«Норильское дело»

Домашний ребенок 

Предыстория (по свидетельству жительницы г. Норильска Светланы Гордеевой).

Жил-был мальчик Валера. С мамой и отчимом. Жил не тужил. Да вот не очень его любили в детском саду. Волосы, говорят, длинные. И отчим, говорят, подозрительный – косу де носит, футболки странные, компьютером увлекается – в общем, никак не укладывается в концепцию положительного добропорядочного семьянина-комсомольца. Мама тоже не такая, как все: хоть и домохозяйка с двумя детьми (один из которых – инвалид), а находит время на гражданскую активность. Этим летом Анастасия организовывала митинг и сбор подписей за строительство спорткомплекса в Норильске (здание хотели отдать под торговый центр).

В самом деле, чему могут научить сына  такие родители? Ребенку  4 года, а волосы чуть ли не до плеч!

2 апреля малыша привели в детский сад. Обычный норильский детский сад № 90, с поэтическим названием «Цветик-семицветик». Домой Валера вернулся только почти через 2 недели. За эти дни он существенно расширил кругозор – побывал в милиции и в детской больнице. Что же произошло? Не будем увлекаться домыслами, давайте пройдемся по фактам – протоколу УВД.

Начало

2 апреля 2010 года перед дневным сном воспитатель детского сада обнаружила на теле Валеры ссадины и царапины.

14.29 – звонок в дежурную часть милиции из детского сада.

Из протокола следует, что ребенка опросили воспитатель и педагог-психолог, мальчик сказал, что его бьют родители.

Выдержка из протокола: «Заведующая детского сада Зинаида Кисаева пояснила, что перед дневным сном к ней подошла воспитатель и сказала о том, что перед тем как укладывала детей спать, она увидела у мальчика Чуева Валеры царпины, кровоподтеки, ссадины на груди, в области локтей и на плечах». (Фотографии описанных в протоколе мест на теле ребенка можно увидеть и сравнить с данными протокола здесь: http://kuraev.ru/smf/index.php?topic=363526.msg4497579).

15.20 – инспектор по делам несовершеннолетних Ирина Кравченкова приезжает в детский сад. Ребенка опрашивают еще раз (без присутствия специалистов отдела опеки). Выдержка из протокола:«Малолетний Чуев пояснил, что 1 апреля его ударил папа и поцарапал спину, а мама ударила рукой в живот»

16.10 – мальчик переведен из детского сада в городское отделение милиции.

Как следует из протокола, инспектор по делам несовершеннолетних пыталась связаться с  родителями, однако домашний телефон был отключен, сотовый отца не отвечал, отец пояснил позже, что был в цеху.

В ОМ ребенка осмотрели врачи «скорой помощи», был поставлен диагноз: ОРВИ (который не подтвердился  в больнице), ссадины, синяки.

Около 19.00 – Чуева перевезли в детскую больницу (как объяснили на комиссии, детей до 4 лет в таких случаях помещают в больницу, старше 4 – в приют.  Валере- 4,5 года, однако его поместили не в приют, а в больницу, мотивируя решение тем, что он «маленький». В каком смысле – не совсем ясно.

Из протокола: «Врач, принимающий ребенка, пояснила, что ребенок поступил неопрятный, в грязных вещах, нестрижен».

В общем, действия милиции были проведены согласно «п.3, ч.1 ФЗ-120 и приказу 569 от 2000г. МВД РФ» и инспектора «приняли все меры для защиты законных интересов малолетнего Чуева, находящегося в социально опасном положении».

Продолжение

Следующие 10 дней Валера провел в городской Норильской больнице, на отделении для брошенных детей. Первые несколько дней родители не могли добиться свиданий с ребенком.

Первый раз мать и сын увиделись только 6 апреля.

Из сообщения Алексея Фоменко, отчима Валеры, на местном форуме:

«Только что вернулась из больницы моя жена, на грани истерики… начну, наверное, с того, что в условиях больницы сын стал совершенно неуправляемым, на любые вопросы обо мне отвечает «папа не бил, не обижал», но при этом «папа спину царапал». Похоже, что сыну понадобится не психолог, а психиатр. На предложение жены дежурному врачу описать повреждения ребёнка на бумаге был категорический отказ. Должен заметить, что никаких синяков, о которых нам с женой говорили по телефону во время наших звонков в больницу, на теле сына нет; никаких документов, кроме схемы расположения царапин, сделанной при поступлении сына в больницу (да ещё и с неточностями), жене не предоставили и, к великому сожалению, сделать копию с этого документа не представилось возможным. Выкладываю фотографии сына, которые сделала моя жена. На фотографии отмечены царапины, с которых всё началось, остальные повреждения получены в больнице. напоминаю, что с пятницы до сегодняшнего дня мы никакого личного контакта с сыном не имели. Особо прошу обратить внимание на грудь и живот сына, где, по утверждениям милиции находится «синяк от удара кулаком в живот» и «синяк в форме кисти руки крупного мужчины на груди», по утверждению врачей больницы».

