Прогулки с детьми: От дома до бассейна пешком через Амазонку

Дарья Гурина
детский заниматик и мамалитик, музыкальный орф-педагог, увлеченная мама двух сыновей-дошкольников. Автор блога malishivnirvane.livejournal.com
От дома до спортивного клуба, где мы занимаемся плаванием, далеко. Но, пока погода позволяет, мы идём пешком — дышим свежим городским воздухом.
Дети сегодня подустали и плетутся за мной, как две гирьки, к тому же ещё и начали ныть. Но вдруг... 
Город — деловой и сердитый — внезапно преображается! 


 
Для коллажа использовано фото: Maximus Parker 

Куст белых ягодок-«хлопушек» превращается в неизвестное и страшно ядовитое тропическое растение, фонарный столб — в величественный баобаб, а на небе собираются тучи, готовые вот-вот лопнуть и начать окатывать землю тоннами на удивление тёплой воды — мы отправляемся в увлекательное путешествие по низовью реки Амазонки. Под ногами кишмя кишат змеи — мы перескакиваем через них гигантскими прыжками: вон ещё, и ещё! Впереди дорогу размыло — ноги скользят в грязи, а внизу течёт река, и мы несёмся под откос. С трудом останавливаемся у реки, переводим дух. Мостик — бревно. Осторожно ступаем на него и идём, как «по струнке». Неожиданно бревно начинает качаться, мы останавливаемся и раскидываем руки в стороны, с трудом удерживая равновесие. Благополучно перебираемся на другой берег. Там нас ждёт награда — поляна восхитительных благоухающих цветов. Мы полной грудью вдыхаем их аромат. Замедляем шаг. Вдох-выдох, вдох-выдох… Названия этих цветов нам неизвестны, но мы пытаемся уловить знакомые запахи. Вот этот пахнет так же, как роза, а этот — шоколадом, еще один — ванилью, рядом — молоком. Вдох-выдох, вдох-выдох… Те цветы, что дальше от воды растут, увядают (в графике тропических ливней, наверное, что-то нарушилось). Надо им помочь! 

Дети с восторгом отзываются на эту инициативу: зачерпывают воду из реки в пригоршни и бегут поливать дальние цветы, боясь расплескать по пути драгоценную влагу. Так мы быстро преодолеваем длииинный девятиэтажный храм — наследие до сих пор почему-то не открытой древней цивилизации. Из лужицы выскакивает лягушонок, мы за ним — нам всё интересно. Прыгаем и веселим редких прохожих. Вдруг лягушонок подвернул правую лапку и запрыгал на одной ноге. Потряс правой, сгоняя усевшуюся на неё мошку-мушку, и поменял ногу, потряс левой… 

7981012131_740347f051_b.jpg

Внезапно один цветок вспорхнул из-под Глебкиной ноги. Да это же птица! Спряталась в ветвях. Мы подпрыгиваем, но разглядеть её не удаётся. Раздаётся необычный птичий крик, за ним ещё один. Гадаем, кто бы это мог быть? Дети предлагают свои версии: ворона, сорока. Нет, ребята, это — марабу, крупная тропическая птица с сильным клювом и громким голосом. Видите, какое у неё яркое оперение?

Тут уже Тимка указывает на голую ветку облетевшего грустного клёна: «Мама, смотри, вон там целая стая!» На ветку откуда-то прыгает маленькая мартышка, и тут поднимается многоголосый птичий гомон: «птицы» каркают на все лады. Прохожие прячутся в испуге. :) Но спящий питон, пробуждённый галдящими птицами, прятаться не собирается: он не доволен и бросается в погоню за нахальной добычей. Отчаянно размахивая крыльями, мы «змейкой» бежим от него, но питон всё-таки успевает ухватить за хвост одного из наших замешкавшихся сородичей и удовлетворённо сбавляет скорость. После небольшой возни мы с Глебом становимся питоном: я — головой, а он — хвостом. Советуемся, как настичь добычу — Тимку? Тимка с визгом и хохотом убегает. Наконец, мы его догоняем и «проглатываем», но Тим протестует. Хорошо-хорошо, питон проглотил не марабу, а зазевавшуюся обезьяну. В буквальном смысле зазевавшуюся: вчера она весь день бездельничала в мечтах построить свой обезьяний дом, но так палец о палец и не ударила, а ночью мёрзла и дрожала под дождём, теперь же беспечно отсыпалась, когда надо быть начеку. 
Чего только не встретишь по дороге! А иногда даже сам превратишься!
Помните эту мартышку? Дети помнят и соглашаются с выбором питона. А сытый питон тем временем заметно увеличился в размерах, и мы договариваемся, кто какой змеиной частью будет. Я оказываюсь серединой-животом. А голова с хвостом спорят, чего бы ещё съесть? Солому, какашки и автобус я последовательно и решительно отвергаю. «Я, — говорю, — как середина питона, категорически против есть эту гадость — мне её потом переваривать, а автобус меня вообще порвёт на части». Сходимся в итоге на конфетах. 

Посмотрите как мама и дети сделали свои прогулки интересными! 

А вот и наш бассейн, пришли!

P.S. Дома при помощи интернета я «вспомнила», что баобаб, или Адансония пальчатая, в низовьях реки Амазонки не растёт, а характерен для сухих саванн тропической Африки.
Вот так. А ведь я когда-то знала это в школе, куда же всё делось-выветрилось? С детьми я заново познаю мир, они — мои учителя во всех смыслах, они творческие и свободные, и, сдаётся мне, что вновь прожитые с их помощью знания будут храниться в моей голове куда дольше, чем сухой рассказ учителя географии.
И я стараюсь. Очень стараюсь и их чему-нибудь научить, но не из «естественной» взрослой позы, а с чувством, вовлечением, сопереживанием. Быть для них такой же, каковы они для меня: творческие и свободно мыслящие учителя, готовые к игре, к импровизации, не стесняющиеся проявлений своей фантазии; и всегда помнить: все мы тоже дети, только немного подросшие. 


В статье мама не боится использовать образы опасности, смерти. А не может ли это травмировать психику ребёнка?
Мы спросили об этом у клинического психолога и мамы двух замечательных детишек, Екатерины Калининой.

_WxV0_HYmGU.pngЕкатерина Калинина:
В животном мире такое происходит, почему бы и нет? Это правда, а значит, встретив подобное поведение хищников в природе, ребёнок потом не сильно удивится — всё естественно. Мы сами дома тоже так играем. А когда я начинаю с детьми беситься, то говорю, что сейчас поймаю, посыплю сахаром и зажарю в духовке. Дети смеются. Другое дело, если бы они мне не доверяли и сомневались бы в моей шутке — это могло бы породить страх.
Я думаю, что это не может вызвать психическую травму. Но опять же, смотря, какой ребёнок. Тут мама предлагает ребёнку участвовать в построении истории: не хочешь марабу, давай, пусть будет мартышка. Это правильно. Если ребёнок не захочет, то покажет это. Кто-то ведь и за жучков переживает, когда их нечаянно давит...
Но тут есть один тонкий момент. Разрешение на поедание мартышки здесь получается путём анализа её качеств. Типа, ага, ленивая — значит, можно. Это чисто человеческий взгляд на профпригодность :) В животном мире всё проще — кто успел, тот и съел.



← Назад к списку новостей