Законопроект об образовании. Продолжение дискуссии.

Домашний ребенок 

проблемы проекта нового закона «Об образовании»

С конца июня родительское сообщество активно обсуждает проблемы проекта нового закона «Об образовании». Неожиданно для родителей, это законопроект оказался просто «подрывным». Из него следует введение в будущем в России обязательного очного дошкольного и начального общего образования, фактическая ликвидация права на семейное образование, целый ряд других изменений, серьезно затрагивающих жизнь семей. Родители, и не без серьезных оснований, увидели в законопроекте посягательство на свои  права, на права своих семей и детей.

2 июля на сайте журнала «Домашний ребенок» было опубликовано интервью с одним из авторов законопроекта «Об образовании в Российской Федерации», руководителем московского Центра образования №548 «Царицыно», членом Общественной палаты РФ, народным учителем РФ Е. Л. Рачевским. Своими мыслями по поводу сказанного в этом интервью, своего рода ответом на эти мысли поделился с нами историк и исследователь права Павел Парфентьев, не первый год содействующий развитию в России семейной формы образования.

Лучшее – враг хорошего?

Из того, что ответил корреспондентам «Домашнего ребенка» Ефим Лазаревич Рачевский, можно сделать вывод – исчезновение в проекте нового закона семейной формы образования, навязывание исключительно очного дошкольного и начального школьного образования – это «пробел», т.е. ошибка, недосмотр авторов законопроекта.  Между тем, речь идет отнюдь не о какой-то мелочи, которую можно случайно упустить. Речь идет о праве, которое прямо дается гражданам России действующим Законом «Об образовании». Как целая коллегия авторов, несомненно, хорошо знакомых с действующим Законом могла случайно недоглядеть и упустить то, что в действующем законе отражено – пусть в несовершенном, но далеко не в самом худшем виде – попросту непонятно, это вызывает серьезное недоумение.  Если это не сознательное действие, а именно недосмотр – возникает вопрос, действительно ли авторский коллектив законопроекта достаточно компетентен для того, чтобы разрабатывать столь значимый документ?

Безусловно, этого «недосмотра» не произошло бы, если бы с самого начала к разработке нового законопроекта были подключены представители разных групп учащейся и родительской общественности; каждой из групп, интересы которых затрагивает новый закон. Ведь в демократической стране совершенно нормально привлекать к законотворчеству представителей самых разных кругов общественности. В данном случае – в том числе и представителей родителей, занимающихся семейным образованием дошкольников и школьников. Этого сделано не было – и в результате мы имеем «пробелы». Второе, что явно не было сделано – это широкое и открытое привлечение родительской общественности к обсуждению рабочих версий законопроекта. Ведь многие родители узнали о новом законопроекте случайно – а среди них активные люди, вовсе не «отшельники». А о существующем (под эгидой Министерства образования и фонда «Общественное мнение») проекте «народного обсуждения» 12 главы законопроекта ( http://edu.crowdexpert.ru/ ) было так мало информации, что представители родительской общественности узнали о нем вообще чудом!

С чем можно полностью согласиться в словах Ефима Лазаревича – так это с тем, что обсуждаемый законопроект «еще очень сырой»  и «очень сильно проигрывает прежнему закону Российской Федерации «Об образовании». Это несомненно, причем даже для людей, не занимающихся профессионально ни образованием, ни правом. То, что столь сырой текст выносят на обсуждение, собираются представлять Правительству, Общественной Палате – вызывает у меня стойкое удивление. Казалось бы, сначала надо доработать его, учесть все выявляемые проблемы (а общественности дать возможность их выявить!), и уже потом начинать путь к его принятию. В конце концов, пекарь же не выставляет в витрине булочной сырое тесто, и не пытается продать его покупателям в качестве хлеба!

Конкретных проблем же, связанных с законопроектом столько, и проигрывает он действующему Закону настолько сильно, что пока я недоумеваю – зачем планировать вполне недурной действующий закон заменять откровенно более плохим?  Чтобы его улучшить? По-моему, типичная иллюстрация к пословице: «Лучшее – враг хорошего».

