О детстве всерьез

Домашний Ребёнок
Для авторов журнала дом – это маленькая Вселенная, символ независимости, творческой свободы, самосовершенствования и простого человеческого счастья.

Продолжаем обсуждение проекта «Детство». Ранее мы размещали критику проекта от Павла Парфентьева. Теперь представляем вашему вниманию мнение эксперта проекта публициста Алены Чарубиной.

Меня удивляет та легкость, с которой СМИ пытаются сегодня говорить на тему детства. И эту «легкость» восприятия детства они допускают в то время, когда согласно данным исследований, проведенным экспертами программы «Детство» растет число сирот. 85% из которых – это дети-сироты при живых родителях. Увы, сегодня их почти на треть больше, чем сразу после ВОВ.

И это в то время, когда не падает детская преступность. И ежегодно около 500-600 тысяч детей ежегодно попадают в зону риска. Когда 30% детей рождается вне брака. Когда будущее 70% детей, родившихся в семьях небезоблачно, потому что согласно все той же статистике, эти браки возможно распадутся… Когда от безделья бунтуют подростки в больших городах. Когда только 4% детей занимаются в свободное время интересными делами. На занятия остальных у родителей либо нет средств, либо нет достаточной информации или просто понятия, как правильно организовать досуг детей. И лишь 25% детей посещают спортивные секции. Когда единственным развлечением для детей и взрослых остается ТВ. Тем самым создаются идеальные условия для внедрения в подростковое сознание транслируемых по ТВ моделей поведения. А молодежные ТВ-каналы – ни что иное, как концентрация самых сомнительных достижений мировой телепрактики. Влияние Интернета при этом все же ограничено – сколько семей, имеющих детей, пребывает за чертой бедности или на грани ее. Какой там компьютер! На фоне этого даже короткого списка тяжелых фактов  меня удивляет та странная кампания, которая разворачивается сегодня в СМИ против тех, кто хочет перемен для детства. Фонд «Мое поколение» предложил программу «Детство». И я хочу спросить: осознают ли люди, делающие попытки с ней «разобраться», с чем они, собственно, борются? И против кого? Программа «Детство» представила на суд широкой общественности анализ сложившейся ситуации с выкладкой всех цифр, в том числе и приведенных выше. Разъяснила негативный и позитивный сценарии развития страны в будущем. Авторы ждали серьезной дискуссии, а получилось, что  никто не хочет вести дискуссию в предметной плоскости. Задумайтесь, темой детства занимаются 19 федеральных органов власти, а на региональном, муниципальном уровнях более 50 тысяч служб. И если к лучшему ничего не меняется,  может, надо задуматься об оптимизации этих служб? И не отвергать сразу то, что помогает переосмыслить деятельность их этих служб в том числе. Если никто в политических и общественных кругах не продвинулся вперед в том, чтобы даже сформулировать образ детства – каким оно должно быть в нашей стране, если никто не приблизился даже на шаг в создании концепции по теме, то почему надо с ходу обрушиваться на тех, кто это попытку предпринял. А что получается? Появились люди, вышли с собственной программой, сделали дорожную карту и… ужаснулись еще больше. Ау! С кем вести конструктивный диалог? Все, что они ни скажут, сразу же пытаются вульгарно перетолковать. Авторов выставляют несерьезными людьми. Упала культура обсуждения… Осмотритесь. Главной сферой внимания и приложения усилий власти, бизнеса и общества остается… разрешение текущих проблем. Там рушится, там некому работать, там устаревает, там молодежь бунтует. И власти все время оказываются в такой ситуации, когда вынуждены реагировать, а не опережать. Уверена, что и высшие формы общественной и политической активности нашего населения (я имею в виду возникновение зрелого гражданского общества) появятся в РФ, в том числе, и через такие программы, как «Детство». Как одна из первых рабочих технологий по мобилизации усилий множества людей на создание будущего. И заметьте – нормального будущего. Сегодня пока преобладает такое представление о гражданском обществе, что это некий набор общественных организаций, зарегистрированных Минюстом. Все забывают, что гражданское общество возникает при любом числе самоорганизованных граждан, которые способны решить реальную задачу. Организуясь вокруг проекта «Детство», общество, возможно, окажется способным изменить существующую ситуацию… Меня удивляет неприятие технологий, по которым работает проект. Может, потому что опять кому-то лень вникать в суть? Серьезными экспертами и сотрудничающими с «Детством» научными коллективами вузов проводятся исследования и опросы. Затем разрабатываются дорожные карты. Они – что-то вроде «навигатора по будущему»,  своеобразные «карты военных действий». Карты позволяют всем участникам понимать и видеть, что могут делать их коллеги по процессу, и к каким последствиям все это приведет. В дорожной карте разделены явления, которые имеют собственную логику развития и не зависят от прилагаемых усилий, и зоны, по отношению к которым решения еще возможны. Весь мир работает по такой схеме. Вот из всего широкого перечня заявленных технологических инноваций экспертами были выделены те, которые в наибольшей степени окажут влияние на состояние детства в России. Если кому-то из критиков это кажется детской забавой, я предлагаю вспомнить пример из нашей недавней истории. Интернет мог зародиться именно в России, а идея нашла воплощение в жизнь в США. Еще в 1964 году советскому академику Глушкову пришла в голову идея киберсети. Идея будущего Интернета показалась чиновникам лишь глупой фантастикой. Конечно, проект трудно принять сразу, потому что он меняет наши привычные представления о необходимых мерах в сфере работы с детьми. Но надо вникать и думать. Иного выхода нет. Простой пример, к 2015 году более половины населения земли будут пользоваться Интернетом. Уже сегодня, проживая в одной стране, можно получать образование в другой, а работать по Интернету в третьей стране. Так какой же страной будем мы – в которой удобно и комфортно жить? Или выгодно работать? Или важно получать образование? А собственная образовательная траектория – да об этом можно только мечтать! Только варианты такого будущего нужно закладывать уже с детства. Причем, на уровне государственной политики в сфере образования и производства детских программных продуктов. Разумеется, важную роль играет здесь учет интересов детей при создании инновационных технологий и сред обитания. Возьмем еще один вполне невинный аспект – профориентацию детей. «В школе ее  сегодня фактически нет, – анализируют эксперты проекта, – В семье она осталась той же, что была в советский период, — ориентируют детей не на профессию, а на образ жизни. Только в системе ценностей родителей многое изменилось: образ рабочего практически отсутствует (1%). Основной критерий выбора родителями профессии для детей — ее престижность, высокая оплата». Действительно, значимость высшего образования в сознании как родителей, так и детей все более возрастает. Но родителей вводят в большое заблуждение – востребованного высшего образования в РФ нет. Вы все еще думаете – что восстановить это можно только через заказ экономики? И что это не проблема детства? Вы очень ошибаетесь. К будущей профессии и приобщению к науке дети приходят через интерес в детстве. Значит, усилия надо сосредоточить в этой области.  