Повивальные бабки: кто они?

Инструктор по подготовке к естественным родам, автор книги «Домашние водные роды», специалист по динамической гимнастике, центр "Возрождение", www.vozrogdenie.ru

повивальная бабка

Выпускники Центральной фельдшерской школы 1906 года. г. Могилев.

На всём протяжении существования человечества женщина исправно давала потомство. Зачастую рожающую женщину сопровождала повивальная бабка. Сохранилось не так много свидетельств её плодотворной деятельности. Разве что мы, живущие на белом свете, должны благодарить Бога за дарованную нам жизнь и помянуть добрым словом руки повитухи, принимавшие наших предков и обеспечившие, в конце - концов, и наш с вами приход в этот мир.

Трудно доподлинно реконструировать деятельность повивальной бабки, понять какими правилами и установками в своей нелёгкой деятельности она руководствовалась в древности. Ни письменные источники, ни память поколений не смогли сохранить то, что было сакральным и тайным в жизни семьи и народа в целом. Это то, что так легко исчезло с просторов России при неосторожном обращении с вековечным укладом жизни народа. Оказалось, что повивальное искусство ранимо и беззащитно. Давно настала пора заносить повивальную бабку «россиян» в Красную книгу истории. Заносить в Красную книгу заодно с вымирающей Россией, пока не поздно. Поздно заносить гуннов, скифов, печенегов и прочих. Их нет и в помине. Пора одуматься и понять, что возрождение страны начинается с естественных родов, а не со строительства домов для этих самых родов. 

Что благодаря врачам известно нам о повивальных бабках?

«В течение веков акушерскую помощь населению оказывали невежественные бабки-повитухи. Их «знания» основывались на предрассудках и суевериях. Бабка парила роженицу в бане, при затянувшихся родах применяла подвешивание, разминание живота и ряд других приёмов; при тяжёлых родах бессильная помочь бабка взывала о помощи к богу. Но и бабку, которая брала сравнительно большое вознаграждение за помощь, приглашали, в связи с этим, только для перевязки пуповины и «повития» ребёнка; повитуха «исправляла» головку ребёнка, туго пеленала его свивальником, «чтобы у ребёнка не были кривые ноги», и «ставила матку на место. Исключительно высокая детская смертность, калечение женщин, связанные с отсутствием медицинской помощи, с невежеством бабок-знахарок, привели к тому, что в середине XVIII столетия начали раздаваться отдельные голоса русских учёных-патриотов о необходимости проведения мероприятий по увеличению и сохранению российского населения» (Каплан, 1952).

«Помощь при родах оказывали старые бабки, грязные руки которых отправили на тот свет не одну мать и ребёнка» (Келановски, 1968).

Современная «научная» медицина постаралась за прошедшие годы не только откреститься от повивальных бабок, но и всемерно вымарать её славное и доброе имя. И всё же, в начале нынешнего XXI века попробуем вернуть повивальной бабке ту заслуженную нелёгким трудом правду, которой она была лишена на протяжении многих лет современного врачебного засилья и владычества. Постараемся вернуть из небытия память о повивальной бабке.

Начало

Разговор о повивальных бабках лучше всего вести с начала XVIII века. Почему? Да очень просто. Молодое и сильное государство, каким была Россия того времени, стала выстраивать государственную систему родовспоможения, ориентированную на домашние роды и помощь повивальной бабки в родах. Поэтому временные рамки нашего разговора о повивальном искусстве ограничим двумя веками, начиная примерно с 1800-х годов.

Что было с акушерством и повивальным искусством в Древней Руси нам известно только из трудов этнографов и историков и на нас стародавние уклады семейной жизни и обычаи сказываются мало. Тем более что вымышленные псевдоисторические реконструкции зачастую вызывают заслуженные нарекания таких же специалистов, берущихся судить о том, что происходило двести – триста лет тому назад. В то время на просторах страны полноправно трудилась повивальная бабка. И, если судить по количеству родившегося населения, работала она не покладая рук. Развитое государство было заинтересовано в надлежащем образовании этих женщин. С середины 18 века (1757 год) в Москве и Петербурге основываются первые школы для подготовки квалифицированных повитух. Преподавание в этих школах вели иноземные, в основном немецкие, повивальные бабки, которые обучали на родном языке и мало соотносили свои лекции с русской действительностью. Отсюда и малочисленность подготовленных, сертифицированных повивальных бабок того времени. Сразу следует сказать, что обучение вели повитухи, а не врачи. Врачам, то есть мужчинам, было запрещено прикасаться к беременной женщине. Врач всегда и всюду был синонимом мужчины.

«Врачам не только не разрешалось тогда изучать акушерство на человеческом теле, но если врач исследовал роженицу без повивальной бабки, то его отдавали под суд. Это характеризует отношение и к акушерству как к науке и к его носителям. Это было не так давно – в 1804 году» - писала в 1934 году известный деятель послереволюционного здравоохранения В.П. Лебедева (Лебедева, 1934).

Собственно и в Европе была та же самая безрадостная для врачей картина.

