Глава VII. Садовник

д.м.н., акушер-гинеколог, основатель Научно-исследовательского центра первичного здоровья (Primal Health Research Centre) в Лондоне (Великобритания)
Иллюстрация с обложки журнала House & Garden. Август 1916. Художник: Ethel Franklin Betts Baines
Иллюстрация с обложки журнала House & Garden. Август 1916. Художник: Ethel Franklin Betts Baines

«Первичное здоровье. Проект нашего выживания»Глава из книги Мишеля Одена «Первичное здоровье. Проект нашего выживания» (Primal Health: A Blueprint for Survival   
Издательство: Century Лондон – Мельбурн – Оклэнд – Йоханесбург 
Книга была переведена на русский язык в 1987 году А. Зелинским. 
В настоящее время доступна в Интернете. Для вашего удобства размещаем ее на нашем сайте.


В наши дни боязнь стресса напоминает страх перед микробами, существовавший в начале столетия. В период пастеровской эры микробы сделались врагом. Сейчас слово «гигиена» больше не означает поиск здоровья, а просто иной способ говорить о чистоте. Так что сегодня стресс заменил микробов в качестве врага. Никто не знает, что значит слово стресс, знают только то, что он опасен. Если бы только мы могли избавиться от стрессов современной жизни, наступило бы общее чувство благополучия – или по крайней мере так можно подумать.

Но в действительности нам нужны и бактерии, и стрессы, некоторые из наших органов не могут должным образом работать без бактерий. Дверь в мир бактерий открывается при рождении, и рождение является также чрезвычайным вызовом для гормонов стресса. Исследования показали, что животные, которых растят в среде, свободной от всяких бактерий, заболевают и теряют всю свою способность адаптироваться. Именно сталкиваясь с бактериями лицом к лицу, иммунная система преобразуется и приобретает умение бороться. Та же история со стрессами. Всякое изменение в окружении, подстёгивающее способность человека приспосабливаться, также преобразует его. Усилие, необходимое для этого, является творческой силой. Эта же творческая сила, работает в борьбе против бактерий и в создании новых идей. Высокотворческие люди – часто те, чьи способности к адаптации подвергались серьёзному вызову. Например, Хансу Селье, прежде чем он заложил основы своих теорий стресса в Монреале, пришлось оставить Прагу, сменить язык и переехать на другой континент!

Поэтому на первом месте должно стоять не «уничтожить все бактерии, все вирусы и все стрессы», а обеспечить каждому человеку все возможности для развития способностей к адаптации, другими словами, для развития его первичной приспособительной системы. И в первую очередь надо сосредоточиться на периоде зависимости от матери. 
Позднее первичное здоровье можно культивировать. Образ отношения каждого человека к собственному здоровью и образ отношения общества к здравоохранению можно сравнить с тем, как садовник ухаживает за своими растениями и находится в состоянии удовлетворять их потребностям. Также надо иметь способность приспосабливаться к изменяющимся обстоятельствам.

1. Питание эмоциями

Питание первичной приспособительной системы прежде всего означает питание положительными эмоциями. Мы знаем, что система всегда в состоянии перемены. Когда бы ни происходило какое-либо изменение, всегда имеет место эмоция, иногда затрагивающая первичный мозг, гормональную и иммунную системы. Приспособительные системы угнетаются некоторыми эмоциями: ситуация беспомощности и безнадёжности, утрата любви, покорность и поражение. В противоположность этому, положительные эмоции стимулируют приспособительные системы: ответственность, руководство, творчество, победа, новая любовь.

Основные эмоциональные потребности могут быть встречены только в контексте группы. Место, которое индивидуум занимает внутри группы, влияет на его эмоциональное состояние и его общий настрой. Долгая жизнь или хорошее здоровье в преклонном возрасте часто идут вместе с обладанием ответственностью или творческой активностью. Всё равно, в какой культуре человек живёт, повседневная жизнь не может всегда удовлетворять потребность в положительных эмоциях, и обычно не даёт удовлетворительного вызова его творческим способностям. Люди всегда ищут пути преодоления этих разочарований. Один из путей к этому ведёт через искусство.

2. Искусство

Искусство – это творчество. Искусство творит эмоции. Искусство заставляет вас желать делиться эмоциями – это способ общения. Художественное выражение – специфически человеческое и не может быть отделено от культуры. Оно подразумевает общее обусловливание и общие точки в воспитании чувств. Искусство всегда имело тесные связи с поддержанием хорошего здоровья и с целением.

Отношения между искусством и целением носят всемирный характер. В наши дни мы могли бы рассматривать искусство в роли человеческого стремления, достигающего цели в синтезировании рациональности нового мозга и активности первичного мозга. Всё искусство проистекает из чувствительности, но в то же время оно требует техник и средств выражения, нуждающихся в тренировке, каждая сенсорная и каждая физиологическая функция может быть основой формы искусства.