Выходит, авторы проекта, опять правы. Сегодня многие привыкли рассуждать в русле устоявшихся стереотипов – преодолеть демографический спад можно только увеличением рождаемости, а на такие-то тяжелые отрасли промышленности надо делать ставку и т.д. Давайте опять мыслить в масштабах детства. Почему не исправлять демографические провалы разумной миграционной политикой? Эмигранты прорастают корнями в чужую землю, когда себя не чувствуют чужими их дети. А что делать, чтобы эмигранты ассимилировали, а не разбредались по диаспорам и не укреплялись в них, как за крепостным валом и рвом с водой? Как сделать, чтобы не было «государств» в государстве? Нужно работать с детьми эмигрантов. А кто сказал, что индустрия товаров для детей не может стать для этого подходящей площадкой? Вы заметили, что я сейчас фактически иду по концепции проекта. «Мы стараемся идти по сферам,  привычным восприятию россиянина, – объясняет схему проекта его куратор Алина Радченко, – мы говорим о доступности медицины, о здоровом образе жизни, о материнском здоровье, о семье, школе и т.д. Мы решили идти по сферам, потому что неподготовленному человеку сложно воспринять наш проект целиком. Пока его легче воспринимают по частям. Однако это все равно, что с маленькой лупой изучать слона: увидели хвост – описали, увидели хобот – описали. Поэтому и случаются досадные накладки. Нас вдруг не поняли и что совсем смешно – нас же обвинили в этом. Дескать, не так рассказываем»… Нам предлагают отойти подальше и отрешиться от привычных представлений о том, как надо заниматься детством, посмотреть на предлагаемое под другим углом. Конечно, это требует определенных душевных затрат, что не всегда хочется делать критикам проекта. И они начинают попрекать авторов тем, что летают, дескать, они, грешные, над землей и не занимаются насущными проблемами детства – ростом наркомании и алкоголизма в среде подростков и прочими серьезными и прочими важными вещами. Вся проблема в том, что нынешние «ветераны» наркомании появились не сегодня. В массе своей они сформировались в период распада страны. Женщины сутками пропадали на рынках. Обманутые старики митинговали на площадях. И дети были никому не нужны… В моем понимании, все действия проекта направлены на то, как не дать свернуть с правильного пути здоровым и вернуть к жизни умирающих. Речь, действительно, должна идти о проектировании безопасной среды для ребенка. Дом, двор, улица, школа, Интернет, детское сообщество. Нужно видеть этот мир ребенка целиком. Невозможно реформировать образование, не затрагивая культуру и т.д. Во что играют наши дети? Что смотрят? Что чувствуют? Что видят, с кого берут пример? Вот тоже информация, которую я нашла в материалах программы «Детство»: «За последние 40 лет в мире было проведено более 1000 исследований, изучивших влияние ТВ и кинематографа на детей. Исследования проводились в разных странах мира. Тем не менее, результаты исследований были практически идентичны: агрессия на экране делает детей более жестокими по отношению к людям и предметам. Дети, смотрящие много передач со сценами насилия, воспринимают его как легитимный способ разрешения конфликтов. Просмотр сцен насилия делает человека более беззащитным к насилию в реальной жизни. Чем больше ребенок видит насилия на экране, тем вероятнее, что он станет жертвой насилия. Если ребенок предпочитает смотреть передачи такого характера, он с большей долей вероятности вырастет агрессивным и даже совершит преступление. Естественно, не все дети, видевшие боевик, в качестве способа разрешения конфликтов выбирают физическую агрессию. Но надо помнить, что к ней прибегают, как правило, дети, подвергавшиеся физическим наказаниям». Сегодня предлагается много способов сделать экран безопасным. Но есть реальный  способ сделать его таким – как предлагает программа «Детство», это координация усилий всех, от кого это в разной степени зависит. Нужно всем сесть за стол переговоров. Потребителям и создателям. И если у нас с вами сегодня появляется площадка, где это можно будет сделать, и люди, которые этой темой займутся,  – то нужно этому факту только радоваться. Представьте себе ситуацию развития плохого сценария, когда тенденция к росту матерей-одиночек в нашем обществе, несмотря на все меры и усилия государства, все же сохраняется. Пусть общество негласно продолжает осуждать таких матерей, «мотивируя» их тем самым на «семейный подвиг», но… что делать с детьми, которые страдают от этого. Какие нужно создать условия, чтобы такие дети не чувствовали себя ущербными?  Это первый момент. Второй вопрос упирается в воспитание родителей. И почему бы в выпускных классах или на первых курсах институтов не ввести факультативный курс «Просвещенное отцовство»? Почему не сделать модным среди молодежи такой необычный «тренд»? Почему не ввести добровольный экзамен (тестирование) среди молодых на родительство? Такие вещи, как, например, экзамен на отцовство – «легкий и шуточный» на поверхностный взгляд, – способны глубоко проникать в сознание молодых. Все зависит от способа подачи. Это ведь у молодых отцов рождается, как говорилось выше,  30% детей  вне брака.  Вы, вероятно, знаете, что ребенок из неполной семьи входит в зону риска. И 62 работающие детские колонии по стране вас в принципе пугают? То есть, вам уже не такими смешными кажутся идеи и способы воздействия на сознание молодых? Идем дальше. Как картинку для следующего вдумчивого осмысления приведу еще один простой пример из жизни вузов. Студенты Высшей школы экономики (НИУ) проводили в конце прошлого года конкурс рассказов. И выявили любопытную картинку. Их сокурсников не интересует… жизнь. Воображение молодых не вертится вокруг своего собственного будущего или своей страны. Они живут в мире ирреальности. Студенты подражают романам Толкиена, черпают вдохновение в «Звездных войнах», «Ночных дозорах» и т.д.. Как сделать реальную жизнь ближе к студентам? Да все через тот же грамотный игровой и аудивизуальный ряд. А, кстати, почему вместо того, чтобы лишать родителя прав (если он не совершил преступление, разумеется), не дать ему шанс пройти обучение, предложить пройти экзамен «ответственное родительство». Формальная процедура, скажете вы. Отнюдь. Это и ликбез, и возможность дать человеку еще один шанс вернуться к своему ребенку. Даже если немногие из тех, кто прошел такие курсы, смогут после этого сохранить свою семью и вернуть доверие ребенка, в стране станет чуть меньше сирот. Напоминаю, что к принуждению опять же никто никого не призывает. Остается добавить, в программе «Детство» заложены серьезные предложения, затрагивающие область работы органов соцобеспечения на местах и даже министерств культуры, образования, здравоохранения и т.д. Проекту не хватает только Вас, ответственного родителя!