«В 1522 году доктор Veit в Гамбурге был публично сожжён за акушерскую деятельность. Даже ещё в 1640 году на основанных в Париже курсах акушерок (Hotel Dieu) врачу не разрешалось входить в родовую» (Харди, 1972).

В начале девятнадцатого века жил и работал выдающийся представитель русского акушерства того времени Нестор Максимович Максимович-Амбодик (1744-1812), «отец-основатель» отечественного акушерства. Похоже, Амбодик был первым, кто счастливо избежал своей участи быть отданным под суд, тем он и отметился в истории отечественного акушерства, как её «родоначальник».

До Амбодика в Российском государстве наблюдались лишь попытки повысить опытность повитух, научив их в первую очередь медицинской грамоте. С Амбодика к беременной женщине и на роды стали допускать врача, то есть мужчину.

Именно поэтому разговор об истории русского повивального искусства следует вести лишь за последние двести лет, с тех же самых 1810-х годов, когда врачам наконец-то дали дотронуться до живой беременной женщины. Эти двести лет характеризуются непрерывной борьбой врачей за усиление своего влияния на рожающую женщину, хотя на начальных этапах этой борьбы в силу своей малочисленности врачи добропорядочно пытались передавать одни только азы научных знаний многочисленным когортам повивальных бабок, не претендуя на её главную роль помощницы в деле воспроизводства и деторождения в частности. И лишь позднее начался процесс вытеснения повивальной бабки с того её законного поприща, которое на протяжении тысячелетий она исправно выполняла, если судить по истории процветающего биологического вида Homo Sapience.

На первых порах вся страна, как и все другие государства того времени, была аграрной страной, где большая часть населения жила и работала в сельской местности, имела свой, хоть и плохонький, но домишко, в котором практически всегда женщина и рожала. Кто в бане, кто подле очага или стола, хотя были некоторые, кто между делом ухитрялся рожать в поле. И только с началом развития капитализма в стране остро встала необходимость создания определённых условий для рождения нового человека. Вчерашние крестьяне, попадавшие в городские условия и вынужденные там жить, работать и растить детей, обитали в несравненно более скверных условиях, чем в деревне. Жизнь в землянке становится уделом многих семей. Это общеизвестно. Россия, входившая тогда в число самых экономически развитых и просвещённых стран, не могла не видеть эти перемены и не могла не пытаться эти условия хоть как-то менять. Начинают появляться родильные приюты для самых бедных городских жителей. Одновременно с укрупнением городов происходит процесс размывания статуса семьи. После появления города с его скученностью и обилием незнакомых людей, начинают понемногу меняться нравственные устои общества. Крестьянка практически никогда не рожала вне брака, она была целомудренна, пропитана христианской моралью и была ориентирована на создание и всемерное сохранение семьи. Именно в городах начинают появляться женщины, у которых беременность наступала вне брака. Государственный строй был вынужден защищать право на нормальную беременность и роды у всех женщин страны. Стали появляться родильные приюты, в которых были три отделения: «законно-родимые» (для беднейшего населения), «секретно-родимые» (для незамужних девиц) и «кормиличные», куда можно было официально подбрасывать ненужных детей – «отказников», а не топить их в пруду, как котят. (Нувахов, 1998).

Поскольку неимущих и внебрачных родов было всё-таки мало, то и родильных приютов было тоже мало. Остальная часть населения продолжала рожать дома. Рожать в больнице было как бы зазорно, поэтому многие из тех, кто желал воспользоваться медицинской помощью, приглашали повивальных бабок на дом.

С развитием общества росло и число подготовленных повивальных бабок, а не просто число случайных помощниц. В 1757 году по регистрации в Москве работало 4 повивальных бабки, да была ещё одна, которая могла практиковать только под надзором более опытной. В 1817 их было в Москве уже 40, а к 1840 их число возросло до 161 повивальной бабки. А в 1899-1900 учебном году одна только Военно-Медицинская Академия в Петербурге готовила около пятисот повивальных бабок. В России в 1902 году было уже 9000 повивальных бабок, из которых 6000 жили и работали в городах, 3000 – в сельских местностях. И, тем не менее, в крупных городах охват стационарным родовспоможением составлял всего 0,6 %. Эта цифра говорит не столько о недостаточности «медицинского обслуживания населения», сколько о количестве неблагополучного люда в стране.

По городскому «Положению от 17 октября 1817 года в городе Москве должно было иметься не менее 40 повивальных бабок, хотя содействие акушерок требовалось нечасто в то время, по свидетельству современников» (Гаврилов, 1997). Много это или мало? В 1811-1830 года в Москве проживало 270-300 тысяч населения. На каждую акушерку приходилось примерно 80 родов в год. «Одна повивальная бабка обслуживала 4000 женщин детородного возраста. В крупных городах охват стационарным родовспоможением составлял всего 0,6 %» (БМЭ, том 28, 1962).

Зато раньше среднестатистическая женщина имела от 7 до 8 живых детей, хотя и рожала больше. Часть этих детей умирало по тем или иным причинам. Как говорят демографы, сегодня «при уровне рождаемости 2000 года одна женщина за всю жизнь рождает 1,21 ребёнка». И это «при норме 2,1 в расчёте на абстрактную женщину, 2,5-2,6 – на замужних, способных рожать и сохраняющих брак до конца детородного возраста.» (Волгин, 2003) То есть, страна исторически быстрыми темпами вымирает, не взирая на все государственные и медицинские меры.

