Приготовьтесь к долгому пути

главный редактор журнала "Домашний ребенок" и президент МОО "МАМА"
Айна Мей Гаскин
фото из книги Spiritual midwifery

Айна Мэй Гаскин – легендарная женщина. Самиздатовская копия её книги Spiritual midwifery в 80-х стала своего рода библией «духовного акушерства» в России.
С Айной мы впервые лично встретились на конференции Midwifery Today в Копенгагене в 2009 году. О своем взгляде на историю современного акушерства в США она рассказала нам в эксклюзивном интервью, которое было опубликовано в 5 номере «Домашнего ребёнка»

– Каким вы знаете российское акушерство?
– Моя дочь хорошо говорит по-русски, и я знаю, что на вашем языке мы называемся «ду-хов-ны-е акушерки», верно?.. Но об истории настоящих повитух мне известно совсем немного. А больницы везде одинаковые. В 1999 году я побывала в России, и мне было страшно и больно. До сих пор не могу забыть, как мы посетили один из роддомов, там женщины после родов находились где-то на верхнем этаже, а их дети на другом! И малыши лежали на таких длинных столах, запелёнутые… как какие-то неживые предметы, как продукты на прилавке. Родные и близкие не могли прийти к ребёнку. Мне хотелось плакать, когда я это увидела. В Америке в то время такого не было, мамы сразу после родов были вместе с детьми, папы и родственники могли свободно присутствовать на родах.

  фото: Филипп Перхов
Айна Мей Гаскин– С того времени, к сожалению, не так много изменилось. Как тогда, так и сегодня есть родители, которые хотят родить своего ребенка свободно и естественно… А что вы думаете о легализации домашних родов в России? 
– Прежде всего вам надо осознать, что пройдёт очень много времени, прежде чем домашние роды станут в России легальными. И набраться терпения. Я вспоминаю женщин в Америке в 1948 году, которые только начали бороться за права родителей рожать дома. Они делали всё возможное в этом направлении. Интеллигентные и образованные, они прикладывали колоссальные усилия, чтобы добиться хоть каких-то изменений. Им приходилось очень много работать, давать лекции, переезжать из одного городка в другой, чтобы информировать людей о домашних родах. Это было довольно сложно. Некоторых даже арестовывали и держали в тюрьме по нескольку дней, так как работа акушерок была ещё нелегальной. А потом дело этих женщин во многом продолжали их дочери и даже внучки.
Россия, как и Америка, огромная страна. Сложно что-то менять, но делать то необходимо. Мы всегда должны смотреть на хорошие примеры. Возьмём Вторую мировую войну. До неё мы жили спокойно, без всех этих «сверхтехнологий» и индустрий. А после войны люди поняли, что мир должен и будет меняться. И что они сделали? Занялись технологиями, и это было только начало. Они стали соревноваться в достижениях, например, кто придумает более удобную машину по производству мороженого! Свои начинания люди передали следующим поколениям. И важно, чтобы новые люди были заинтересованы в изменениях. Я думаю, что для сдвига в отношении домашних родов в России должно появиться кардинально новое поколение, которое будет свободным и сильным.

Айна Мей Гаскин
фото: The Saint Pete Student Midwife

– У вас есть ученицы?
– Может быть, из моего маленького коммьюнити выйдет пара-тройка домашних акушерок, но сейчас они просто мамы и занимаются своими детьми. Возможно, их дети захотят в будущем стать домашними акушерками. Раньше мы обучали большое количество людей, за все время – около 2000. У меня занимались родители, успешно родившие детей дома, учились дулы (помощницы в родах). Официальные акушерки из роддомов не приходили  к нам, им мешала гордость. Их задевало, что люди идут к нам, а не к ним. Но я думаю, у нас были превосходные результаты именно из-за того, что мы нравились женщинам, рожающим с нами. Они не видели всех тех ужасов, которые возможны при родах в роддоме. С нами женщины рожали прекрасно, без страха. Как и должно быть в таком естественном процессе, как роды!