Анна Пинежанинова, 11.02.2012

У меня, к сожалению, ооочень длинный комментарий получился.
Тут


Анна Пинежанинова, 11.02.2012

Большое спасибо за Вашу бесценную рекомендацию.
Еще раз рекомендую перечитать то, с чего мой развёрнутый комментарий начинался. Возможно, при повторном прочтении соображения о необходимости уважения к собеседникам найдут в Вашем сознании, почтенный, какой-никакой отклик. Но и на «нет» – суда не будет. ;)


Инна, 11.02.2012

Мне проект категорически не нравится


Tata, 11.02.2012

проек для дибилизации населения… и как раньше люди то жили без таких умников??????? и как эти самые быдла которые написали и продвигают этот проект жили и выросли без него?
просто одна цитата: Представьте себе ситуацию развития плохого сценария, когда тенденция к росту матерей-одиночек в нашем обществе, несмотря на все меры и усилия государства, все же сохраняется.
а конкретне без пыли и тумана? какие меры и усилия предприняло государство??????????????????????????????? ответ очивиден: НИКАКИХ.


вадим, 11.02.2012

> проек для дибилизации населения… и как раньше люди то жили без таких умников???????

Правильно ли я понял – получение знаний об обществе ведет к дебилизации населения?

> просто одна цитата: Представьте себе ситуацию развития плохого сценария, когда тенденция к росту матерей-одиночек в нашем обществе, несмотря на все меры и усилия государства, все же сохраняется.
> а конкретне без пыли и тумана? какие меры и усилия предприняло государство??????????????????????????????? ответ очивиден: НИКАКИХ.

Точна! Если изучать вопрос – стане ясно чего делать. Если игнорировать стремительные изменения – так и будет – болото вокруг.


Мама, 11.02.2012

+ У изобретателей и сторонников проекта 2030 – мания величия на пустом месте. 8 тысяч лет человечество воспитывает детей в семье, и мы, папы и мамы 21 века не опустились до состояния пчелы или муравья и не собираемся отдавать своих детей в ваши муравейники. А по духовной сути проект – очередная вавилонская башня, с той только разницей, что первую строили добровольно, а эту собираются строить на костях родителей и на душах детей. Девизом проекта Детство-2030 вполне может стать приглашение: ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД!


вадим, 11.02.2012

Уважаемая Мама, а как Вы поняли – о чем, вообще, проект?

По мне так – он про получение специфических знаний, определенного видения ситуации.
Адских реформ в проекте обранужить не смог. Обсуждаются угрозы – да. Но программы действий там нет. Он про другое. Приведите ссылки на те жуткие вещи, которые заставили Вас написать такой отзыв.


Елена, 11.02.2012

Вадим! Разве не «жуткая вещь» – прохождение какого-то обучения и получение «сертификата» на право быть родителем! Вы себе представляете свою маму проходящую обучение и получающую «сертификат». Ну как-то мы все выросли у «необученных» родителей. Я знала точно – меня мои родители любят, хотя и не разрешали мне очень многого, у меня даже одежды на смену не было – школьная форма и одно платье – ВСЁ! Правда это было в далёкие 70-е годы, теперь всеми неоднократно охаянные и осмеянные. Согласно современным «педагогам» и «психологам» не детство было – а просто родительский «беспредел». Оказывается наши родители не умели нас воспитывать! Что уж говорить про их родителей, наших бабушек и дедушек, те вообще не имели право заводить детей – в военное и послевоенное время не могли их обспечить почти ничем, даже «полноценным» питанием, Вы скажете, что это было раньше, а сейчас другие реалии. Возможно и другие, но человек должен оставаться человеком – рожать и воспитывать СВОИХ детей! Давайте всё-таки скажем спасибо нашим мамочкам и бабушкам, что они воспитали нас просто по интуиции, благодаря родительской любви, которая заключается не только в «накормить-одеть-научить». Своих детей я тоже уже воспитала, хочу быть бабушкой и участвовать в воспитании внуков. Или я «безнадежно устарела» – не смогу? Тоже пойти сдать экзамен на «сертификат»?
Я не понимаю зачем «изобретать велосипед»? Просто потому что так «во всём мире». Во-первых не во всём, а во-вторых – а если весь мир ошибается? Всё равно тупо пойдём за всеми? А про миграцию я даже говорить не хочу – конечно проще собственную провальную демографическую политику залатать как-бы цивилизованной миграционной (хотя она абсолютно хаотичная, никем не контролируемая и в общем-то не прогнозируемая). Я – категорически ПРОТИВ!


Андрей, 11.02.2012

Людей, критично высказывающихся о проекте Фурсенко по реформе средней школы, автор тоже объявит неготовыми культурно обсуждать проблему?Кстати ни одно из государств не имеет форсайт-проекта по детству.Это всё о том, какие молодцы авторы проекта и как они не по достоиству оценены.»Демография и миграция» значатся первыми пунктами программы «Детство». Какое отношение они к детству имеют? Никакого. Это вопрос размывания государственных границ и законного вторжения на нашу территорию других наций и народов. Это «не детские» вопросы …. раньше они решались только войной.И что это всё у автора «методы воздействия на сознание» на важном месте? Демогогия.


вадим, 11.02.2012

> Демография и миграция» значатся первыми пунктами программы «Детство». Какое отношение они к детству имеют? Никакого. Это вопрос размывания государственных границ и законного вторжения на нашу территорию других наций и народов.

Активных трудоспособных молодых людей – что-то около 30-ти миллионов. По периметру живет миллиард. Все кто прошел через советскую культуру – уже приехали. Все следующие волны (индийцы, пакистанцы, афганцы, китайцы) – они вообще никакого представления не имеют о культуре и языке. Теперь представим, что приедет хотя бы (!) сто миллионов. Представили?

Есть ли против этого ответ? Закрывать границы? С востоком можно, хотя и не хотят. А с странами СНГ как? Нельзя по закону. А что мешает проехать Афганцу через любой Узбекистан, Туркменистан и пр.?