Танец является одной из наиболее примитивных и всеобщих форм искусства, в его корнях лежат функции, дающие нам информацию о наших движениях и положении нашего тела, эти основные сенсорные функции запускаются в самом начале утробной жизни, как, например, вестибулярная система, расположенная во внутреннем ухе. Вестибулярная система играет важную роль в равновесии. Другим корнем танца служит ритм; и хорошо известно, что эти ритмы часто представляют ритмы тела, чем объясняется такое их разнообразие. Возможно, некоторые похожи на ритмы материнской аорты; другие могут вызывать воспоминания о качании, испытываемом в утробе или позже на руках у матери. Возьмём в качестве примера темп балийской музыки; он точно такой же, как когда балийские женщины молотят рис. Это может объясняться тем, что балийские младенцы проводят помногу часов на бедре своей матери, пока она молотит рис. 

Движения в танце также обладают бесконечным разнообразием и могут вызывать широкое множество эмоциональных состояний. Эти состояния преображаются и усиливаются, когда люди танцуют вместе. Некоторые традиционные танцы ведут к состояниям экстаза, совместному трансу, что означает глубокую перенастройку эмоциональной системы. В частности, это может быть мощным способом включения системы эндорфинов. Танец – настолько всеобщее явление, что его можно считать фундаментальной человеческой потребностью. Эта потребность танцевать способна противостоять всем видам подавления. Например, во Франции во время германской оккупации le ball (запретный бал) был названием известной песни, вдохновлённой некоторыми запрещёнными танцевальными залами.

То же самое можно было сказать о пении, которое во всяком случае часто сочетается с танцами. Нет человеческого общества, где неизвестно пение. Дарвин считал, что пение могло появиться раньше членораздельного языка, поскольку человеческий голос обладает музыкальным качеством для выражения эмоций. Люди всегда слышали звуки колыбельных, как дети. Во все времена пение использовалось для усиления религиозных чувств и как помощь в лечении больных, заклинания всегда занимали важное место в обрядах магии, связанной с целительством. Некоторые из этих заклинаний протяжны, с долгими нотами; другие – быстрые, ритмичные и с многократными повторениями. В Индонезии традиционные знахаришаманы поют, когда идут в дом больного человека и в то время, когда стараются найти и находят причину болезни. В Древней Греции колдовские песни часто сопровождались лирой. Гомер рассказывал, как греки останавливали чуму силой и чарами особых песен, называемых «эпимоимиями». Греки считали, что усталость и недостаток вкуса к жизни ослабляет сопротивление к болезням, а радость и безмятежность способствуют этому сопротивлению. Греки были авангардом «психоиммунологии».

В Средние века на сцену борьбы с эпидемиями, особенно с чёрной чумой, вышли флагелланты. Они состояли из групп, которые странствовали по стране, распевая особую песню, называемую la lopinette (лопинет). На протяжении Ренессанса развивалось хоральное пение. Именно в это время доктор Корнелиус Агриппа утверждал, что пение обладает большей мощью, чем звук, производимый инструментами.

Сегодня имеется тенденция сочетать действие танца, пения и музыки. Но в действительности, присутствует существенное и часто неучитываемое различие между активностью танцора и певца и просто пассивного слушателя музыки. В нашем технологическом обществе многие люди никогда не поют. Вместо этого они слушают записанную музыку: они слушают певцов через посредство радио, записей кассет или телевидения. Это то, что привело Марию Луизу Ошер, в прошлом профессиональную французскую певицу, к созданию «психофонии». Она провела всю свою жизнь, помогая другим людям вновь открыть пение. Она поощряла взрослых, детей, детей с синдромом Дауна и стариков.

Эти группы представляют плодотворный способ сочетания двух вещей: встреч с другими женщинами и пения. Мария Луиза также интересовалась развитием нашего чувства ритма в утробной жизни. Её величайшим стремлением к концу карьеры было восстановить семейное пение. У неё был выдающийся дар к разделению эмоций, и более того, к наведению каскада различных эмоциональных состояний, будь то безмятежность, нежность, жалость, удивление, веселье, бурная радость или коллективный экстаз. Она могла сочинять песни своего репертуара благодаря своему поэтическому виденью вселенной. Между пением и поэзией нет разделяющей линии. Возможно, Мария Луиза Ошер была одним из великих терапевтов нашего столетия.