– Вы довольны своим настоящим?
– Да, потому что у меня всегда есть чем заняться. Как вы, наверное, знаете, в США существует большая проблема с больничными страховками. У нас большое количество граждан имеют дешёвые страховки или не имеют их вообще. И немногие страховые компании готовы покрывать домашние роды. Здесь есть над чем работать.
Или вот ещё проблема. Некоторые американские женщины по-прежнему думают, что кормить ребёнка в общественном месте – преступление. Иногда можно встретить очень грубых людей, которые укажут вам пойти куда-нибудь, например, в общественный туалет, чтобы покормить ребёнка там. У нас на телевидении запрещено показывать мать, кормящую грудью ребенка. Я пыталась  поместить подобную фотографию на обложку своей книги, но мне не разрешили.
Довольно редко можно увидеть процесс грудного вскармливания в Америке, совсем не так, как в России. У вас прекрасные активисты и защитницы естественного вскармливания.

– Я не предполагала, что в Америке, в свободной стране, такое возможно…
– Да. К сожалению. Я собираюсь написать об этом в своей книге. У меня есть фотография красивых гор, её я собираюсь поместить на обложку. Они выглядят, как грудь кормящей женщины: это очень красиво. Само совершенство. На них будет немного снега цвета молока. Совсем немного. Надеюсь, та пустыня, что существует сейчас в США, немного увлажнится. Люди редко видят грудь кормящей женщины, её соски. Они воспринимают тело только в связи с сексуальными чувствами. Женщины с красивым бюстом могут быть изнасилованы. Женская грудь стала чем-то экстраординарным. Образованные, интеллигентные мамы начали стесняться этого, они перестают кормить, считая, что это ни к чему. Даже врачи по-прежнему знают о грудном вскармливании совсем немного. Бывает, что женщине могут сказать: «Вам надо сойти с самолёта, потому что вы мешаете другим пассажирам тем, что кормите ребёнка…»

– Может быть, это особенность американской культуры?
– Абсолютно верно. Например, во многих европейских христианских странах в церквях можно видеть изображения девы Марии, кормящей грудью младенца Иисуса, и это никого не удивляет. В Америке такого нет.

– Вы боретесь всю жизнь… Что дает вам силы делать это?
– Это нужно людям. Может быть, это прозвучит нескромно, но мне кажется, что у меня хорошие руки. И я хочу, чтобы люди, с которыми я работаю, были здоровы духовно и физически. Возможно, я смогу им в этом помочь. Что может быть лучше, чем ребёнок, который рождается естественно! Нужно быть открытой миру и всему новому. Это важно. Я училась у женщин, и опыт собственных родов мне многое дал. Я рожала своего первенца в роддоме. Там был молодой неженатый врач, который хотел дать мне огромную дозу анестезии, заставлял меня. Я отказалась, сказала, что хочу хотя бы попробовать пережить схватки и потуги самостоятельно. Он ответил, что это отразится на ребёнке и возникнут проблемы. Конечно, я понимала, что это неправда, что врач глубоко ошибается. У него у самого не было детей, и он, естественно, ничего не знал о том, как женщины могут рожать сами. Да, в конце концов, давайте посмотрим на животных, как, например, рожает слониха своего слонёнка, который весит 110 килограммов?! Посмотрите, как рожает корова, лошадь, кошка… И как рожают женщины, распластанные на спине на акушерском кресле! В нашей памяти есть знания о том, как сделать это правильно, к ней мы и должны обращаться.

– Как вашу работу рассматривает клиническое акушерство Америки? 
– В США есть большая официальная организация для акушерок и медсестёр, работающих в клиническом акушерстве. Им не нравится, что с нами рожают по-другому. Я училась напрямую от женщин, и мои знания достаточно обширны для того, чтобы быть признанной этими официальными акушерками. Но это уже вопрос ревности. Меня ценят акушерки других стран. Я обмениваюсь с ними опытом, меня приглашают проводить семинары. Мне доводилось выступать с лекциями даже перед обычными медиками, но они не заинтересовались нашим, так  сказать, духовным путём в родах. Но, думаю, та конкуренция, которая существует в акушерстве сейчас, даже полезна. Если взглянуть на цифры, можно увидеть, что после 60 лет истории домашнего акушерства в Америке число смертей или каких-то осложнений при родах резко снизилось. И мы очень рады этому. Но самое главное, что мы делаем счастливыми других людей. Поэтому ещё раз хочу подчеркнуть, что очень важно набраться терпения в том, что мы делаем. А если вы устанете, то на время смените деятельность на что-то более расслабляющее. Если вы много и тяжело работаете, не забывайте просто наслаждаться жизнью. И тогда, я надеюсь, и ваши дети будут брать с вас пример. А после отдыха легко сделать что-то очень хорошее.

– Вы оптимистка.
– Конечно. Быть оптимистом весело!



← Назад к списку новостей