Южная Корея, например, строит агентства по всему миру по отлову и затаскиванию людей нужных квалификаций. Австралия – чОтко объявляет кто нужен, какой состав семьи приветствуется и пр.

Но главное не это. Главное то – что если приедут дети (допустим – пяток детишек на семью каких-нибудь китайцев) и будут расти, общаясь только по китайски – как скоро Россия испарится в этой человеческой струе?

Просто подумайте о цифрах. И о том, что метода противодействия даже стомиллионной волне мигрантов – нет.


Павел Парфентьев, 11.02.2012

Ну, во-первых, это неверно, что никто не работал над тем, как должно выглядеть детство, и нет концепций. Они есть. В частности, в аналитическом материале по проекту «Детство-2030″ были представлены базовые идеи концепции, предлагаемой нами. А во-вторых: «А, кстати, почему вместо того, чтобы лишать родителя прав (если он не
совершил преступление, разумеется), не дать ему шанс пройти обучение,
предложить пройти экзамен «ответственное родительство».»А никто не задумывался над простым вопросм – а может просто не стоит пытаться лишать родителя прав, если он не совершал реального (а не искусственно выдуманного) преступления? Собственно, с какой стати надо его этих прав лишать? Ситуации, в которых вопрос не просто о лишении прав, но и вообще о каком-либо вмешательстве извне в жизнь семьи, действительно должен ставиться – это крайние, единичные ситуации.Зачем нужно придумывать какое-то «новое» детство? Почему, вместо этого, не возродить институт семьи в его нормальном, традиционном виде? Тем более, что _ни в одном другом виде_ он существовать плодотворно, с культурологической и антропологической точки зрения попросту не может. Зачем идти на поводу тех «трансформаций» общества, которые его неизбежно ведут «в никуда» – к хаосу и уничтожению, выдавая это за некую модернизацию?Попытки строить некие представления о будущем на основаниии социологических и прочих «опросов» – это вообще методологически совершенно неверный подход. Впрочем, я уже говорил, что принципиально неверной является сама идея о том, что ценности – понятие изменчивое, и что нормально, чтобы они менялись «несколько раз в течение жизни одного поколения». Когда ценности становятся настолько изменчивы – общество оказывается на грани страшного краха. Не знаю, читала ли автор наш аналитический материал – но, к сожалению, по существу именно нашей критики в этом материале не отвечено ничего. А альтернативные концепции и разработки – вполне себе существуют, повторю. При этом они кажутся лично мне куда более здравыми и солидными, чем «Детство-2030″ – при всех ссылках его авторов на институты, опросы и т.п.


вадим, 11.02.2012

> А никто не задумывался над простым вопросм – а может просто не стоит пытаться лишать родителя прав, если он не совершал реального (а не искусственно выдуманного) преступления? Собственно, с какой стати надо его этих прав лишать?

Не подскажете, кто и где говорит о лишении родителей каких-то прав? На западе пока говорят об одном – родитель не имеет права насилия над детьми. Методы воспитания давно развиты для такого уровня, что необходимости совершать насилия – давно нет. Так что в данном случае, речь идет даже не о лишеии родителей каких-то прав. Речь идет о защите прав детей. Такой простой выбор: право собстенности родителей на ребенка (о котором пекутся радикальные организации), против права на жизнь без насилия.

> Ситуации, в которых вопрос не просто о лишении прав, но и вообще о каком-либо вмешательстве извне в жизнь семьи, действительно должен ставиться – это крайние, единичные ситуации.

Так точно! Лично мне (лично мне) идея прямого вмешательства не нравится. Но я ее в проекте и не увидел. Об этом ювенальщики говорят. Эмиссары запада. Данный проект исследовательский. Он описывает опыт. Хороший и плохой. Хорошее тут состоит в том, что родительство не принимается «как есть». Говорится простая и мне лично близкая вещь: родителем быть трудно не только физически или там психологически, но и интеллектуально. Значит – нужна помощь родителям. Предоставление ВОЗМОЖНОСТИ пройти соответствующую подготовку. Надо ли к этому стимулировать? Считаю да. Ставками по кредитам, льготами, например. Получил сертификат – дуй в банк за дешевым кредитом или получай скидки на коммунальные услуги.

> Зачем нужно придумывать какое-то «новое» детство? Почему, вместо этого, не возродить институт семьи в его нормальном, традиционном виде?

Что это значит? Как можно – возродить институт семьи? Он что – исчез?

> Тем более, что _ни в одном другом виде_ он существовать плодотворно, с культурологической и антропологической точки зрения попросту не может.

И не надо. Семья – гут! Речь просто о том, что несмотря на то, что семья – классная штука, количество семейных пар снижается. Сограждане упорно хотят жить отдельно. Рожая при этом детей. Чего делать? Программы поддержки семьи организовывать. Но этом мало что даст – по крайней мере с тем подходом и пониманием, что есть сейчас. Раньше налог был на бездетность. Сейчас чего-то тихо с этим.

> Зачем идти на поводу тех «трансформаций» общества, которые его неизбежно ведут «в никуда» – к хаосу и уничтожению, выдавая это за некую модернизацию?

Можно цитату? Я не нашел там про это.

> Попытки строить некие представления о будущем на основаниии социологических и прочих «опросов» – это вообще методологически совершенно неверный подход.

А какой верный?

> Впрочем, я уже говорил, что принципиально неверной является сама идея о том, что ценности – понятие изменчивое, и что нормально, чтобы они менялись «несколько раз в течение жизни одного поколения». Когда ценности становятся настолько изменчивы – общество оказывается на грани страшного краха. Не знаю, читала ли автор наш аналитический материал – но, к сожалению, по существу именно нашей критики в этом материале не отвечено ничего.

Ну вот вам – сколько лет? Вы давали присягу на службе в армии – защищать СССР до последней капли крови? Ну или Ваш отец, если Вы еще молоды. А теперь – опаньки! Наша Родина объявлена абсолютным злом нашими же соотечественниками. Как тут с ценностями дело обстоит?

> А альтернативные концепции и разработки – вполне себе существуют, повторю. При этом они кажутся лично мне куда более здравыми и солидными, чем «Детство-2030″ – при всех ссылках его авторов на институты, опросы и т.п.

Давайте их обсудим. Можно ссылки на эти альтернативные концепции и разработки?


Павел Парфентьев, 11.02.2012

Отвечу, для начал, на это:

«На западе пока говорят об одном – родитель не имеет права насилия над детьми. Методы воспитания давно развиты для такого уровня, что необходимости совершать насилия – давно нет».

