Насилие в школе: что такое буллинг, чем он опасен и как с ним бороться

Домашний Ребёнок
Для авторов журнала дом – это маленькая Вселенная, символ независимости, творческой свободы, самосовершенствования и простого человеческого счастья.

насилие в школе

фото: austinanthony

Все знают, что в любой школе, в любом классе есть дети, которые любят обижать, задирать, бить, обзывать других, отбирать у них деньги и вещи. Есть дети, которые чаще других становятся жертвами хулиганов, задир, обидчиков. И унижение, издевательства, травля, насилие в разных формах это повседневная, обыденная реальность для большинства школьников. Одни участвуют в этом процессе непосредственно, в качестве агрессора или жертвы. Другие — большинство — пассивно, как очевидцы и свидетели.

Всемирная организация здравоохранения проводит периодический мониторинг аспектов поведения школьников, влияющих на их здоровье. Один из разделов посвящён насилию в школах. Вот картина в цифрах. По данным за 2010 год регулярному насилию в наших школах подвергаются 21 % девочек и 22 % мальчиков в возрасте 11 лет; 20 % девочек и 19 % мальчиков в возрасте 13 лет; 12 % девочек и 13 % мальчиков в возрасте 15 лет. Сами регулярно обижают других 20–24 % российских школьников и 10–14 % школьниц. Журнал «Домашний ребёнок» выступает убеждённым адвокатом домашнего образования, в том числе, имея в виду эти данные.

Screen-Shot-2014-05-14-at-1.05.57.jpg

Screen-Shot-2014-05-14-at-1.01.27.jpg

Но как-то так получилось, что у процесса, в который вовлечены миллионы детей и подростков (и, возможно, десятки миллионов взрослых), нет обобщающего русского названия. Поэтому психологи и педагоги стали пользоваться англоязычным термином «буллинг» (bullying), который как раз и означает всё вместе: моральное и физическое насилие, доминирование и принуждение, запугивание и вымогательство.

Люди привыкли думать, что организаторами и исполнителями школьного насилия (булли) становятся физически сильные, но интеллектуально неразвитые дети из «неблагополучных» семей, пытающиеся таким образом компенсировать свою ущербность. На самом деле в этой группе могут оказаться вполне приличные детки вполне приличных родителей. Ущербность, конечно, имеет место быть, но другого, скорее нравственного порядка: готовность идти к цели по головам, неумение сопереживать и сочувствовать, искажённость моральных ориентиров, гипертрофированное стремление к лидерству и популярности.

Вожака всегда поддерживает группа последователей, состоящая из детей, которые не могут или боятся противостоять влиянию лидера, боятся сами оказаться на месте жертвы, пытаются стать частью большинства, привыкшие к насилию дома или просто развлекающиеся таким образом.

В роли жертвы может оказаться практически любой. Группа может затравить даже физически и интеллектуально сильного ребёнка. Но чаще всего, жертву выбирают из детей-изгоев и «не таких» как все. Критерий может быть почти любой, достаточно прицепить ярлык: тупой или сильно умный, наглый или тихоня, быдло или мажор, коротышка или дылда, не так разговаривает, не так одевается, ботан, гомик, рыжий, чурка…

Можно было бы сказать, что школьные годы пройдут и детские обиды забудутся, но психологи доказали, что это совсем не так. Школьное насилие буквально ломает личность жертвы, а его последствия сказываются на жизни человека в течение десятилетий. Доказательство этого было получено группой учёных из Королевского колледжа в Лондоне под руководством Рю Такизавы. Наблюдение велось за детьми, родившимися в течение одной недели 1958 года в Англии, Шотландии и Уэльсе. Были отобраны дети, которые подвергались насилию в 7, и 11-летнем возрасте. Затем замеры делались по достижении ими возраста 23, 33, 42, 45 и 50 лет. Подробный отчёт о результатах исследования опубликованы в American Journal of Psychiatry. Цифры подтверждают, что жертвы частого или постоянного буллинга в школе, становясь взрослыми, существенно чаще жалуются на здоровье, страдают от депрессии, нервных расстройств и склонны к суициду. Они менее успешны в профессиональной деятельности, у них более низкий доход, выше риск остаться без работы. Они чаще ведут одинокий образ жизни, не имея семьи и друзей. Иначе говоря, «детские обиды» оборачиваются вполне серьёзными взрослыми проблемами. Зная это, родителям стоит внимательнее следить за тем, чтобы их ребёнок не стал жертвой буллинга.