Проект, полный странностей

(1) Формы получения образования. В действующем законе семейное образование, экстернат – это особые формы получения образования, отличные от очной, очно-заочной и заочной. Они не определены (и подзаконные акты, касающиеся их, сильно несовершенны), однако, по крайней мере ясно, что это – разные формы и все они имеют право на существование. В новом законопроекте соотношение разных форм вообще неясно. Т.е. вместо несовершенной, но работающей системы он предлагает нечто гораздо более смутное.

(2) Дошкольное образование не просто сделано обязательным, но и прямо говорится, что оно дается только в очной форме. Т.е. – в дошкольном учреждении (кстати, возможность реализовать ее в индивидуальной педагогической деятельности описана крайне нечетко). Мало того, что это лишает родителей права воспитывать и давать дошкольное образование детям дома, в семье – право, которое у них в России всегда было – но и, фактически, навязывает им платные услуги по «уходу и присмотру» в детских садах. Понятно, что предусмотренная законом компенсация за это будет недостаточна – то, что у нас все социальные компенсации недостаточные и мизерные, это ни для кого не секрет.

(3) Куда-то исчезла имеющаяся в нынешнем законе прямая декларация _права_ родителей выбрать для детей семейную форму обучения. О ней в проекте вообще нет ни слова. Т.е. вот так вот, одним росчерком пера из закона устраняется прямая декларация имеющегося у семьи _права_. Так в демократических государствах не делают – если есть право, раз оно вреда никому не приносит, оно должно при всех реформах законодательства дальше сохраняться, даже расширяться. Иначе это уже не демократия и не государство, стоящее на основании прав личности. Куда, зачем исчезла семейная форма? Непонятно. Если это недосмотр – то уж очень крупный, на мой взгляд – и его тогда надо немедленно ликвидировать. Очень хочется надеяться, что Ефим Лазаревич, узнав об этом недосмотре, постарается устранить его, чтобы вернуть в закон декларацию права на семейное образование. Причем на всех стадиях общего образования, а не только на уровне средней и старшей школы. Тут не должно быть дискриминации детей, получающих начальное образование.

(4) Декларируется в проекте, что образование может получаться в разных формах и вне образовательных учреждений. А в ст. 34 «обучающийся» определяется как лицо, зачисленное в образовательное учреждение. Что же, тот,  кто учится вне образовательных учреждений – не обучается? Явное и очевидное разночтение и недоработка.

(5) Скажем, указывается, что от лиц, занимающихся индивидуальной педагогической деятельностью, «требуется наличие образовательного ценза». Это нонсенс – это оставляет за бортом множество ценных специалистов-практиков – репетиторов, ремесленных учителей. Нормально, когда образовательный ценз требуется при работе в школе, детском саду  – отдавая ребенка коллективу чужих людей, родитель должен быть уверен, что там работают люди с определенным минимальным уровнем подготовки. Это делается для защиты прав семьи и учеников. Но, прибегая к услугам частного практика, человек сам вправе решать, устраивает ли его качество его услуг – и дипломы и справки тут не главное. Главное, чтобы не было обмана: если у индивидуального педагога нет специального образования, он должен обязательно об этом сообщать. А уж требовать специальной подготовки от частной няни – это и неразумно и нереалистично. Понятно, что в нынешних условиях родители все равно будут нанимать тех, кто ухаживает за ребенком лучше – а всякие сертификаты и дипломы их будут в последнюю очередь интересовать, даже если это будет нелегально. Ну и зачем толкать людей в сторону нарушения закона, вводя ненужное и невыполнимое требование? Все равно ведь отвечать за ребенка будут родители.

