Глава XI. Окна в будущее

д.м.н., акушер-гинеколог, основатель Научно-исследовательского центра первичного здоровья (Primal Health Research Centre) в Лондоне (Великобритания)
Иллюстрация: Marta Antelo
Иллюстрация: Marta Antelo


«Первичное здоровье. Проект нашего выживания»Глава из книги Мишеля Одена «Первичное здоровье. Проект нашего выживания» (Primal Health: A Blueprint for Survival    
Издательство: Century Лондон – Мельбурн – Оклэнд – Йоханесбург 
Книга была переведена на русский язык в 1987 году А. Зелинским. 
В настоящее время доступна в Интернете. Для вашего удобства размещаем ее не нашем сайте.

  
Наша критика нуклеарной семьи и таких учреждений, как акушерство и неонатология, вызовет много воспоминаний о том знаменитом острове Утопии. Но здоровье-то имеет место в Утопии, здоровье представляет собой борьбу, постоянные и нескончаемые усилия в направлении совершенной приспособляемости. Чтобы быть реалистичными, мы прежде всего должны согласиться, что наше технологическое общество не может выжить, не пройдя через огромные перемены. Однако мы нуждаемся в концепции Утопии; нам нужны цели, к которым можно стремиться. Очевидно, что нужно время для изменения семейных структур, и также очевидно, что сеть аутентичных акушерок организуется не вдруг.

Когда под вопросом весь образ жизни – от рождения до смерти, то нужно время.

Нельзя расчленять возможные пути переоткрытия расширенной семьи с тем, как люди рождаются и как они умирают. Без того, чтобы значительная доля населения избрала рожать дома и умирать дома, семейные структуры никогда не укрупнятся. Это означает принятие иного отношения к медицине; это означает новое понимание опасностей больнично ориентированной медицины.
 
Многие люди в нашем обществе умирают в больницах просто потому, что больницы сейчас считаются нормальным местом для умирания. Люди, умирающие в больницах, часто подвергаются болезненным вмешательствам и напрасно страдают. Нам нужно параллельно вновь открыть искусство рождения и искусство умирания.

Даже при этом всём, новое осознание концепции первичного здоровья может иметь почти немедленные практические следствия. Например, что останавливает большинство матерей от передвижения с ребёнком в слинге? В традиционных обществах большинство детей проводит основную часть своих прогулочных часов вблизи тела матери, на её бедре или в перевязи, или у кого-то ещё на руках.

На стенах отделения материнства в Питивьере мы демонстрируем целое собрание изображений, показывающих переноску детей во множестве различных приспособлений, во многих различных культурах. Когда вы посмотрите, насколько ребёнок осознаёт стимуляцию, вы увидите, что нет никакого сравнения между постоянным контактом с телом матери, который ребёнок получает в кенгурушке, и недостатком телесного контакта, когда младенец лежит в коляске. Только в 1969-е и 1979-е годы детский носильник стал возрождаться в западном мире. Каждый, кто пользовался кенгурушкой, знает, насколько она действенна в успокаивании и утешении младенца. Для ребёнка она представляет иной путь открывать мир.

Также ничто не должно предохранять детей от совместного сна с матерями. Это не предполагает каких-либо затрат, это не требует оборудования и находится вне ведения больших учреждений. Во всяком обществе, за заметным исключением западного общества (начиная с восемнадцатого столетия), младенцы всегда спали со своими матерями. Требуется лишь элементарная наблюдательность, чтобы видеть, что ребёнок нуждается в своей матери ночью даже больше, чем днём, и даже больше в темноте, чем при дневном свете. В темноте зрение – преобладающее чувство ребёнка – отдыхает. Вместо этого младенцу нужно пользоваться своим осязанием, через контакт кожей к коже, и обонянием.

Мать также нуждается в ребёнке. Каждый, кто осведомлён о сложностях с грудным вскармливанием в нашем обществе, знает, что одно из главных объяснений этого состоит в том, что младенцы ночью разделены со своими матерями. Кроме того, многие молодые матери испытывают трудности со сном, потому что разделены со своими детьми. В отделении материнства, где матерям позволяют рожать, используя собственные гормоны, в атмосфере, которая даёт им свободу быть непосредственными, многие склонны спать со своими детьми и продолжают это по возвращении домой.

Если матери не спят со своими детьми, это потому, что кто-то сказал им, что это дурная привычка. Женщинам говорили это на протяжении последних трёх столетий, сперва во имя морали, а потом во имя науки. Матерям предыдущих поколений нравится уважать то, чему их самих учили. То, что они называют «дурными привычками», есть на самом деле нормальные и естественные способы удовлетворения фундаментальных потребностей младенца. Быть обвинённой в «дурных привычках» есть нечто пугающее для многих молодых матерей, которые хотели бы слушаться своих инстинктов. Люди предупреждают их от опасности задавить ребёнка, но такого просто не бывает; матери, по-видимому, всегда держат в сознании своих детей, даже когда спят. Также известно, что у матерей, кормящих грудью, особенный рисунок сна, который не содержит самого глубокого сна (4 стадии). Кроме того, младенец в добром здравии знает, как защитить себя и поднять тревогу, если его беспокоит лежащая сверху простыня или одеяло.
Все женщины, спящие со своими детьми, говорят, как легко давать ночью грудь, не просыпаясь полностью, они знают, как ребёнок пользуется своим обонянием, чтобы найти их сосок. Воспитанием чувства обоняния в нашем обществе, как правило, пренебрегают. Это очень архаичная функция, которая имеет существенно важную роль в половой жизни.

Мы никогда не сможем вполне оценить пагубные последствия ночного разделения матери с ребёнком. Например, в западных странах всё большее распространение получает СВСМ (синдром внезапной смерти младенца). Однако трудно узнать, до какой степени такие обычаи, как разделение матери и ребёнка, могут быть ответственными. Находясь в Китае, я заметил, что матери спали со своими детьми по крайней мере до года. В то же время я наблюдал, что никто, по-видимому, не понимал смысла вопроса, когда я спрашивал их о «внезапной смерти» ребёнка. В некоторых странах она известна как «смерть в кроватке». Возможно, кроватка здесь самый существенный фактор! Кроме того, когда вы посмотрите, насколько частыми для взрослых являются трудности со сном, соблазнительно провести возможную связь с общим обычаем игнорировать потребности ночного времени младенцев.

Мы также не можем полностью оценить долговременные последствия нарушений в грудном вскармливании, связанных с бытующим на Западе обычаем разделения матери с ребёнком по ночам. Также невозможно предсказать следствия всех тех повторяющихся ситуаций беспомощности и безнадёжности, привнесённых разделением матери и ребёнка ночью. Раздельный сон так прочно укоренился в нашей культуре, что трудно даже говорить о них, не будучи осмеянным. Изменение такой кажущейся простой практики потребовало бы на деле сильной общественной поддержки. И ещё больше нужна общественная поддержка, когда имеешь дело с ведомством. Именно поэтому антенатальные преподаватели, консультанты по грудному вскармливанию играют такую важную роль в нашем обществе.



← Назад к списку новостей