В грудном отделении Воспитательного дома. Российская империя, Санкт-Петербург, 1913 г. Фотограф - Булла. Императорский Санкт-Петербургский Воспитательный дом был открыт в 1771 г. по предложению И. И. Бецкого. В конце XIX - начале XX веков полное призрение до совершеннолетия предоставлялось преимущественно незаконнорожденным детям и подкидышам. На «временное вскармливание» принимались дети до 10-ти месячного возраста, чьи матери или умерли при родах, или не могли кормить грудью. Родителей подкидышей разыскивали с помощью полиции и детей им возвращали с взысканием 30 рублей за каждый год пребывания ребенка в Воспитательном доме. Принятые в Воспитательный дом дети отправлялись «вместе с принимающими их на грудное вскармливание и дальнейшее потом воспитание крестьянками в деревни».
В грудном отделении Воспитательного дома. Российская империя, Санкт-Петербург, 1913 г. 

Императорский Санкт-Петербургский Воспитательный дом был открыт в 1771 г. по предложению И. И. Бецкого. В конце XIX - начале XX веков полное призрение до совершеннолетия предоставлялось преимущественно незаконнорожденным детям и подкидышам. На «временное вскармливание» принимались дети до 10-ти месячного возраста, чьи матери или умерли при родах, или не могли кормить грудью. Родителей подкидышей разыскивали с помощью полиции и детей им возвращали с взысканием 30 рублей за каждый год пребывания ребенка в Воспитательном доме. Принятые в Воспитательный дом дети отправлялись «вместе с принимающими их на грудное вскармливание и дальнейшее потом воспитание крестьянками в деревни».

Филантропия царизма

Страна была охвачена благостным филантропическим порывом. Рабочий люд страны в массе своей отдавал кто копеечку, кто полушку на благотворительность. Особенно старалось купечество, дворянство и другие «имущие слои» общества. Было принято на благотворительность жаловать изрядные суммы. Строились учебные заведения, дома для неимущих офицеров, ветеранов войн, открывались для посетителей целые картинные галереи, собранные знатоками и ценителями искусства. Возводились общественные бани, бесплатные водоразборные пункты (Лубянская площадь в Москве) и т.д.

Родильные приюты или прибежища создавались подобно ночлежкам и богадельням из человеколюбивых побуждений, а вовсе не из-за медицинской необходимости. Поэтому и финансирование таких приютов шло в первую очередь из многочисленных благотворительных фондов, а на селе также из средств земской медицины.

Широко известна благотворительная деятельность семьи кондитера А.И. Абрикосова. За свою долгую и счастливую жизнь в браке его жена Агриппина Александровна родила 22 ребёнка. Как и другие купеческие семьи, Абрикосовы занимались благотворительностью и являлись попечителями многих богоугодных заведений, в том числе Морозовской детской больницы. По инициативе самой Агриппины Абрикосовой был открыт детский сад при кондитерской фабрике, а в конце 1889 года – бесплатный образцово-показательный родильный приют на 59 коек и женская лечебница, которые содержались за счёт учредительницы. От прочих подобных заведений приют отличался тем, что в нём выполнялись операции, а также невероятно низкой для того времени смертностью новорожденных: менее 1 %! После смерти Агриппины Абрикосовой согласно её духовному завещанию были выделены огромные деньги на устройство в Москве ещё одного бесплатного родильного приюта её имени. Этот бесплатный приют уже на 200 коек был открыт и освящён в 1906 году. Его возглавил зять Агриппины легендарный врач-акушер А.Н. Рахманов. В советское время этот образцовый родильный дом был назван именем жены Ленина Н.К. Крупской, и только с началом перестройки роддому было возвращено имя его благодетельницы (журнал «Роды.RU», 2006).

Большинство родильных приютов при открытии имело своим назначением предоставить убежище, крышу над головой и стол женщинам незамужним, дабы с одной стороны дать возможность такой женщине скрыть свой положение, а с другой стороны – и содействовать искоренению детоубийства. Каждая повивальная бабка имела право открыть убежище или приют для призрения беременных рожениц и родильниц. Убежище должно быть приспособлено для помещения одного или двух призреваемых; приют же должен быть устроен для помещения от 3 до 6 призреваемых.

Родовспомогательные заведения изначально предназначались исключительно для женщин из беднейших слоёв населения, а также для незамужних рожениц в качестве тайного убежища.

1764 (Москва) Открыт Московский воспитательный дом и при нём Родовспомогательное заведение на 20 коек для незамужних рожениц. Воспитательный дом создавался на благотворительной основе. В Воспитательный дом принимались все без исключения приносимые младенцы и новорожденные из созданного при нём «госпиталя для бедных родильниц». Это было истинное «Прибежище сирых и неимущих родильниц».

1771 (Петербург) Открыт Петербургский воспитательный дом и при нём Родовспомогательное заведение на 20 коек для незамужних рожениц.