7 апреля родители Валеры подали заявление в прокуратуру Норильска с просьбой провести прокурорскую проверку правомочности действий администрации детского сада, городской больницы и инспекторов по делам несовершеннолетних.

Алексею Фоменко разрешили видеться с сыном. Первые впечатления бели шоковыми: «… у нас новые синяки и шишки… Муж сейчас рассказал, что дети там с подоконника кульбитом на кровать прыгают и медперсоналу на это наплевать! А если кто шею свернёт?!

У меня муж когда всё увидел – ему сердце прихватило… Медсёстры его пустырником отпаивали» (из сообщений на норильском городском форуме).

8 апреля в больнице была проведена судмедэкспертиза, с результатами которой родители ознакомлены не были. К тому времени на теле ребенка появилось множество свежих синяков и ссадин, куда более существенных, чем те несколько царапин, с которых началось дело.

После окончания экспертизы ребенок был спешно переведен на «нормальное» педиатрическое отделение, в палату, где  ребенок лежал уже под присмотром отца.

Из сообщения Алексея Чуева на форуме: «только что вернулся из больницы. Сразу скажу: изменения видны невооружённым глазом; сына буквально обкладывают ватой, медперсонал следит за каждым движением дабы он не набил себе шишек и синяков, опять же, его перевели в палату, где лежит девочка-ровесница и её папа. Конечно, поведение сына за неделю лучше не стало, теперь, чтобы его убедить что-либо сделать или, наоборот, не делать приходится повторять несколько раз. Похоже, исправлять это придётся не одну неделю :-( »

11 апреля родительская общественность Норильска проводят у здания местной администрации пикет против ювенальной юстиции и в поддержку родителей Валеры. Активисты раздавали листовки и собирали подпись плод письмом с требованием вернуть ребенка родителям.

А в семье Валеры дела шли свои чередом (из сообщения Анастасии Фоменко на форуме): «…в данный момент, в карте ребёнка значится, что ребёнок отказной, нетраспортабельный. На основании этого медперсонал не имеет права до разрешения органов опеки отдать мне ребёнка. Такой статус моему сыну поставили господа милиционеры, нарушив ВСЕ правила изъятия ребёнка из семьи – ибо за три часа невозможно получить ни санкции прокурора, ни тем более, решения суда. Мало того, помещение ребёнка в больницу правомочно только тогда, когда ребёнок болен, а когда здоров – в приют временного содержания. Но так как наш единственный приют постоянно переполнен – всех детей отвозят в больницу, тем самым убивая эскадрон зайцев: и в больнице заняты койко-места и в милиции есть галочка о проделанной работе. Схема давно откатана и безотказно работала до недавнего времени.

После того, как мне сегодня позвонили из органов опеки и вежливо (!) пригласили на комиссию, проинструктировав, что потребуются характеристики отовсюду, откуда только можно, и заверили, что ещё и официальное приглашение мне пришлют – я не сомневаюсь, что всё будет хорошо…

…сегодня принесли официальное приглашение на комиссию. Так же выяснила, что по адресу участковые никаких проверок в отношении нашей семьи за неделю не проводили, никаких предписаний им не выдавалось, на учёте семья не состоит. Возможно, имела место неверная информация – давно на учёте состоит другая квартира из нашего подъезда…  Далее. Сегодня разговаривала со своим участковым – никаких проверок, никаких предписаний, никаких опросов соседей… Это проведена проверка? На бумаге – да, но по факту…  Кстати, мой сын не говорил про избиение – это подлог. Валера говорил так: «Папа мне спинку царапал» Не дошло, что хотел сказать ребёнок? В следующий раз у кого-нибудь заберут за щекотку…»

Окончание

12 апреля началось с внеочередного заседания инспекции по делам несовершеннолетних (которое было официально назначено на 13 апреля). На комиссии было принято решение вернуть ребенка в семью, и Валеру наконец выпустили из больницы. Казалось бы, хеппи-энд?  И да, и нет. Нельзя не отметить удивительную для России сплоченность норильчан, единым фронтом выступивших в защиту родителей Валеры, профессионализм и оперативность местных СМИ. Во многом, благодаря именно их действиям было принято благоприятное для семьи решение о возврате ребенка в семью. Однако, Валера получил серьезную психологическую травму. Пишет мама Валеры: «Это страшно… Валерка как чужой – он то висит на мне, то убегает… Хватает еду, укусит, бросит… Печенье – палочки – «курит»… Когда спрашиваешь рад ли он, что вернулся домой – говорит «я с тобой разговаривать не буду» И это с такой агрессией произносится… Всех угощает печеньем, фруктами… Отказывается самостоятельно есть… Я не отступлюсь, пока не накажу всех виновных!»

