Музыкальное образование: не приневолить, а приохотить

Григорий Ганзбург
Музыковед. Родился в 1954 г. в Харкове. Окончил в 1978 г. Харьковский государственный институт искусств им. И.П. Котляревского (историко-теоретический факультет) по классу Л.Н. Булгакова. До этого начал образование как пианист, ученик Л.Г. Фейгиной, С.Э. Гроссман, окончил в1973 г. Харьковскую среднюю специальную музыкальную школу по классу И.Н. Дубинина (теория музыки), Н.С. Тышко (история музыки), Б.Ю. Юхт (фортепиано). В 1978-85 гг. преподаватель Полтавского государственного музыкального училища им. Н.В. Лысенко, в 1984-2009 гг. (с перерывами) преподаватель Харьковского государственного института (университета) искусств им. И.П. Котляревского, с 1984 г. преподаватель Харьковского государственного музыкального училища им. Б.Н. Лятошинского. Член Союза композиторов Украины (с 1989 г.), Союза композиторов бывшего СССР (с 1990 г.), Всеукраинского музыкального союза (с 1992 г.), Союза композиторов России (с 2009 г.). В 1992-2002 гг. – научный руководитель Международного музыкального фестиваля «Харьковские ассамблеи». С 1993 г. - директор Института музыкознания, вице-президент Объединения творческой интеллигенции «Круг».
музыкальное образование
фото найдено в сети, авторство установить пока не удалось

Мы начинаем цикл статей о детях и музыке. В ближайших номерах журнала мы поговорим «о медведе, стоящем на ушах», о «приручении звука» о том, «какой инструмент выбрать», «как в период беременности повлиять на характер музыкальной одаренности ребёнка», о музыкальном образовании и о многих других не менее важных вещах. Начнём с… интереса.

На всём протяжении детства и юности, начиная от четырёх-шести лет, когда ребёнок хочет попробовать учиться музыке (но, попробовав, может тотчас охладеть к ней) и до пятнадцати-восемнадцати лет, когда интерес к учёбе, если он сформировался, становится стойким, - необходимо грамотное педагогическое руководство интересом. Бытует предрассудок, согласно которому слабый интерес к занятиям музыкой будто бы соответствует слабому дарованию. В действительности нет прямой связи между интересом к музыке и способностями к ней, поэтому отсутствие интереса – не повод отказаться от обучения.
Учитывая, что интерес к занятиям музыкой у большинства начинающих нестойкий, его приходится всё время искусственно подогревать, но на каждом этапе – другими средствами. Некоторые приёмы поддержания интереса могут освоить родители и воспитатели, другие требуют квалификации профессионального педагога – учителя музыки.

Тактика родителей достаточно проста; для того чтобы интерес не пропадал, требуется выдержать всего три условия:
1) никогда не принуждать,
2) всегда ограничивать,
3) иногда запрещать.

Заметьте, что в первом пункте слово «никогда» желательно понимать буквально, ибо достаточно даже однократного принуждения, чтобы испортить всё дело. Сразу образуется «заколдованный круг»: я заставляю ребёнка заниматься, потому что он не хочет, а он не хочет, потому что я заставляю... (Ещё в древности сказал Ксенофонт: «Кого заставляют силой, тот ненавидит, как будто у него что-то отняли».)

Самое смешное, что все родители превосходно умеют управлять интересом, но забывают это своё умение, как только дело доходит до музыкальных занятий. Например, почему ваш ребёнок всегда не прочь съесть мороженое? Как вы этого добились? Очень просто: во-первых, вы никогда его не заставляли это делать, а во-вторых, всегда устанавливали ограничения – чтобы не простудился или денег нет на мороженое, или ещё по какой-то причине. Результат отменный: желание сформировано, готов съесть, сколько дадут, заставлять не приходится. А вот с манной кашей всё наоборот: ребёнка никто не ограничивал в количестве этого продукта, но бывали случаи, когда кормили под нажимом. Результат? - Не мне вам рассказывать...
Теперь спросим себя: действительно ли мороженое слаще манной каши, - и поймём, что причина не в дозировке сахара, а в том, что «запретный плод сладок». И ещё поймем, что педагогика – это искусство управлять желаниями.

Как применить свой же замечательно успешный опыт воспитания любви к мороженому – в музыкальном обучении ребёнка?
1. Обусловьте возможность игры на музыкальном инструменте выполнением каких-либо обязательных поручений, например, говорите так: «Не играй, пока не уберёшь в своей комнате» («пока не вынесешь ведро с мусором», «пока не застелешь постель», «пока не помоешь посуду» и т.п.).
2. Дайте понять, что вы не одобряете музыкальные занятия и ограничьте время игры на инструменте: «Можешь играть, но не больше двух часов в день» («не больше получаса подряд», «не во время обеда», «только не сейчас, когда мама прилегла отдохнуть», «тише, разбудишь соседей», «лучше побегай на свежем воздухе», «займись чем-нибудь другим, сколько можно бренчать!» и т.д.).
3. В очень редких случаях ограничений оказывается недостаточно, тогда, чтобы пробудился интерес к занятиям музыкой, требуется запрет. Разумеется, это только уловка, поэтому запрет должен быть таким, чтобы его удавалось обойти.
Особенно важно придерживаться такой тактики при воспитании сыновей. Если, имея дело с девочками, иногда удаётся диктовать им свою волю, пользуясь послушанием и исполнительностью (и то далеко не всегда), то с мальчиками этот номер не проходит. В них силён дух противоречия, и неумелые попытки навязать им свою волю и приобщить к музыке силой – часто приводят к обратному результату.