И таких несостыковок и странностей (с которыми многие родители не могут согласиться) огромное количество; здесь только те, что бросаются в глаза при анализе законопроекта. Более глубокий анализ, уверен, этот перечень еще значительно увеличит. Как же можно такой сырой текст представлять правительству? Работа по доведению законопроекта до нормального состояния – серьезная работа, ее нельзя делать по команде «бегом»! И еще раз повторю, что гарантией того, что права разных групп, связанных с образованием, будут учтены – это только включение в работу в качестве экспертов, участвующих в разработке текста, влияющих на него, представителей всех этих разных групп. Ефим Лазаревич, как один из авторов текста законопроекта, сам нас всех «благословил» – «надо бить тревогу и вносить свои поправки в закон» – и мы это уже делаем; но должен быть и ответ «сверху», должна быть прямая возможность участия представителей заинтересованных групп в работе над законом.

Уже сейчас мы, со своей стороны, имеем четкие требования:

1)  Сохранить возможность дошкольников учить и воспитывать дома, в семье. Никакой обязанности очного обучения в детских садах!

2) Сохранить и прямо зафиксировать в законе право на семейное образование на всех ступенях общего образования! Причем в таком виде, чтобы им могли свободно пользоваться все семьи, без лишних бюрократических препятствий и ненужных тревог.

3) Учесть семейную форму образования и ее специфику во всех пунктах закона, которые на нее влияют – об аттестации, о связи с учебными учреждениями и т.п.

Это – требования-минимум, без этих поправок закон будет просто не защищать, а ущемлять права, будет недемократичным, ликвидирующим само понятие «свободы» в сфере образования. Есть, конечно и более детальные замечания, которые следовало бы учесть , это – только самое важное.

У вас есть право… и оно принудительное?!

Теперь хочется сказать еще несколько слов о некоторых конкретных вещах, которые упомянул в своих ответах Ефим Лазаревич Рачевский.

Во-первых, об обязательном дошкольном образовании, как о подготовке к общему. Совершенно нормально, чтобы было такое требование. Надо готовить детей к дальнейшей учебе, тут едва ли могут быть возражения. Но при условии, что это образование смогут давать желающие родители дома, в семье, а не «очно» в детском саду или подобном учреждении. Да, должны быть бесплатные детские сады и группы, центры. Но должна быть сохранена их вспомогательная роль. За образование ребенка отвечает семья ; детский сад, школа – это все помощники семьи, и именно ими они и должны оставаться, это должно быть отражено в законе. Если родители хотят – должна быть возможность идти в детский сад; или создавать свой, негосударственный. Но если не хотят – пусть дают дошкольное образование дома, сами. Это должно быть, причем должно быть отражено в законе в явной форме.

Про то, что государство таким родителям должно оказывать содействие – это Ефим Лазаревич замечает верно. И тут тоже никто не возразит, при одном условии. При условии, что это право на помощь государства не будет сделано принудительным (помнится, был такой эпизод в американском мультфильме Футурама, когда приходит повестка, – «У вас есть разрешение на рыбалку… и оно… принудительное!», – так вот, чтобы такого не случалось). Помощь должна быть доступна, должна предлагаться – но не навязываться. Учит родитель своего дошкольника дома – молодец. Нужна ему помощь – может обратиться за бесплатной консультацией в государственный центр. А может не обращаться, а пойти к другим специалистам, негосударственным, или сам получить нужную информацию, пойти путем самообразования. Тогда это нормально – это естественное проявление заботы социального государства о людях, а не насилие.

И то же самое все относится к семейному образованию. Государство должно доверять своим гражданам и не помещать их в ситуацию гиперопеки и чрезмерного контроля. Решили родители общее образование, в том числе начальное, давать дома – и пусть дают, у них должна быть эта свобода. Хотят – могут пользоваться какими-то консультациями, взаимодействовать со школой. Не хотят – могут сами полностью определять образовательную траекторию, способ учебной работы. Главное – чтобы установленный государством обязательный минимум знаний был освоен и были пройдены потом итоговые аттестации по этому минимуму. И, кстати,  тут права такой семьи и детей тоже должны быть защищены, чтобы никто не требовал у них аттестоваться по предметам, которых нет в минимуме; чтобы не могла возникнуть ситуация, которая сейчас у некоторых возникает с промежуточными аттестациями, когда школа вдруг требует, чтобы ребенок писал очно все контрольные вместе с классом. Это идет вразрез с самой концепцией семейного образования и такого не должно происходить. Вообще, родители должны сами решать, в какой степени они будут взаимодействовать с общеобразовательным учреждением – кому-то нужна помощь, а кто-то решит ограничиться итоговой аттестацией.