С незапамятных времён всегда существовали тесные связи между здоровьем, религией и музыкой. Согласно Библии, Давид вступил во двор царя Саула, чтобы играть на ситаре и успокаивать крики безумия первого царя Израиля. Для греков здоровье было порядком и гармонией между телом и душой. По этой причине музыка, которая представляет порядок и гармонию, играла важную роль в греческом подходе к здоровью.

В наше время выгоды музыкальной терапии становятся лучше известными, особенно для лечения тревожных состояний, заторможенности и поведения с повышенной уступчивостью. Музыкальная терапия применялась в лечении алкоголизма: это делается как групповая терапия, при помощи семей и бывших пьяниц. Все формы искусства, все формы художественного творчества могут быть источником положительных эмоций. Выражение «художественная терапия» прежде всего заставляет думать о зрительных искусствах и ремёслах, таких, как рисование, писание картин, лепка, керамика и так далее. Эмоция менее вредоносна, когда она находит путь самовыражения. Художественное выражение могло бы быть способным компенсировать негативные последствия некоторых болезненных переживаний. Вот почему великое страдание и отчаяние во все века выражались через искусство, и крайне больные люди находили прибежище в художественном творчестве. Работы ван Гога неразрывны с его безумием. Где была бы современная французская литература без великих астматиков Жида, Пруста, Валери или Малларме?

Подобным образом англоязычная литература вызывает в памяти такие имена, как лорд Байрон, который потерял своего отца в возрасте трёх лет, часто был оскорбляем своей матерью и страдал косолапостью; Чарльз Диккенс, хранивший воспоминания о своем несчастном детстве; Эрнест Хемингуэй, бывший свидетелем самоубийства отца, и которому было назначено самому покончить жизнь самоубийством; Сомерсет Моэм, потерявший мать в возрасте восьми лет, отца - в десять лет, и затем был посланным во Францию по соображениям здоровья; Вирджиния Вулф, впервые пережившая депрессию в возрасте тринадцати лет и покончившая самоубийством, утопившись; или Уильям Вордсуорт, потерявший мать в возрасте восьми лет и отца – в тринадцать. Недавнее британское исследование установило связь между напряжённой творческой активностью и маниакальной депрессией. Наиболее ранимы были поэты. Безусловно, каждый должен делать всё возможное для возделывания хорошего здоровья. Но хорошее здоровье не должно становиться моральной ценностью; стереотипное хорошее здоровье лишило бы общество некоторых из его самых творческих индивидуумов.

3. Терапии

Люди всегда создавали средства для положительных эмоций. Когда провозглашённой целью является улучшать здоровье, мы называем их средствами лечения или терапиями. Разграничительная линия между искусством и терапией весьма туманна. Терапию саму можно рассматривать как форму искусства. Великий терапевт, великий целитель в идеале представляется в добром здравии кем-то, кто обладает искусством передавать положительные эмоции любыми средствами. Наилучшие средства те, что основываются на фундаментальных положительных эмоциях.

Недавно сделалась модной терапия смеха, особенно в США, с тех пор, как Норман Казинс рассказал, как он вылечил себя от дегенеративного состояния позвоночника частью посещением кинокомедий, таких, как братьев Маркс. После международного симпозиума в Вашингтоне были созданы центры смеха, итак, мы просто заново открываем то, что знал Рабле. Как врач, он первым применил терапию смеха. Рабле наблюдал, что люди с сифилитическими высыпаниями на коже, которых лечили ртутной мазью, имели мало шансов выжить. И он давал этим пациентам свои произведения, чтобы заставить их смеяться – и он не мог найти более подходящего лекарства. Даже в древние времена доктора уже знали, что смех может укреплять весь организм, в особенности лёгкие. В XIII столетии Анри де Мондевилл использовал смех для восстановления людей послеоперационного периода; а Ричард Малкастер, английский врач, живший в XVI столетии, превозносил лечение смехом для людей с холодными руками. Люди всегда смеялись, во всякой культуре. Коллективный смех – вещь, хорошо известная антропологам, будь то среди индейцев хопи, амазонских индейцев или чёрных жителей Судана. Смех всегда будет средством сплочения группы.

Истинный смех выражает приятные эмоции; он случается, когда что-то внезапно повергает вас в удивление, и вы перестаёте быть серьёзными. Смеяться – занятие заразительное и всеобщее. Смех может не ограничиваться одними людьми; действительно, были наблюдения смеющихся обезьян. Структуры мозга, вовлечённые в смех, становятся лучше известны. По-видимому, это центры удовольствия гипоталамуса, связанные с определёнными чёткими зонами правой прифронтальной коры. Способность смеяться пропадает, если эти зоны повреждаются. Тот факт, что центр смеха располагается на стороне правой руки в мозге, означает, что вещи, которые вас смешат, никоим образом не аналитичны.