Это неверно. Во-первых, отождествление насилия и наказания – это подмена понятий. Причем для этой подмены нет вообще никаких оснований, это подмена ложная. И если мы эту подмену устраняем и не начинаем лгать сами себе и обществу, считая шлепок или легкое наказание по мягкому месту «ужасным насилием» – тогда да, я согласен, насилию не должно быть места в воспитании детей. При адекватном определении насилия.

Системы защиты прав детей на Западе ведут – и это «медицинский факт» – к серьезным демографическим кризисам. Нам нужно заимствовать эти кризисы?

Прошу понять верно. Я не говорю о том, что «надо применять телесные наказания». Это не мой тезис. Хотя я считаю, что существуют ситуации, в которых их применение разумным, оправданным и отвечающим интересам ребенка.

Я говорю о другом: о вредоносности попыток все их представить как «насилие» и «искоренить».

Во-первых с культурно-антропологической точки зрения это попросту ведет к постепенному разрушению детско-родительских отношений, к определенному отчуждению, невозможности подлинно любовных отношений в семье. И ведет к этому, заметьте, не _отсутствие_ таких наказаний, а именно запрет на них, попытка контролировать воспитательные подходы семьи. Фактически, это означает, что подлинным родителем становится контролирующий (скажем, государство). Права родителей в отношении воспитания имеют очень серьезное антропологическое значение – и «власть над телом» имеет серьезное значение для адекватного формирования человеческой психики.

Во-вторых, попытка продавить везде запрет на телесные наказания в семье – основана на постоянной лжи. Нет международно-правового запрета на их применение – те, кто утверждает обратное – лгут. Нет никаких веских научных оснований утверждать, что умеренные телесные наказания приносят вред психике и здоровью ребенка – а есть дискуссии между разными мнениями ученых по этому поводу. Правда, одно из этих мнений очень активно спонсируется и оберегается от критического анализа. Интересно, с какими мотивами? И, если попытки продвинуть эти идеи столь благородны – зачем использовать для их продвижения ложь?

А вот если подойти со здравым смыслом (и уважением к педагогической традиции, кстати), и провести четкое между воспитательными наказаниями и насилием (а сделать это, при желании, совершенно нетрудно) и защищать детей именно от насилия – то система этой защиты станет куда адекватнее.

К слову об опросах – почему-то в данном случае «защитников прав» не смущает тот факт, что большинство во всех странах, где они проталкивают свои идеи, выступало против запрета на телесные наказания. т.е. когда соцопросы – в пользу их идей, они готовы их активно использовать. Когда наоборот – можно просто игнорировать мнение общественности. С учетом, кстати, того хорошо известного всем специалистам факта, что результаты соцопроса можно легко создать какие угодно, «правильно» поставив вопросы – это и вызывает легкую улыбку, когда авторы «Детства» говорят, что в основе многих их решений лежат опросы.

Что касается альтернативных концепций – то над ними идет серьезная работа. Ключевые слова – сеьезная. Это «Детство-2030″ утверждает, что его идеи обсуждались на гражданских форумах (о которых никто не знает и не слышал, что вызывает определенные сомнения в слове «гражданские»), а предлагает на публику в качестве итогов своей работы тексты, состоящие на 90% из воды и малообоснованных деклараций идеологического плана. При том финансировании и пиаре, которые имеет этот проект – результаты его работы, с точки зрения их солидности, выглядят крайне несерьезно. И повторять эту ошибку не хотелось бы.

Адекватная концепция, _в любом случае_ (и это – императив для любого нормального дальнейшего обсуждения) должна включать следующее:
1. Автономия семьи. Внутренняя жизнь семьи, ее воспитательные и иные решения не контролируются извне.
2. Правовой приоритет родителей в жизни своих детей над всеми другими людьми. Недопустимость никаких решений в отношении детей против воли их родителей (за исключением очень узкого круга ситуаций, явно уголовных или ведущих к непосредственной гибели детей).
3. Понимание незыблемой природы фундаментальных ценностей общества.
4. Правовая защита традиционной семьи, признание ее уникальности и недопустимость уравнивания с ней в праве каких-либо иных форм «семейной» жизни.

В своем аналитическом материале про «Детство 2030″ наша общественная организация, к примеру, предложила комплекс мер, связанных с укреплением семьи и направленных на подлинную защиту детства. Схожие меры, к слову, предложила Русская Православная Церковь – в части именно защиты семьи от сторонних вмешательств эти два пакета предложений – практически одно и то же.

Этот аналитический материала авторам «Детства» был направлен, а в открытом письме содержалось приглашение к серьезному диалогу. К сожалению, пока оно, судя по всему, не услышано. Во всяком случае, никакой серьезной реакции на письмо пока не было, да и групп экспертов, деловито спешащих вступить с нами в диалог я не видел (хотя все контактные данные были даны).

«Как можно – возродить институт семьи? Он что – исчез?»

Нет, не исчез, но находится в определенном упадке вследствие ряда событий и действий многих людей. В частности, направленных на т.н. «защиту детства» (ложно понимаемую), на поддержку различных «альтернативных форм» семьи, отличных от традиционной семьи и т.п. Для того, чтобы семья существовала и развивалась нормально, сперва надо прекратить развивать подобные, откровенно вредные для общества, тренды.

«Речь просто о том, что несмотря на то, что семья – классная штука, количество семейных пар снижается. Сограждане упорно хотят жить отдельно. »

Разумеется. На определенном социальном фоне. И менять надо его фон, а не отношение к подобным желаниям сограждан, не правда ли? От того, что отклонение от нормального признается нормой, оно нормальным не становится.

«А какой верный?»

Прежде всего – учитывывающий антропологию, фундаментальные и неизменные основы общества как такового.

«Наша Родина объявлена абсолютным злом нашими же соотечественниками. Как тут с ценностями дело обстоит?»

Вы путаете аксиологию и ее приложение. Незыблемые ценности имеют основание онтологическое. А то, о чем говорите Вы – не столько ценность, сколько элемент идеологии, переживаемый как ценность.

Вот любовь и уважение к родине – это ценность. Но Родина не тождественна конкретному государственному институту. Естественная и ценностная любовь к Родине распространяется на государство в той степени, в какой государственная надстройка действует в интересах этой самой Родины. Или в той степени, в какой людей обманывают на этот счет. Т.е. любовь к СССР – это сама по себе не ценность, а производная от ценности. С моей точки зрения – основанная у многих людей на ошибке суждения. Но мы-то говорим не об отдельных выводах из ценностей, а о самих ценностях.

