Право на рождение

 

Рождение естественно. На самом базовом уровне право на рождение относится к правам животных. 

Когда я работала в Мехико, я совсем не удивилась, что после родов новоиспечённая бабушка спросила меня: «Как мама?» Но когда она ласково спросила: «Y la creatura?» («А как маленькое создание?»), я замерла. Во мне ожила какая-то древняя сила и интуиция. Я видела, как дикие и домашние животные вылизывали, кормили и защищали своих детёнышей. Наблюдала за формированием связи «мать-ребёнок» с профессиональных позиций и изучала, как важна эта связь. Всё время, что я работала акушеркой, я в тысячу глаз выискивала – что, начиная от окружения, времени, уровня безопасности и кончая состоянием ума, сердца и души может помешать этому первому обмену взглядами, первым прикосновениям, первым минутам этой ничем незаменимой связи между матерью и её только что родившимся ребёнком. Ничто не определило мои устремления лучше, чем простой нетерпеливый вопрос этой бабушки про свою «надежду на будущее»: «Y la creatura?» 

SisterM.jpg

Мы все создания. Мы животные. И в этом нет ничего плохого или унизительного. Это позволяет нам есть и опорожнять кишечник, спасаться от холода, спариваться и убегать от опасности. Эти инстинкты вырабатывались в течение миллионов лет. И они, без сомнения, управляют родами. Без малейшего сомнения.
Кто придумал поднимать ноги, согнутые в коленях, выше уровня матки, брить лобок для создания стерильного поля, делать клизму для очищения кишечника и рожать с незнакомыми людьми? Уж никак не наши предки-животные. Они будут вырываться и кусаться, а потом убегут. Им не нужны книги и консультации экспертов. Потому что инстинкт даёт им подсказку в ту же секунду. Ответ и реакция срабатывают автоматически. Сколько сил надо приложить (и каких сил!), чтобы обездвижить дикое животное во время любого физиологического акта, а особенно во время родов. Получается, нам удалось использовать страхи роженицы, которые приходят «от ума», и это они заставляют женщину соглашаться на то, от чего иначе она бы начала вырываться, кусаться и убегать?
Если животное беспокоят во время физиологического процесса, он останавливается. Если этот процесс – роды, то жизнь самки и детёныша может оказаться в опасности благодаря такому «беспокойству». Эти факты давно известны. Сотрудники зоопарка, фермеры и члены общественных организаций защищают права животных, основываясь на этих фактах. Дикая природа на нашей планете погибает, но ни одному распространённому виду не приходится так тяжело, как самке человека во время родов. Фермеры в штате Миссури имеют право стрелять в каждого, кто нарушает границы их владений и мешает благополучию и существованию их животных. Мешает существованию. Это мощное право. Когда я работала у меннонитов на ферме в штате Миссури, мне всего лишь стоило посмотреть, как заботится фермер о своих лучших коровах, и дать такую же заботу его жене; это автоматически увеличивает нежность, внимание, защиту. Ведь люди – тоже животные. Они тоже нуждаются в такой защите. Люди заслуживают права рожать в естественной для них обстановке, ощущая себя в безопасности, рядом со своими близкими. Права животных давно стали политическим и юридическим вопросом. Неудивительно, что право на роды, как одно из прав человека, тоже стало вопросом политическим. Но, в первую очередь, это вопрос очень личный. Как любое дикое животное следует своим инстинктам и таким образом сохраняет и передаёт видовую мудрость своим потомкам, так и каждая женщина, которая рожает, следуя своим инстинктам, сохраняет и передаёт самую высокую видовую мудрость на этой планете. Нужно тысячу раз подумать перед тем, как побеспокоить её, лишить её сил или ослабить её инстинкт. Она – священное создание. Она – это мы.

Целиком статья опубликована в 94 номере журнала Midwifery Today.





← Назад к списку новостей