в тот момент, когда рождаем ребёнка и берём его на руки!

Для меня это одно из самых важных событий в жизни – рождение пятерых моих детей; и я счастлива, что могу переживать это чудо вместе с моими парами в их родах. Для меня очень важно – не помешать родителям ощутить радость этого момента.

Первым должен прикосаться к головке ребёнка родитель; ребёнок излучает Божественный Свет, и этот свет – для родителей! Я всегда беру руку мамы, когда ещё только головка малыша рождается, и говорю – погладь, это твой малыш! И я вижу, как лицо мамы начинает светиться любовью.

_MG_6477.jpg 

Фото Филиппа Перхова

Полностью статью вы найдете в 3 номере журнала "Домашний ребенок"
А здесь вы можете оформить подписку на журнал! 

домашний ребенок


Юлия Дьякова-Деревянко, 23.11.2012

Катерина, спасибо большое за статью! Общение с таким светлым человеком как Наташа даже дистанционно несет мощный поток любви! С большой радостью вспоминаю наши роды с Наташиным участием три месяца назад. Благодарю вас за то, что вы делаете для нас! Это бесценно!




← Назад к списку новостей