Нет, я понимаю, что с точки зрения методологических подходов все это – не более, чем деятельностные конструкты. Собственно, поэтому применение чистой методологической школы к общественным реалиям – штука, по меньшей мере, не менее опасная, чем атомная бомба. И требует подобных же этических стопоров (чего не наблюдается).

В общем, обмен комментариями – это несерьезно. Если Вы представляете «Детство 2030″, способны к нормальному восприятию критики без навешивания ярлыков на оппонента, искренне считаете, что под воздействием серьезных аргументов в проект могут быть внесены _фундаментальные_ изменения – сердечно приглашаю к острому, резкому, но дельному диалогу и со мной, и с другими представителями родительской общественности. Мой е-мэйл – pavel.parfentiev@gmail.com

А то проект этот продвигается на выставках в Шанхае, в недрах общественной палаты и т.п. с одобрения загадочных «гражданских форумов», а мнения наиболее широкой части общественности не учитывается. Как будто это и вовсе не общественность, а так, маргиналы. А кто тогда общественность? Ровно те немногочисленные люди, которые поддерживают подобные начинания? Нехорошо получается Сразу же «терзают смутные сомнения». Т.е. это не гражданская инициатива в интересах общества, а проект, представляющий очень узкие интересы узкой группы людей, продвигаемый банальными лоббистскими методами, при этом выглядит это очень цинично.

Вот и сейчас – на сайте проекта, как ни в чем не бывало, без внимания к какой-либо серьезной критике, предлагается система действий в интересах детей. Включающая именно те элементы, часть которых разгромно критиковалась общественностью. Такое впечатление, что сами семьи, родительская общественность авторами проекта воспринимаются как что-то несущественное, что-то типа «моськи, лающей на слона». Это вызывает удивление, учитывая, что реальные роли-то, с точки зрения общественной значимости сторон, скорее обратны. Во всех гражданских делах надо бы понимать, что именно широкая общественность – слон. И задача начинаний, кстати, обеспечить для этого слона наилучшее, а не игнорировать его, лоббируя собственные интересы.

Повторю, отдельные идеи авторов проекта неплохи (критика в адрес массового образования, к примеру). Однако на фоне «воды» и крайне опасных идей они, к сожалению, как-то не воспринимаются.


Павел Парфентьев, 11.02.2012

Добавлю: «Воображение молодых не вертится вокруг своего собственного будущего или
своей страны. Они живут в мире ирреальности. Студенты подражают романам
Толкиена, черпают вдохновение в «Звездных войнах», «Ночных дозорах» и
т.д.»Очень поверхностные представления. Не понаслышке знаю эту самую студенческую жизнь…В общем, лучше задаться вопросом – кто виноват в том, что романы Толкина оказываются более «настоящими» и жизненными, чем т.н. «реальная жизнь». Проблема ведь не в студентах, на самом деле. Подать-то можно и через аудиовизуальный ряд (хотя не совсем понятно, какая связь между ним – и Толкином с «Дозорами»). Было бы что подавать. А проблема в том, что со всеми этими рассуждениями о «смене ценностей», т.н. «реальная жизнь» оказалась настолько ценностно выхолощена, что она попросту не может у нормального человека вызывать настоящего, живого интереса. Нечем там интересоваться ему, увы. И, к сожалению, в проекте «Детство 2030″ я не вижу попыток решить эту проблему, вернуться к адекватному ценностному ряду – вместо этого происходит как раз поддержка проблемного тренда в сторону якобы «изменчивости ценностей» (а на самом деле – попросту утраты ценностного содержания жизни).


вадим, 11.02.2012

Про ценности я с Вами совершенно согласен. Богомерзкий посмодерн сменил ту концепцию общества, которую нес Советский Союз.
Проблема в том, что сейчас посмодерну, по сути, нечего противопоставить. А постмодернистская коммуникация основательно разрушает ценностный костяк общества. Это активно обсуждает, в частности, Юрий Громыко в своих статьях. Например – тут

И для меня это проблема. У вас есть план восстановления ценностного скелета общества, который был методично сломан в последние 20 лет? Если есть – я всерьез готов обсуждать продвижение этих идей.


Павел Парфентьев, 11.02.2012

«Проблема в том, что сейчас посмодерну, по сути, нечего противопоставить».

Да неправда, что нечего. Только не самая разумной части интеллигенции кажется, что нечего, и она терзается по этому поводу. Это кажется ей на основании ложной предпосылки о том, что старые системы ценностей уже непригодны и устарели.

Ценностный _скелет_ общества надо не восстанавливать, а выявить, с учетом данных культурологии и антропологии. Потому что он у всякого жизнеспособного общества примерно один – это т.н. естественные ценности, воплощаемые в естественное право. Тут надо не возрождать или рождать, а увидеть очевидное. Либо эти ценности сохраняются и признаются – и тогда общество живет и развивается. Либо их считают устаревшими, заменяют какими-то произвольными конструктами, отрывают в аксиологической системе одно от другого – и тогда общество разрушается и гибнет.

Допустим, признание и защита _автономии_ внутрисемейное жизни – это одно из положений естественного права, следующее из таких ценностей. Т.е. на самом деле, бессмысленно отринуть эту ценность, узурпировать или ограничить эти права – а потом обсуждать, как лучше жить в таком состоянии. Это все равно что заткнуть человеку горло, а потом обсуждать, как ему лучше и здоровее жить без дыхания. Это ложный выбор. Правильный выбор – признать соответствующую ценность и ее реализовать, а потом строить надстройки уже с ее учетом.

Кстати, именно поэтому любые концепции, предусматривающие обязательное обучение родителей – неприемлемы в принципе, противостоя фундаментальным и неизменным ценностным «костям скелета» общества. Любого, пока оно жизнеспособно.

«Детство 2030″ – к сожалению, если не намеренно вредный проект, то просто следующий за некими модными, но откровенно ошибочными тенденциями (выбираемыми, видимо, теми, кто его финансирует). Пока это так – трудно говорить об общественном интересе, о реальных интересах детства и т.п. Если же это не так – можно о чем-то говорить. Причем все те силы, на которых Алина Радченко разом в своем письме С. Журовой навесила крайне негативные ярлыки, к нормальному диалогу готовы. Но нормальный диалог – это не диалог, в котором нам предлагается сначала принять за аксиому положения, принимать которые за аксиомы нет никаких оснований.