В воспоминаниях о детстве А. Н. Скрябина зафиксирован первый, главный совет, который дал его воспитателям А. Г. Рубинштейн. Мемуаристка сообщает: 
«Антон Рубинштейн был одно время учителем матери А[лександра] Н[иколаевича], когда она была в Петербургской консерватории. Он очень её любил и называл своей дочкой. Узнав, что она умерла и что Шуринька её сын, он с большим интересом отнёсся к нему. Рубинштейн был поражён музыкальным талантом Саши и просил меня не заставлять его ни играть, ни сочинять, когда у него не было желания» .

Совершенно безнадёжно положение в тех семьях, где родители, силясь добиться успехов в музыкальном образовании, применяют не только принуждение, но ещё и бессмысленные наказания.

Здесь уместно ненадолго отвлечься от нашей основной темы и задуматься над воспитательной ролью наказаний. Можно ли в педагогике вообще обойтись без наказаний? Можно, но не нужно. Задача в том, чтобы систему наказаний и поощрений не превращать из воспитательного средства в антивоспитательное.

Прежде всего, следует полностью исключить из практики приёмы воздействия, извращающие психику ребёнка. К таким приёмам относятся все виды рукоприкладства. С рациональной педагогикой несовместимы телесные наказания: ни один, даже самый щадящий способ нанесения побоев не может иметь (и никогда не имеет) воспитательной ценности. Телесные наказания – симптом педагогической импотенции. (Крик, истерика, унизительные замечания, оскорбительная ругань, грубый тон – более ранние признаки того же.)

Когда умелый воспитатель наказывает, он не карает, а учит. Педагогически правильное наказание должно заключаться в лишении желаемого. При этом в сознании и подсознании ребёнка автоматически возрастает и фиксируется значимость того, чего вы его лишаете. «Ты плохо поступил и в наказание я не разрешу тебе сегодня играть на пианино» («запру музыкальный инструмент на ключ и до понедельника не открою», «спрячу под замок ноты», «отменю урок музыки», «не пущу в школу» и т.д.). Почаще произносите подобные «угрозы» и вы сформируете у ребёнка непреодолимое желание как можно больше заниматься музыкой, использовать для занятий каждую свободную минуту и не злить вас из опасения лишиться этого удовольствия.

Попутно вы решите труднейшую задачу борьбы с ленью. Во многих семьях бывает так, что ребёнок будто бы и хочет учиться музыке, однако ленится делать это регулярно и не настроен преодолевать трудности. Лень – дефект мотивации. А мотивацией управляет педагог, поэтому проявление лени может служить сигналом о педагогической ошибке или недоработке. Отрегулировать мотивацию помогают, как это ни странно, запреты делать то, что и так не делается («не занимайся слишком часто», «не повторяй много раз одну и ту же пьесу», «не читай новые произведения, пока учительница их не задала» и т. д.).

Психологический парадокс в том, что «охота пуще неволи». В этой короткой пословице заключена целая педагогическая концепция (мудрая и эффективная не только для музыкального обучения), из неё вытекает, что задача воспитателя – не приневолить, а приохотить.

Продолжение следует…

Статья опубликована в 15 номере «Домашнего ребёнка»

, 21.04.2013

С точки зрения психологии все очень точно. Принуждая, многие родители отбивают детям желание учиться читать, например.

А вот насчет способностей к музыке не так все однозначно, мне кажется. Может, лучше дать ребенку самому развиваться и позволить ему самому выбрать сферу, в которой он захочет развиваться, и там его не принуждать? Если я своему ребенку буду говорить: "Только не играй сейчас на инструменте" и т.д. - он просто не поймет, потому что нет потребности. Может, все же способности и устроение психики - это врожденное? Одного лучше не принуждать, другому, наоборот, важно руководство. Один лидер и любит протестовать против принуждения, другой ведомый, послушный, ждущий похвалы. Дети разные, я считаю.

И мороженое все равно интереснее каши по вкусу, потому что оно дает гораздо больше ощущений, плюс к вкусовым еще и термальные... конечно, не в разнице продуктов (а она существенная) суть. Неужели только в принуждении причина? Почему многие дети любят компьютерные игры и не любят читать, например? Только из-за принуждения? Не думаю, что только, но и это тоже. Просто это явления разного порядка, дающие разные ощущения... на тему, как ребенка направить в правильное русло, нужно много думать...




← Назад к списку новостей