Какие-то формы контроля того, что образовательный минимум осваивается, должны быть; но не в виде промежуточных аттестаций по годам – потому что это ломает опять же всякую возможность в семейном обучении идти по индивидуальной, творческой образовательной траектории. Вместо учебы и развития дети только думают о текущих аттестациях – это ненормально и нерационально, и половину «плюсов» семейного образования просто рушит. А какие должны быть формы контроля – этот вопрос надо разрабатывать и решать сейчас совместно, с участием представителей заинтересованной родительской общественности; кстати, –   и с учетом накопленного за рубежом опыта.

И отдельно о соотношении закона и подзаконных нормативных актов. Тут я с Ефимом Лазаревичем совершенно согласиться не могу. Все те моменты, касающиеся разных форм получения образования, которые затрагивают права людей, права семьи и обучающихся, должны быть в явной форме отражены в самом законе. Потому что подзаконные нормативные акты – это область работы чиновников – кстати, иногда имеющих очень отдаленное представление о практике образования и связанных с ней проблемах; и если ключевые моменты права на те или иные формы в законе не отражены, подзаконные акты могут их толковать очень широко, в любую сторону – или дискриминируя тех, кто учится в семье, или фактически делая такую форму обучения поросту невозможной. Практика это показывает – что подзаконный акт, если закон не оговаривает прав прямо, зачастую оказывается сильнее закона и нередко фактически закон собой замещает. Этого нельзя допускать и поэтому все ключевые моменты, связанные с правом семьи и обучающихся на ту или иную форму образования, должны содержаться в самом законе, в ясной и явной форме – и уже ни при каких реформах образовательного законодательства не пропадать.

Ну и напоследок хочу поблагодарить Ефима Лазаревича за его интересные ответы. Я надеюсь, что редакция «Домашнего ребенка» познакомит его и с этими размышлениями и что Ефим Лазаревич не пожалеет усилий, чтобы ликвидировать пробел и вернуть в законопроект семейное дошкольное и общее (всех ступеней) образование и постарается, чтобы наши замечания и поправки действительно были учтены. Потому что в ином случае – будущее России, образования в России, наших детей – будет в серьезной опасности.

zven9, 11.02.2012

мне жутко от такой новости! У самой дочка подрастает! Нельзя оставлять людей без выбора! Этот закон еще больше разовьет только коррупцию и зомбирование наших детей!


satellitem, 11.02.2012

Как помешать принятию этого закона? Что же делать?


Катерина Перхова, 11.02.2012

Напишите обращение. Вы имеете на это полное право.

Обращение можно отправить:

Президенту Российской Федерации Медведеву Д.А
103132, Москва, ул. Ильинка, д. 23
(электронная приемная: letters.kremlin.ru)

Министерство образования и науки Российской Федерации
125993, Москва, ГСП-3, Тверская ул., д. 11
(электронная приемная )

Комитет Государственной Думы РФ по образованию
103265, Москва, ул. Охотный ряд, д. 1
(электронная приемная – обязательно укажите в поле «Адресовано» – «комитет по образованию»)

Комиссия Общественной палаты РФ по развитию образования
125993, г.Москва, ГСП-3, Миусская пл., д.7, стр.1
(электронная приемная – обязательно выберите там, где сказано «укажите адресата» – «комиссия» и в поле ниже «выберите комиссию» – «по развитию образования»).

Павел Парфентьев составил примерный вариант обращения (правильно впишите свои ФИО и адрес, а также укажите дату. Рекомендуется отправлять письмо с уведомлением о вручении – оно будет доказательством. Сохраните копию письма для себя).

Помните, что анонимные обращения и письма без указания обратного адреса не рассматриваются официальными инстанциями. Тщательно заполняйте все пункты, требуемые в анкетах и формах при отправке электронных обращений!


таисья, 11.02.2012

Заменить давно надоевшего всем, министра Фур….




← Назад к списку новостей