1797 (Петербург). Открыт Повивальный институт на 22 воспитанницы с родильным отделением на 20 коек «для замужних бедных рожениц».

В Москве в 1914 году возникло благотворительное общество «Охрана материнства». Инициатором и создателем его был крупный учёный акушер и общественный деятель А.Н. Рахманов, зять Абрикосовой. К концу 1916 года общество, согласно его отчёту, имело следующие учреждения: один дом матери и ребёнка, два убежища для родильниц с детьми, 15 «ячеек» для матерей и детей с центральной прачечной и раздаточной. Бездомных матерей с детьми принимали в дом матери и ребёнка на 3 месяца, а затем устраивали в так называемые «ячейки». У частных лиц снимали маленькие дешёвые комнаты, поселяли там двух беспризорных матерей с детьми, давали им работу и во временное пользование швейную машину; из столовой общества отпускали по дешёвой цене обед. Эти женщины обязаны были носить ребёнка в консультацию. Таких «ячеек» у общества было 15, в них призревалось от 20 до 30 матерей с детьми. (Конюс, 1954) Здесь впору вспомнить социально-утопический роман Чернышевского «Что делать?».

Возникает закономерный вопрос. Кто такая повивальная бабка в этот период времени и каковы её познания в медицине?

Повивальная бабка и её образование

После отмены крепостного права в 1861 году повивальная бабка работала как в системе вновь образованной земской медицины, так и в государственной системе здравоохранения. «Желающая получить звание повивальной бабки должна быть не моложе двадцати и не старше сорока пяти лет» (так гласила статья 479 Свода Законов Российской Империи, издание 1857 года, том XIII). Повивальная бабка должна была иметь примерное поведение, быть честной и уважаемой в обществе.

Она получала благословение у священника, регулярно исповедовалась и причащалась. Правда, здесь нужно оговориться о повивальных бабках-иноверках. Не нужно думать, что на просторах многонациональной России практиковали роды только православные женщины. Многонациональное государство готовило повивальных бабок разных вероисповеданий и конфессий. Католички, магометанки, а более всего иудейки составляли значительную долю не православных повивальных бабок. Приводимый ниже список из 420 студенток ВоенМедА, стремившихся получить звание повивальных бабок, содержит как минимум 15-18 % не православных слушательниц. Лица еврейской национальности составляли не менее 10 % от общего числа учащихся. И лишь врачи, как правило, были, в силу своего образования, материалистами. Даже сегодня, в эпоху свободы вероисповедания, вряд ли кто станет утверждать наличие глубокой религиозности, особенно православной, у врача или акушерки.

Повивальная бабка. Высшее медицинское образование. Подготовкой повивальных бабок занимались Университеты и специализированные Институты. Каждый Университет в государстве имел медицинский факультет, где готовили не только врачей, в частности, акушеров, но и повивальных бабок. Помимо университетов в конце 19 века в России было не менее двух десятков специализированных Повивальных институтов. Уставы этих повивальных Институтов утверждались Высочайшим, то есть царским, указом, и программы обучения наиболее полно отражали достижения медицины того времени. Дипломы на звание повивальных бабок выдавались по окончании обучения и принятия «Присяги повивальных бабок о должности их» на общем законном основании (статья 168 и примечание к статье 437 врачебного Устава в томе XIII Свода Законов). Для получения звания повивальной бабки требовалось удостоверение родовспомогательного учреждения о самостоятельном ведении не менее 20 родов. Повивальная бабка была специалистом по нормальным родам. На повивальную бабку закон возлагал «подавание пособий» и уход при правильном течении беременности, родов и послеродового состояния, а равно и уход за здоровым новорожденным. Акушер же должен был подавать пособия и при неправильном течении всех этих состояний. Повивальная бабка имела право организовать родильный приют, воспитательный дом, куда принимались грудные дети для вскармливания и воспитания, или убежище для родивших женщин. Каждый крупный город, в котором находился университет, готовил повивальных бабок по шестилетней программе. Помимо латыни, повивальная бабка знала два европейских языка. Скажем, Московское Мариинское училище – учебно-воспитательное заведение высшего разряда – было закрытым и по положению приравнивалось к «Институту благородных девиц».

Сельская повивальная бабка. Трёхлетнее медицинское образование. Готовили их специализированные Школы в крупных уездных городах. Для получения звания сельской повивальной бабки требовалось удостоверение врача о ведении не менее 5 родов. Выдача свидетельств на звание сельских повивальных бабок производилось при Военно-Медицинской Академии (Санкт-Петербург) и Университетах, где их подвергали экзаменам. Экзамены могли приниматься и на месте обучения выездной Комиссией. Так, например, поступала ВоенМедА в отношении Одесской школы повивальных бабок. Школы для сельских повивальных бабок, а их было не менее пятидесяти, предусматривали в учебных планах преподавание латинского языка, сведения из геометрии, курсы физики, общей патологии, фармакологии с рецептурой, гигиены, программу акушерства (анатомия и физиология женской половой сферы и курс собственно акушерства). По усмотрению начальства для религиозных бесед с воспитанницами приглашался православный законоучитель. Сельская повивальная бабка работала на селе без права работы в городе. На неё возлагалась основная нагрузка, как по принятию родов в стране, так и по подготовке повитух, чаще всего из соседних деревень, для заочного обучения профессии.

