Магическое искусство колыбельных

Анна Бернухова
мама домашнего ребёнка, психолог, более 7 лет проводит авторские голосовые тренинги

Среди слов, которые мамы обращают к своим малышам, есть особенные слова. Они обёрнуты в размеренную, протяжную мелодию, окутаны сердечным теплом и нежной любовью. Это колыбельные песни. Они родились вместе с первым ребёнком и живут по сей день, делая путь малышей ясным, открывая им мир как пространство творчества

Песня матери – главная песня в мире, начало всех человеческих песен.
Расул Гамзатов

Анна Бернухова специально для журнала "Домашний ребенок"

Древние женщины слышали своё тело — ритм сердца, ритм дыхания, ритм своей души. Их речь была мелодичной, потому что рождение слова непосредственно связано с дыханием. А во многих языках, в том числе славянских, слова «дух», «душа», «дыхание», «дышать» происходят от одного корня. В сегодняшнем мире именно колыбельные песни, пожалуй, лучше всего сохранили в себе это присутствие души, хоть и воспринимаются многими лишь как «снотворное» средство.

Научно доказано объёмное, глубинное воздействие колыбельных песен на психику ребёнка. А мы можем лишь удивляться, откуда это знание было у матерей, живших тысячи лет назад.

Наши предки считали, что до трёх лет дитя находится на границе трёх миров: Прави (мира богов), Яви (людей) и Нави (предков). Задача родителей и всей семьи в этот период — создать у ребёнка образ ценности жизни в реальном мире, показать его как цикличное пространство, где всему есть своё время и своё место, где можно творить и любить. Для такой задачи идеально подходит колыбельная песня — удивительно тонкий и гибкий инструмент народной педагогики. Именно такой инструмент необходим, чтобы «настроить» дитя для земной жизни, помочь ему укорениться в человеческом мире.

ЛЮЛЬКА.jpg

Рисунки для "Домашнего ребёнка"нарисовала Екатерина Юшкеева

Ритм колыбельной песни вплетался в ритм качающих движений колыбели или материнских рук, а также был един с ритмом дыхания матери и младенца. Пелись эти песни в состоянии дремоты, когда ребёнок переходил от бодрствования ко сну, уходил от мира объектов в пространство бессознательного, а это состояние и у наших предков, и во многих духовных традициях считалось магическим. Так колыбельная «питала» ребёнка. Энергия материнских рук, мягкая вибрация её голоса и наполненные смыслом слова запускали процесс гармоничного и целостного развития малыша.
Известно, что ребёнок рождается без полушарно-мозговой специализации. Она появляется лишь под воздействием речи, которая активирует левое полушарие, ответственное за абстрактное, логическое восприятие. Колыбельная песня, в которой соединены поэзия, мелодия и интонация, сохраняет единство мозга, обеспечивает воздействие на оба полушария, в том числе на правое, менее рациональное, позволяющее воспринимать мир как единое пространство, наполненное образами. За счёт многократного повторения самой колыбельной и отдельных строк ребёнок запечатлевал материнские послания в самой глубине своего сознания.
Колыбельные песни наполнены красочными образами, но устроены на удивление незатейливо. Простые двусоставные предложения, где есть предмет и действие,-то, что может воспринять маленький человек:
О чём же напевала ребенку мать?
С помощью колыбельных она знакомила его с миром, в который он пришёл, и создавала его путь в этом мире — тесно связанный с родом, с семьёй, благополучный, полный изобилия. Большинство слов в колыбельных — ласковые, нежные (баюшки, гуленьки, зыбонька, лесок), что давало ребёнку ощущение мягкости и благодатности этого мира. Многие слова в колыбельных имеют глубокий сакральный смысл, который в настоящее время мало кто знает. Даже однообразные слоги, которыми обычно начинаются и заканчиваются колыбельные, имели своё значение. «Люле, люлю, леле» символизировали славянскую богиню Лелю — молодую, нежную богиню весны, берегиню рода. «Туру, туро» обозначают бога Тарха, или Даждьбога, хранителя мудрости, благородного темноборца. В колыбельных встречаются мифологические существа — Угомон, Дрёма, Успокой — хранители тонкого пространства, в котором пребывает ребёнок во время сна.
Животные, образами которых изобилуют колыбельные, также не случайны и несут особый смысл. Кот в славянской мифологии всегда обладал мощной магической силой. Это баюн, сказитель, своеобразный проводник, указывающий верный путь в жизни. Образ зайца обычно сопровождает перечисление родительских страхов по поводу своего ребёнка. Через такое обозначение страхов родители, с одной стороны, освобождались от них, с другой — младенец получал об этих страхах правдивую информацию и знание, что этими страхами он будет испытываться в жизни. Голуби, гули несли двоякое послание: птицы издревле символизировали душу, а голуби также были вестниками смерти. Их присутствие в колыбельных говорило о том, что душа должна совершить некий переход, измениться. Другие животные тоже могли сопровождать душу в её путешествиях, обеспечивая безопасность.
Мотивы кормления (»Все по лавочкам сидят, кашу масляну едят», «Стали гули ворковать, чем нам Машеньку питать»), одаривания (»А баиньки-баиньки, купим сыну валенки, наденем на ноженьки…», «Байки-побайки, матери китайки, отцу сапоги, братьям шапочки, сёстрам ленточки») также помогали закрепить сознание ребёнка на человеческом мире, формировали осознание принадлежности к роду.
Существуют колыбельные, в которых центральным является мотив смерти. Они обычно пугают современных родителей, но в них также заложен глубокий смысл. Когда мы именуем что то, обозначаем словом, это теряет власть над нами. Спев про смерть, мать освобождалась от страха потерять дитя.

Все эти устойчивые формулы колыбельных помогали ребёнку стать сильнее и «заземлиться» в этом мире, не теряя связи с верхним миром, откуда он пришёл.

кот.jpg 

Рисунки для   "Домашнего ребёнка"  нарисовала Екатерина Юшкеева

Кларисса Пинкола Эстес, юнгианский аналитик, сказительница и исследовательница мифов, писала в своей книге «Бегущая с волками»: «Древние анатомы считали, что глубоко в мозгу слуховой нерв разделяется на три или большее количество ветвей, чтобы слушать на трёх разных уровнях. Одна ветвь существует, чтобы слышать заурядные мирские разговоры. Вторая ветвь воспринимает науку и искусство. А третья создана для того, чтобы сама душа, пребывая здесь, на Земле, могла слышать наставления и приобретать знание». Пожалуй, не будет ошибкой сказать, что младенец слышит именно третьей ветвью, поэтому нам, современным мамам, стоит очень внимательно относиться к словам, которые мы говорим или поём своему ребёнку. Пусть эти слова будут полны смысла и глубины.

Целиком статью читайте в 12 номере журнала "Домашний ребенок"

А здесь вы можете оформить подписку на журнал! 

домашний ребенок





← Назад к списку новостей