алексей, 11.02.2012

ведь действительно если темой детства занимаются 19 федеральных органов
власти, а на
региональном, муниципальном уровнях более 50 тысяч служб и ничего не
меняется, если согласно данным авторов проекта около 500-600 тысяч детей
ежегодно попадают в зону риска, когда 30% детей рождается вне брака.
Будушее 70% детей, родившихся в семьях небезоблачно, потому что согласно
все той же статистике, эти браки возможно распадутся+..прочитав все это
обрисовывается совсем безрадужная переспектива по теме детсва и если
люди предлагают свои способы решения тех или иных проблем то по крайней
мере это достойно уважения., это во -первых ,во-вторых в названии
проекта есть слово «форсайт» которое само по себе имеет лексическое
значение опережение,управление будущим т.е усилия сконцентрированы не
только на непосредственной реакции на
беды и неустроенность детей и семей, нуждающихся в поддержке. Авторами
как я понял предпринята попытка обозначить векторы такого
социального развития, которые в результате целенаправленной и
последовательной государственной политики и комплексных усилий
гражданского общества позволили бы в обозримой перспективе
минимизировать сами предпосылки для возникновения подобных проблем,
если не избавиться от них полностью.


Павел Парфентьев, 11.02.2012

«Будушее 70% детей, родившихся в семьях небезоблачно».

Да-да. Поэтому давайте объявим альтернативные формы семьи нормальными и предусмотрим их в законе, все семьи поставим под контроль, а родителей будем принудительно обучать. Необученных – ограничивать в родительских правах. Да? Хорошенькое решение…

Надо менять нравственную атмосферу в обществе, а не принудительным обучением родителей заниматься.


Марина, 11.02.2012

По моему мнению, тема детства актуальна всегда с какого бы ракурса на
нее не взглянуть. Авторы проекта составили дорожную карту наложили на
нее реперные точки и возможные сценариии развития в этой теме.Был на
сайте проекта и ничего криминального для себя не вычитал…..авторы
анализируют проблему с той точки зрения, с которой на нее еще не
смотрели, поэтому он видимо сейчас воспринимается неоднозначно.То, что
говорится об мигрантах и об их грамотной ассимиляции – это естесственно,
что те мигранты, которые приезжают сюда должны комфортно вливаться в
наше общество, уважать традиции и культуру местного населения. Никто
прошу заметить из авторов не говорит о том, что должны быть одни
мигранты! Так же поднимается тема об ответственном родительстве, по мне
она самая актуальная, Как не крути я не думаю что нужно так критично
относиться ко всем их предложениям и уж тем более искажать смысл идей.


Яна, 11.02.2012

Следует трезво взглянуть на проблемы, которые касаются нас и наших детей.. К чему эмоции? Рано или поздно, но каждый из нас столкнется с ними. Мне понравилось, как академик Александр Асмолов сказал «Проект показывает, что если мы не сделаем сегодня определенных шагов, то проиграем. Мастера форсайт-проекта «Детство 2030″ так или иначе выступают как возмутители спокойствия по отношению к детству. В этом их уникальная ценностная роль в культуре. Они привлекают внимание к реальности, причем внимание не только учителей, дошкольных педагогов, но и властей (источник).
Еще интересна мысль – «Пока наш ректорский корпус, а потом и преподавательский, не заметят, что мы живем в изменяющемся мире и в буквальном смысле слова гонимся за бегущим днем, мы будем испытывать нарциссизм и говорить, что мы лучшие в мире». Данная проблема – это проблема не только родителей, но и государства. Детство – это политическая проблема, требующая политических решений. На мой взгляд, не стоит так категорично относиться к данному проекту. И именно сегодня нужно задумываться о последствиях нашей необдуманности. Ведь будущее строится именно СЕГОДНЯ, сейчас.


Павел Парфентьев, 11.02.2012

Ну, в качестве «возмутителей спокойствия» да, «мастера» выступили успешно. Спокойствие из-за них мы все потеряли. Это примерно такая же уникальная культурная роль у грабителей банков. Благодаря им развиваются системы безопасности, охранная техника и т.п….


Анастасия, 11.02.2012

Откуда такой негатив? Может, стоит задуматься? Главное в жизни ребенка
с самого рождения – это семья. Но семьи, к сожалению, бывают разные и
мы не должны забывать о детях, которым не очень повезло с родителями.
Ребенку ничего не должно мешать развиваться и воплощать в жизнь свои
маленькие мечты. И каждый родитель должен иметь шанс стать
ответственным, понимающим и вовлеченным в жизнь своего ребенка. И может
этот проект даст возможность плохим родителям стать хорошими?! или хотя
бы поможет задуматься? это ведь и есть попытка повернуть родителей
лицом к ребенку..
Проведение реформ в любом случае полезная вещь, другое дело, что нам,
обычным людям, сложно трезво оценить и понять истинную суть этой
программы так быстро. Возможно, мы еще не готовы для таких радикальных
изменений, общество вообще очень болезненно относится к нововведениям.
Мне кажется, что дети должны развиваться, ясно представляя будущее и
себя в нем. Выпускники школ должны вступать во взрослую жизнь со
светлым представлением того, чем они хотят заниматься в этой жизни.
Давайте зададимся вопросом «Почему нам не нравится этот проект?» и
попробуем себе на него ответить, ведь в любом вопросе есть
положительные стороны и негативные. А вдруг чаша весов с плюсами
перевесит?!


Павел Парфентьев, 11.02.2012

«Но семьи, к сожалению, бывают разные и мы не должны забывать о детях, которым не очень повезло с родителями».

А судьи кто? Это – самый важный и принципиальный вопрос. Авторы форсайт-проекта считают себя компетентными судить и делить семьи на тех, кому повезло и тех, кому не повезло? Или представители государственных органов, по Вашему мнению, для этого компетентны?


Margo, 11.02.2012

Всегда есть определенная категория людей, которая боится
нового, необычного, того, что еще НИКОГДА НЕ БЫЛО. Особенно, если это несет в
себе угрозу изменения привычного образа жизни, сложившегося уклада. И по-моему «Детство 2030» стало той лакмусовой
бумажкой, которая неожиданно для всех показала состояние и особенно степень вменяемости,
просвещенности, любознательности что ли различных
представителей нашей активной общественности.
Забавные можно сделать наблюдения по некоторым комментариям. Я
согласна с Аленой полностью. И мне непонятны сумбурные претензии (и мелкие придирки не по сути…) в некоторых
оооочень длинных комментариях))). Но не о том речь.