Повитуха. «Женщины (повитухи), изучившие практическое повивальное искусство и по установленном испытании найденные способными подавать помощь роженицам, могут заниматься повивальным делом там, где нет повивальных бабок». Повитуха – это свидетельство о заочном образовании, то есть экстернат. При этом от кандидатки на звание повитухи требовалось предоставление паспорта от местного начальства, свидетельство от той повивальной бабки, у которой она училась, с визами городового или уездного врача, под надзором и руководством которых проходило её учение.

Согласно Высочайше утверждённому постановлению Министерства Внутренних дел от 1901 года введены одинаковые правила для приёма и однообразные программы для обучения повивальных бабок в различных родовспомогательных заведениях и повивальных школах.

Повивальные бабки ежемесячно предоставляли во Врачебные Управы отчёты о проделанной работе. Сельские повивальные бабки – раз в квартал. Помимо повивальных бабок в России после отмены крепостного права никто не мог регулярно принимать роды и наблюдать женщину или её ребёнка в этот период жизни. «Точно также повивальная бабка должна доводить до сведения этих властей, если она узнает, что кто-нибудь занимается пользованием больных или акушерскою практикою, не имея на это законного права, всё равно мешает ли это или нет собственной практике повивальной бабки».

В царской России было три многочисленных профессиональных группы женщин, занимавшихся родовспоможением: «повивальная бабка» (запись в дипломе о высшем медицинском образовании), «сельская повивальная бабка» (среднее медицинское образование) и «повитуха» (заочное образование, экстернат). Помимо этих групп женщин, существовало некоторое количество врачей, мужчин, получивших высшее медицинское образование и занимавшихся различной патологией, в том числе и приёмом родов.

Земская медицина и повивальная бабка

Земская медицина – один из краеугольных камней дореволюционного здравоохранения. Как признают сегодня врачи, впервые возникшая в России, земская медицина являлась национальным достоянием России. Вместе с земствами после отмены крепостного права в 1861 году формируется и оригинальная, не имевшая аналогов в мире организация медицинской помощи. По образцу земской в 1880-е годы в стране стала создаваться городская медицина: ту и другую позднее стали называть общественной медициной.

Достижения земской медицины: 

  • Участковое обслуживание сельского населения. 
  • Точная и полная регистрация обращаемости, достоверная статистика заболеваемости и смертности дали в руки земским врачам мощное средство для проведения санитарно-профилактической деятельности. 
  • Благодаря подвижнической деятельности земских врачей-хирургов многие земские больницы, прежде всего губернские, но также и уездные, становились подлинными научно-практическими, а часто и учебными центрами, по размаху и содержанию своей хирургической деятельности мало в чём уступавшими университетским клиникам.
  • Бесплатность медицинской помощи. Некоторые земства тратили на медицину до 50 % своего бюджета. В начале ХХ века принцип бесплатности земской медицины был узаконен правительством России. 

Повивальная бабка работала в системе земской медицины.

Предварительный вывод

До революции – родильный приют создавался для помощи самым бедным и незащищённым, которых в развитом государстве оказывалось не так уж и много. Основная часть населения рожала у себя дома. Родильный дом создавался не для всех. Строительство родильного приюта осуществлялось за счёт благотворительных средств, в первую очередь. Работала в родильном приюте повивальная бабка. Основным местом приёма родов был дом рожающей женщины. И лишь незначительное количество женщин (0,6 %) рожало в клиниках под присмотром врачей.

повивальная бабка
Согласно архивным данным в городе Ейске врачей – 9, фельдшеров - 8, повивальных бабок – 6, а в Ейском округе было врачей 4, фельдшеров 41 и 1 повивальная бабка. 
В 1901 году в Уманской больнице работал классный фельдшер – Сергей Иванович Баскаков, в 1902 году – классный фельдшер Яков Власович Скоробогатов. В 1904 г лечили казаков в Уманской больнице старший врач, коллежский советник Василий Семенович Садовнев, регистратор Василий Анисимович Верешага. 
В управлении Ейского отдела, находящегося в ст. Уманской служили: 
- старший врач отдела, коллежский советник – Михаил Алексеевич Довыдов; 
- младший врач, коллежский асессор – Анатолий Николаевич Маневский; 
повивальная бабка – Нионила Николаевна Шанько.

Полностью статья «Два века русского повивального искусства. Часть первая.» опубликована в 11 номере журнала «Домашний ребёнок», стр 120. Весь тираж 11 номера закончился, но вы всегда можете заказать у нас электронную версию 11 номера.