Сами дети часто скрывают, что их преследуют и травят одноклассники: обращайте внимание на тревожные «звоночки». Нужно безотлагательно выяснить, всё ли в порядке, если ребёнок:

  • постоянно находится в подавленном настроении;
  • стал получать низкие оценки;
  • ищет предлоги, чтобы не идти в школу;
  • по дороге в школу и домой выбирает обходные маршруты;
  • приходит домой с испорченной или грязной одеждой, порванными учебниками и тетрадями;
  • то и дело «теряет» вещи и карманные деньги;
  • отказывается выходить играть во двор;
  • часто приходит домой с синяками и ссадинами;
  • не встречается с одноклассниками, не приглашает их домой и не ходит в гости;
  • стал замкнут или вспыльчив, срывает зло на младших братьях и сёстрах.

Ничуть не лучше, если ваш ребёнок сам участвует в насилии и тем более является заводилой. Большинство из таких детей растут одинокими, так как дружба, основанная на страхе, не бывает искренней и прочной. Сам школьный тиран почти всегда это чувствует и нередко страдает от этого.

Что делать, если вы узнали, что ваш ребёнок стал жертвой буллинга

Универсального ответа на этот вопрос быть не может. Слишком многое зависит от обстановки в классе и школе, от позиции учителей, от особенностей личности вашего ребёнка. Но в первую очередь родители должны поддержать сына или дочь. Жертва буллинга чувствует себя одинокой, ей как никому нужен друг, защитник, советчик. Кто должен им стать, если не родитель? Поговорите с ребёнком, пусть он знает, что вы на его стороне и готовы помочь. Только постарайтесь обойтись без выпытывания подробностей, если он не готов их обсуждать, и без навязчивых, обязательных к исполнению советов. Прежде чем давать их, взрослый должен сам как следует разобраться в ситуации, обдумать её, почитать литературу или ещё лучше — поговорить с психологом.

Но действовать нужно безотлагательно, и начать следует вот с чего:

Первое. Нужно усвоить для себя, что травля — это травля, и ответствен за неё не ребёнок, каким бы «нестандартным» он ни был.

Второе. Объяснить это ребёнку. Он должен знать, что его вины в том, что он стал жертвой буллинга нет. Проблема, вероятно, есть, но вины — нет и быть не может.

Третье. Объясните это учителю. Если тот не понимает — директору. Если и тот глух к проблеме, обращайтесь в более высокие инстанции, обращайтесь к общественности. Имея под рукой интернет, сделать так, чтобы к вашей «частной» проблеме отнеслись с вниманием, вполне возможно. Но начальство и суд общественности это крайняя мера. Лучше постараться найти взаимопонимание с педагогами, который в силу ряда причин не признают (или не хотят признавать) проблему в её истинном свете.

Четвёртое. Объясните это классу (лучше — через педагогов). Часто сами обидчики, особенно младшего возраста, не ведают, что творят. Взрослый должен сказать им, что это не дразнилки, не игра. То, чем они занимаются — травля, гадкое, недопустимое поведение. Вот только «давить на жалость» при это не в коем случае нельзя. Вопрос должен ставиться не в форме «Представляете, как ему плохо?», а только: «Как вам было бы на его месте? Что чувствовали бы вы?».

Очень дельные советы на этот счёт даёт в своём ЖЖ психолог Людмила Петрановская — здесь и здесь.

Иногда, если видно, что изменить к лучшему ситуацию в классе не в ваших силах, единственным правильным решением будет перевести ребёнка в другую школу. А ещё рекомендуем задуматься о домашнем обучении. О возможностях и преимуществах хоумскулинга «Домашний ребёнок» писал не раз.

Недавно на сайте и в группах «Домашнего ребёнка» в Фэйсбуке и ВКонтакте обсуждалась сходная тема.  Особенно хотелось бы узнать истории тех детей и родителей, которые сами столкнулись с буллингом и сумели справиться с ситуацией. Расскажите, как вам это удалось. Мы сделали на нашем форуме тему.

Вот что пишет Таня Резникова

Прежде всего такое поведение одноклассника - недоработка классного руководителя. Если и другие ученики начали - то вообще перед директором можно ставить вопрос о профпригодности учителя!!!!! А если в классе будет учиться инвалид?
У нас в 3 классе был прецедент, когда трое ребят начали обижать то одного, то другого - искали, кто слабее. Как только они ударили нашу дочь головой об стену в первый раз, мы, в отличие от остальных терпеть не стали, сразу съездили в травмопунт и сняли побои (простая шишка). Травмопункт обязан сообщить в детскую комнату полиции. Никаких свидетелей не надо, всё записывается со слов ребёнка. Вызова детей с родителями в полицию хватило. Все педагоги, включая директора, ходят "по струнке". В смысле выполняют свои обязанности (сами вызыаают родителя обидчика, спрашивают обиженного, всё ли в порядке), потому что для школы это ЧП, она теряет рейтинг в районе. И вообще, в наших школах уважают только силу, и педагоги тоже.

Для «Домашнего ребёнка» подготовил Сергей Толстихин



← Назад к списку новостей