Почему никто не вникает в суть идей этого форсайта? Почему никто не думает
о тех детях, для которых нахождение в доме своих родителей – мука? Это же
совсем не сложно представить: ребенка,
который с замиранием сердца прислушивается к повороту ключей в замке. В
каком настроении сегодня родитель? Что ему сегодня в голову взбредет с ним
сделать? И этих детей, а точнее тех
уродов, которые над ними издеваются – становиться все больше и больше. Как хорошо
нам, у нас дома тепло, дети уложены, накормлены… конечно – войди к нам
посторонний, попробуй учить нас жизни –
и наше возмущение вполне оправдано и даже в правовом поле все в порядке…. Но
это не значит, что везде так!!!

Я очень рада за г. Пинежанинову, что ей есть что защищать и беречь… а как
быть с теми детьми, кто уже потенциально в группе риска и вот- вот включиться в
процессы криминализации.. и уже включается пока мы тут в сами полемизируем.

Почему это никого не волнует?

Правильно, что эта команда форсайта поставила эти вопросы. Может быть поставила
резко, зато многие зашевелились, заговорили, наконец..




Светозарочка, 11.02.2012

Margo а такие «побочные эффекты» вы конечно будете умалчивать или всетаки пркомментируете? Гражданам нужна безопасность в России а не тотальный контроль «большого брата»


Анна Пинежанинова, 11.02.2012

То есть, судя по персонифицированному обращению, под «особо длинными комментариями ))» Вы имели в виду мой?

Но, почтенная, никакого отношения к претензиям к проекту «ДЕТСТВО» он не имеет отношения вообще!
По одной простой причине – претензий к самому по себе проекту там нет. И быть не могло изначально. Так получилось, что реальная работа других людей, попытки сделать жизнь в стране лучше – у меня вызывают лишь уважение.

Извините, не могу даже предположить, что именно Вы там у меня такое вычитали и что Вас заставило за меня радоваться (за это – отдельное спасибо, конечно. Приятно доставлять радость ).


Павел Парфентьев, 11.02.2012

«Почему это никого не волнует?»

Да почему же. Волнует. Только это не повод для того, чтобы контролировать родителей, заставлять их проходить обязательную подготовку по неведомо кем создаваемым программам и т.п. Решение указанных проблем – на совсем иных путях. Решения, предлагаемые проектом «Детство», только ухудшат существующие проблемы и создадут новые, ранее невиданные. Выживание общества при этих новых проблемах – не гарантируется вовсе.

Это примерно то же самое, что разработать проект всех подключить к искуственным стимуляторам сердца и подвергнуть принудительному удалению печени, а потом говорить: «Вот вы храните Ваше здоровье и мы рады, что у Вас есть что хранить. А что делать тем, у кого уже завтра начнется рак печени? О них Вы подумали?».

Это манипулятивный подход, к сожалению.


Мила, 11.02.2012

Есть такая вещь как интуиция. Она никогда не обманывает. И она говорит не в пользу этого проекта. Именно поэтому очень многих родителей уже с первого же взгляда отталкивает проект «Детство», какие бы высокие и красивые лозунги он не ставил…


Валерия, 11.02.2012

Категорически против «Форсайт проекта 2030″. Посмотрим кто же в нем заинтересованн: производители компьютерных технологий, микрочипов. Потребители человеческих ресурсов, лучше дешевых из иных форм сообществ где эти ресурсы с детства воспитаны на негативе и ирреальной действительности.Фраз про желание счастливого будущего нашим детям -не надо. Мы плавали -знаем, с историей знакомы(Фурсенко тогда еще не было). Если кому-то угодно подобные проекты реализовывать , пожалуйста только применительно к своим детям и за свои деньги. А от лица общественности как гос.проект , при том ,что большинство родительской общественности против , это уже не демократия-рабство. Мы уж как нибудь ближе к Богу , он нам и таланты и истины и жизнь вечную. А с такими проектами только к апокалипсису.


Margo, 11.02.2012

Во-первых, не совсем понятно, что вы имеете в виду, написав «заставлять их проходить обязательную подготовку». Кто их заставляет проходить эту подготовку, в каком регламенте, и прочее? Будьте добры, пожалуйста, ссылку. Иначе все ваши комментарии не более чем инсинуации. Очень просто обвинить другого в том, о чем он даже не подозревает. Насколько я знаю, кроме подобных вам, никто эти «принуждения» и не предполагал. И как вы вообще это себе представляете?
Это очень похоже на тактику черного пиара по дискредитации соперника и не более того. Иными совами: вранье, с целью опорочить. ССЫЛКУ обозначьте, где команда проекта настаивает на ОБЯЗаТЕЛЬНОЙ ПОДГОТОВКЕ.
Что касается комментариев г. Парфентьева – не вижу достойных обоснований и доказательств тезисов… одна неподтвержденная ничем БАЛТАЛОГИЯ. Мелко как-то, даже противно….


Павел Парфентьев, 11.02.2012

Вообще-то, раз собеседники обсуждают тему, я предполагаю, что они знакомы с ней. Т.е. и с материалами проекта (и вокруг него), и, хотя бы, с нашим аналитическим материалом, который был опубликован в «Домашнем ребенке». И мне казалось, что повторять ссылки, уже не раз приведенные в ходе полемики – нет смысла.

Но, раз Вы настаиваете:
«Для современного родителя ребёнок становится сложным проектом. Женщина вынуждена выбирать: работа или дети? Совмещение невозможно. С другой стороны, ребёнок получает некомпетентных родителей, которые даже оказать первую медицинскую помощь затрудняются, не говоря уже о психологической поддержке, о совместной жизни, в которой ребёнок не подавлялся бы. На наш взгляд, родительские знания нужно давать на специальных площадках. Обучение родительству должно стать по меньшей мере доступным. Но в принципе, можно пойти дальше – оно должно стать обязательным. И при соответствующем реформировании органов опеки и социальных служб мы должны будем через какое-то время ставить вопрос об ограничении родителей в своих правах в случае, если они не прошли это обучение, либо не выполняют своих обязанностей перед ребёнком…»
А.Ф. Радченко, в связи с «Детством 2030″. Источник

На будущее, все-таки, я бы заметил, что соответствующие материалы мы обобщили и откомментировали в своем аналитическом материале (выложен и на этом сайте, и у нас). И если там приведены какие-то ссылки, не хочется повторять работу, снова их выкладывая. Откуда ж время взять на постоянный копипас?




← Назад к списку новостей