Использованная литература.
1. Абрамченко В.В. «Активное ведение родов», руководство для врачей, Санкт-Петербург, «Специальная литература», 1996 год, стр. 10, 13, 101, 180-185.
2. Абрамченко В.В. «Классическое акушерство», книга первая, Санкт-Петербург, «ЭЛБИ-СПб», 2007 год, стр. 33, 41-42.
3. Айламазян Э.К. «Акушерство», Санкт-Петербург, «Специальная литература»,1997 год.
4. Амосов Н.М. «Энциклопедия Амосова. Алгоритм здоровья», Москва, ООО «Издательство АСТ», Донецк, издательство «Сталкер», 2003 год, стр. 303-304.
5. Антонов А.И., Борисов В.А. «Динамика населения России в XXI веке и приоритеты демографической политики», Москва, издательский дом «Ключ-С», 2006 год.
6. Антонов-Овсеенко А.В. «Портрет тирана», Москва, «Грэгори-Пэйдж», 1994 год, стр. 272.
7. Аршавский И.А. «Ваш малыш может не болеть!», Москва, издательство «Советский спорт», 1990 год, стр. 28.
8. Бабкин П.С. «Роды и новорожденный», эволюционные, неврогенные и ятрогенные проблемы, Воронеж, издательство Воронежского государственного университета, 2004 год, стр. 122-123, 146, 188.
9. Белошапко П.А., Фой А.М. «Обезболивание и ускорение родов», Москва, государственное издательство медицинской литературы «Медгиз», 1954 год, стр. 6, 101.
10. Бодяжина В.И. «Акушерство», 5-е издание, исправленное, Москва, издательство «Медицина», 1969 год.
11. «Большая медицинская энциклопедия», 2-е издание, Москва, государственное научное издательство «Советская энциклопедия», том 28, 1962 год, столбец 842, статья «Родовспоможение».
12. Бравая Р.М., доктор, аспирант кафедры социальной гигиены 2 МГУ «Охрана материнства и младенчества на Западе и в СССР», исторические очерки, государственное медицинское издательство, 1929 год, стр. 229.
13. Брин В.Б., Варанян И.А. и др. «Основы физиологии человека» в 2-х томах под редакцией академика РАМН Б.И, Ткаченко, Санкт-Петербург, Международный фонд истории науки, 1994 год, том 2, стр. 363.
14. Бумм Е., профессор «Руководство по изучению акушерства», Санкт-Петербург, издание журнала «Практическая медицина» (В.С. Эттингер), 1910 год.
15. Проф. Эрнст Бумм «Руководство к изучению акушерства в 28 лекциях», Петербург-Киев, книгоиздательство «Сотрудник», 1910 год, стр. 201.
16. Проф. Э. Бумм «Руководство к изучению акушерства», Москва – Ленинград, государственное издательство, 1930 год, стр. 9.
17. Патрик Бьюкенен «На краю гибели», Москва, издательство «АСТ», 2008 год.
18. Быстрова К.С. «Гипотеза вспомогательного механизма регуляции внутриутробного роста человека», статья опубликована в журнале «Педиатрия», том 89, № 1, 2010 год, стр. 7-13.
19. Васильев Б.Л. «Люби Россию в непогоду», избранная публицистика, Москва, издательство «Вагриус», 2006 год, стр. 11.
20. Гаврилова И.Н. «Демографическая история Москвы», Москва, «Фаст-Принт», 1997 год, стр. 34.
21. Гинзбург Е.С. «Крутой маршрут. Хроника времён культа личности», Москва, «Советский писатель», 1990 год, стр. 366.
22. Бен Голдакр «Обман в науке», Москва, «Эксмо», 2010 год, стр. 29-30.
23. Головач М.В. «Опасные роды», статья опубликована в информационно-практическом журнале «Жизнь с ДЦП. Проблемы и решения», № 1, 2009 год, стр. 30-33.
24. Гроссман В.С. «Жизнь и судьба», роман, Москва, ООО «Издательство АСТ», ООО «АСТОЛ», ЗАО НПП «Ермак», 2004 год, стр. 268.
25. Груздев В.С. «Курс акушерства и женских болезней, часть II «Акушерство», том II, Берлин, государственное издательство РСФСР, 1922 год, стр. 310.
26. «Демография», учебник Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, под общей редакцией доктора экономических наук, профессора Волгина Н.А., Москва, издательство РАГС, 2003 год.
27. «Деонтология в медицине» в 2-х томах под общей редакцией Б.В. Петровского, Москва, «Медицина», 1988 год, том 2, стр. 188.
28. Журнал «Дети» № 1, 2011, стр. 29-31.
29. Добрынин П.И. «Полное руководство к изучению повивального искусства», Санкт-Петербург, типография Стасюлевича, 1901 год.
30. «Ежегодник БСЭ 1979 год», Москва, издательство «Советская энциклопедия», 1979 год, стр. 495.
31. Ефимов Сергей «Молитвою спасёмся», статья опубликована в газете «Metro» (Москва) от 6 сентября 2010, стр. 12.
32. «Очерки акушерской патологии и оперативное акушерство» пособие для врачей под редакцией К.Н. Жмакина и А.Г. Степанова, Москва, государственное издательство медицинской литературы «Медгиз», 1953 год, стр. 282.
33. Жорданиа И.Ф. «Учебник акушерства», 3-е издание, Москва, государственное издательство медицинской литературы, 1961 год, стр. 12.