Не меньшую травму получили и родители, а на комиссии матери Валеры была устроена форменная «показательная порка»: «На комиссии заявили, что я обязана обращаться в травмпункт, даже если ребёнка поцарапал котёнок… по сути, весь этот процесс – была показательная порка. Видимо, эти чины на комиссии полагали, что остальные родители испугаются и не будут шуметь, чтобы с их семьями того же не произошло… Теперь, утром отводя ребёнка в садик, я всем остро рекомендую ЗАСТАВЛЯТЬ воспитателей и медсестру детского сада осматривать детей, а когда будете забирать ребёнка из детского сада – повторный осмотр. Если есть хоть малейшая царапина или крохотный синяк – бегом в травму – фиксировать и снимать повреждения. В общем, приведу мысли и чувства в порядок – более детально опишу то, что происходило на комиссии и в больнице, когда я Валерку забирала…»

Мнение Анастасии горячо подтверждает Светлана Гордеева, Норильск: (http://gordeyeva-sv.livejournal.com/):  «Собрались человек 10 – специалист отдела опеки, управления образования, главный педиатр, начальник отдела ПДН УВД, помощник прокурора и иже с ними. В числе приглашенных – уполномоченный по правам ребенка по Норильску Плотникова Н.А., председатель центра семьи «Норильский», она же депутат НГС Проскурякова Л.Г., начальник управления по спорту и молодежной политике. Мама, естественно.

Сначала железным голосом зачитали протокол, причем зачитали так, что в голову сразу закрались сомнения: а вдруг ребенка все-таки били, ведь не может же все это произойти на ровном месте? Да и факты налицо.

Однако, чем дальше, тем больше все походило на фарс. Ну как можно устраивать слушания такие, основываясь только на словах ребенка? Вот и Проскурякова не выдержала, рассказала историю с внуком – как они с дочерью спросили, бьют ли его дома, и ребенок радостно подтвердил.

Начала говорить мама, ей стали задавать вопросы, и, на мой взгляд, не дали высказаться до конца – увели разговор в другое русло.

Опять же про этого котенка любо-дорого послушать – «Если вашего ребенка даже поцарапал котенок, вы обязаны принять все меры к защите его прав и законных интересов.»

Как? Повести котенка в прокуратуру? Поставить его в угол? Написать на него заявление? Все это понятно – и что ребеночка надо защищать, и что котенка отправить куда-нибудь, но когда такие советы переводятся в казенную плоскость – ей-богу смешно становится. Все эти милицейские фразочки уже давно веселят людей. Может, потому люди и не знают законов, что все эти люди в погонах не могут рассказать о них простым человеческим языком?»

Сама эта фраза, по моему мнению, ярко характеризует ситуацию – в погоне за полным соответствием букве закона забыли о простых человеческих чувствах и ценностях.

Наверное, до сих пор ни одному из участников всей этой заварухи до сих пор в голову не пришла мысль, что больше всех пострадал ребенок. Это ж какую мальчику нанесли психологическую травму, что он сейчас замкнулся в себе и ведет себя не очень адекватно! Зато свой долг выполнили – протащили родителей под бульдозером закона и главное – преподали хороший урок! А, кстати, каков же этот урок?

Сохраним серьезные мины и воспримем эту непреложную истину, выданную устами сотрудников отдела опеки и всех остальных членов комиссии:

«Впредь вы должны всегда обращаться к заведующей детского сада, если обнаружите царапины у ребенка». Да-да. Такова была мораль сего собрания мужей ученых. Опять стреляем по воробьям из пушки?.

Эпилог

В настоящий момент по факту нанесения телесных повреждений Валерию Чуеву заведено уголовное дело. К счастью, не против родителей Валеры, однако и не против работников детского сада №90 или персонала больницы в которой  содержался Валера.

Родители заняты ликвидации бреши в отношениях с ребенком, возникшей за 10 дней отсутствия, а также подготовкой к подаче в суд иска на персонал детского сада №90 и работников милиции. В последние дни Анастасия и Алексей не появляются на форуме – слишком много дел в семье….
Наталья Геда



← Назад к списку новостей