34. Зильбер А.П., Шифман Е.М. «Акушерство глазами анестезиолога», Петрозаводск, издательство Петрозаводского университета, 1997 год.
35. Проф. Иванов Н.З. «Акушерство». Издание автора, Москва, типография МКХ им Ф.Я. Лаврова, 1926 год, стр. 139.
36. Каплан А.Л. «Акушерство», Москва, «Медгиз», 1952 год, стр. 3-4.
37. Тадеуш Келановски, проф. «Пропедевтика медицины», Москва, издательство «Медицина», 1968 год, стр. 7, 122, 133, 136.
38. Коновалов В. «Медицина XXI века», статья в журнале «Будь здоров», №5(23), май 1995 год, стр. 2-8.
39. Конюс Э.М. «А.А. Кисель и его школа», очерки по истории русской педиатрии, Министерство здравоохранения СССР, Москва, Центральный институт усовершенствования врачей, 1949 год.
40. Конюс Э.М., дмн «Пути развития советской охраны материнства и младенчества (1917-1940)», очерки по истории русской педиатрии, Москва, Центральный Институт Усовершенствования врачей, 1954 год.
41. Кораблёв Г.И. «Курс акушерской науки и женских болезней или учение о жизни женской касательно половых отправлений, изложенное в физиологическом, диетическом, патологическом, терапевтическом и оперативном отношениях», учебное руководство Москва, издательство типографии И. Смирнова, 1841 год.
42. Королёва Ирина «Я родила сама!», рассказ о родах опубликован в журнале «9 месяцев» № 5, 2010 год.
43. Котельников В.П. «От Гиппократа до наших дней», Москва, издательство «Знание» (серия «Народный университет. Естественнонаучный факультет»), 1987 год, стр. 87.
44. Лебедева В.П. «Охрана материнства и младенчества в Стране Советов», Москва – Ленинград, государственное медицинское издательство, 1934 год, стр. 72, 103, 105.
45. Листова Т.А. «Обряды и обычаи, связанные с рождением детей. Первый год жизни», статья опубликована в сборнике «Русские» под редакцией Александрова В.А., Власова И.В. и Полищук Н.С., Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, Москва, «Наука», МАИК «Наука», 1999 год.
46. Ломоносов М.В. «О воспитании и образовании», Академия педагогических наук СССР, Москва, «Педагогика», 1991 год, стр. 35.
47. Лурье А.Ю. «Избранные труды», Академия Наук Украинской ССР, Институт физиологии имени А.А. Богомольца, Киев, издательство Академии Наук Украинской СССР, 1960 год, стр. 11-12.
48. Малиновский М.С. «Оперативное акушерство», руководство для студентов и врачей, Москва, государственное издательство медицинской литературы «Медгиз», 1955 год, стр. 56, 251.
49. Медведева И., Шишова Т. «Безобразия в образовании», Саратов, издательство Саратовской Епархии, 2005 год.
50. «Медицина и идеология», критический анализ некоторых буржуазных теорий, сборник под редакцией Г.И. Царегородцева, Москва, «Медицина», 1985 год.
51. «Медицинская газета» № 7, от 2 февраля 2011 года, подборка статей Евлановой В. «Кипят страсти вокруг прививки…», стр. 1, 4, и Блиева Ю. «Прививать или не прививать?», стр. 14.
52. Мирский М.Б. «Медицина России Х – ХХ веков: очерки истории», Москва, «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2005 год.
53. «Многотомное руководство по акушерству и гинекологии», том 1 под редакцией Ф.А. Сыроватко, Москва, государственное издательство медицинской литературы «Медгиз», 1961 год, стр. 14-15, 31, 101, 107.
54. «Многотомное руководство…», том 2 под ред. проф. Фигурнова К.М., 1963 год, стр. 435.
55. Молохов А.Н. «Очерки гинекологической психиатрии», Кишинёв, «Картя Молдовеняскэ», 1962 год.
56. Наумов А.В. «Домашние водные роды», Москва, «Современник», 2001 год.
57. Николаев А.П. «Очерки теории и практики обезболивания родов», Москва, «Медгиз», 1959 год, стр. 9.
58. Нилов Е. «Боткин», Москва, издательство «Молодая гвардия», 1966 год.
59. Нувахов Б.Ш., Леврова И.Г., Грибанов Э.Д., Арифулова Л.Н., Шилинис Ю.А., Щорс Т.А., Чекнов Б.М. «Медицина и милосердие Москвы в зеркале столетий», по материалам фондов Научно-исследовательского центра «Медицинский музей» Российской академии медицинских наук, Москва, 1998 год (К 850-летию столицы России), стр. 25.
60. Оден, Мишель «Возрождённые роды», книга о том, какими могут и должны быть роды, Москва, Центр Родительской Культуры «Аква», 1994 год, стр. 127-128.
61. «Ответы священников на вопросы насущные и не очень», выпуск II, (Библиотека «Православие и современность»), Саратов, издательство саратовской епархии, 2009 год, стр. 139-141.
62. Доктор Г. Плосс «Женщина в естествознании и народоведении», антропологическое исследование в двух томах, Санкт-Петербург, издание Ф.В. Щепанского, 1900 год, том 2, стр. 115.
63. «Протоколы заседаний Конференции Императорской Военно-медицинской академии за 1899-1900 учебный год», Санкт-Петербург, Военная типография (в здании Главного Штаба), 1903 год.
64. Журнал «Роды. RU», № 11, 2006 год, стр. 74-79, статья «Роддом № 6: тихие аллеи».
65. «Русский дом», № 7, 2010 год, стр. 42.
66. «Акушерство» под редакцией Савельевой Г.М., Москва, «медицина», 2000 год, стр. 23.
67. «Санитарное просвещение», руководство для врачей, Министерство здравоохранения СССР, центральный Институт санитарного просвещения, Москва, 1954 год, стр. 77-80.
68. Семашко Н.А. «Избранные произведения», АМН СССР, Москва, государственное издательство медицинской литературы, 1954 год.
69. «Вакцинопрофилактика при нарушении здоровья» под редакцией Б.Ф. Семёнова, А.А. Баранова, Москва, 2001 год, стр. 3.
70. Скробанский К.К. «Учебник акушерства», Ленинград, «Медгиз», 1946 год, стр. 156.
71. Смирнова Т.М., Гундаров И.А. Крутько В.Н., статья «Медико-демографические проблемы России в мировом контексте» опубликована в Материалах V Всероссийского форума «Здоровье нации – основа процветания России», 16-19 октября 2009 года, том 5, стр. 216-218.
72. «Справочник по акушерству и гинекологии» под редакцией академика АМН СССР, профессора Персианинова Л.С. и проф. Ильина И.В., 3-е стереотипное издание, Ленинград, «Медицина», 1980 год, стр. 5.
73. Сорокина Т.С. «История медицины», Москва, издательство «ПАИМС», 1994 год, 2-е издание, стр. 35.
74. Сорокина Т.Т. «Роды и психика», практическое руководство, Минск, ООО «Новое знание», 2003 год, стр. 257.
75. Стародубов В.И., Михайлова Ю.В., Иванова А.Е. под редакцией «Здоровье населения России в социальном контексте 90-х годов: проблемы и перспективы», Москва, «Медицина», 2003 год, стр. 14-25.
76. Сухотин А.К. «Парадоксы науки», Москва, «Молодая гвардия», 1978 год.
77. Толочинов К.Ф., б. Директор Харьковского Земского Родильного дома, заслуженный Профессор Харьковского Университета «Учебник повивального искусства», 2-е издание, книгоиздательство П.А. Брейтигама (Л.Ф. Брейтингам) в Харькове и Москве, 1910 год.
78. Харди И. «Врач, сестра, больной. Психологическая работа с больными», Будапешт, издательство АН Венгрии, 1972 год, стр. 188.
79. Хасанов А.А. «Родовая акушерская травма новорожденного», Казань, 1992 год, стр. 3, 79-81.
80. Хачиков Вадим «Лермонтовские места на Кавказских минеральных водах», Минеральные воды, издательство «Кавказская здравница», 2008 год.
81. Царегородцев Г.И. «Диалектический материализм и медицина», Москва, государственное издательство медицинской литературы, 1963 год.
82. Чазов Е.И. «Врач в век научно-технического прогресса и успехов молекулярной биологии», статья опубликована в ежегоднике «Наука и человечество 1982», Москва, издательство «Знание», 1982 год.
83. Черневский Э.Ф., доктор медицины, доцент при Санкт-Петербургском Родовспомогательном заведении «Курс акушерства, читанный в Повивальном Институте при Санкт-Петербургском Родовспомогательном Заведении», Санкт-Петербург, типография Н.А. Лебедева, 1893 год.
84. Шевчук Евгения «С третьей попытки», статья опубликована в журнале «9 месяцев» № 9, 2009 года.
85. Доктор Карл Шредер «Учебник акушерства с включением патологии беременности и родильного периода», СПб, издание Карла Риккера, 1888 год, стр. 187-188.
86. Доктор Карл Шредер «Учебник акушерства…», 10-е издание вновь обработанное д-ром R. Olshausen’ом и д-ром J. Veit’ом, СПб, издание журнала «Практическая медицина», 1889 год, стр. 197-198.
87. Бернгард Шульце, профессор «Руководство к повивальному искусству», Санкт-Петербург, типография М. Эттингера, 1861 год, стр. 303-320.
88. Язвин М.А. «Очерки по истории здравоохранения Курской области» в трёх частях, часть 1 «Здравоохранение в Курской губернии до Великой Октябрьской социалистической революции», Курский областной отдел здравоохранения, Курский государственный медицинский институт, Воронеж, Центрально-Чернозёмное книжное издательство, 1965 год.
89. Suzanne Arms “Immaculate Deception II (A fresh look at Childbirth)”, California, “Celestial Arts”, 1994. Сьюзан Армс «Незапятнанная хитрость 2 (Свежий взгляд на деторождение)», рр. 43-46.
90. Carroll Dunham et al “Mamatoto. A Celebration of Birth”, Virago Press Limited, 1991. (перевод с английского А. Наумова).




← Назад к списку новостей