Само собой разумеется, что вам не нужно консультироваться с терапевтом, чтобы смеяться! Имеются профессиональные комики и великое множество людей, обладающих способностью смешить других. Когда французский опрос общественного мнения захотел узнать, какие люди лучше всего могли заставлять других смеяться, один известный политик возглавил список! Опрос также выявил, что только восемь процентов французов смеются больше, чем пять минут в день.
В начала человеческих обществ почти все терапии велись через посредничество терапевта, как бы он ни назывался – шаманом, целителем или психотерапевтом. Несмотря на несходство разных культур, разные техники и, прежде всего, разные теории, лежащие в основе, то, что сближает многочисленные терапии, более поразительно, чем их различия. Терапевты всегда полагались на ослабление руководства неокортекса, чтобы освободить эмоции. Шаманы, например, используют свой могущественный харизматический образ в мире, где здоровье и медицина нераздельны. Но они также применяют техники, не столь уж далёкие от психодрамы, анализа сновидений, гипнотического внушения и визуализации. Современные терапевты ссылаются на данную теорию, когда дают определения своим техникам. Обычные психоаналитики подавляют руководящую функцию неокортекса при помощи таких техник, как свободная ассоциация идей. Техники психоанализа, по-видимому, вновь активируют те части мозга, которые были особенно активными в детстве. Поскольку психоаналитики практикуются в обществе, где ядерная семья является нормой, они много знают о конфликтах, таких, как эдипов комплекс. Другие терапевты применяют техники, очень мощно подавляющие контроль неокортекса и стимулирующие зоны мозга, которые были особенно активными на ранних стадиях жизни человека. Все терапевты, вдохновлённые Вильгельмом Райхом, принадлежат в этой группе, включая биоэнергетику, вегетотерапию, первичную терапию Артура Янова, возрождение и некоторые современные способы использования гипноза, эти терапии, по-видимому, особенно притягательны для людей, имевших тяжёлое рождение, или сложности в окрестности этого периода, число людей этого разряда, вероятно, увеличится в будущем. Эмоции, освобождаемые такими терапиями, не всегда приятные, но и положительная эмоция – не обязательно значит «приятная». Эмоция, держащая вас скованным, например, гнев, более вредоносна внутри, чем когда вы даёте ей волю.

Определённые традиционные практики были приспособлены к технологическому и научному контексту последней части двадцатого столетия и разделяют дух садовника. Трансцендентальная медитация – хороший пример этого. Людям даётся мантра – особое и секретное слово – которое они повторяют, наводя состояние медитации. Другим примером служит биологическая обратная связь. С помощью простого устройства человек учится, как управлять активностью мозга и производить «альфа»-ритм, соответствующий чувству благополучия, даже блаженства. Таким же образом некоторые люди приспособили техники визуализации, традиционно применявшиеся йогами для управления функциями своих внутренних органов. Техники визуализации в особенности использовались против рака, где человек визуализирует свои белые кровяные клетки, атакующие раковые клетки. Такие техники, по сообщениям, имели лучший успех, чем можно было ожидать от обычной медицины.

4. Окружение

Слово «эмоция» обычно заставляет нас думать об изменениях, которые длятся недолго. Обеспечение первичного здоровья является также обеспечением основного настроя человека, который остаётся неизменным, независимо от событий, которые могут включать сильные эмоции. Настрой не зависит только от человеческих факторов. Людям также нужны растительность и животные для поддержания эмоционального равновесия – другими словами, здоровья, настрой также зависит от великого множества факторов, которые незаметны и сложны для анализа, но постоянно влияют на нас в нашей каждодневной жизни.

Цвета – вероятно, важные элементы в нашем окружении. Терапевты, использующие цвета, говорят, что голубой – расслабляющий и даже творческий цвет; голубой был бы лучшим цветом для страдающих от мигрени или астматиков. Красный стимулирует и возбуждает; его действия уравновешиваются зелёным. Оранжевый, по-видимому, имеет антидепрессивные качества и способен порождать чувства радости. С другой стороны, цельный белый, по-видимому, вызывает чувство страха, и его трудно терпеть продолжительное время (а этот цвет обычно выбирается для больничных стен!).

Конечно, действия цветов зависят в огромной степени от нашего индивидуального обусловливания. Однако создаётся впечатление, что цвета важны не только для людей, но и для всякого живого существа. Это было продемонстрировано с растениями. Опыты с жерухой кресс-водяной показали больше различия в темпе роста, цвете, строении ткани и запахе, в зависимости от того, росли ли они под красным, зелёным, белым или синим светом. Наилучшим цветом для них оказался синий.

Некоторые элементы также важны для эмоциональной системы, особенно вода. Вода обладает притягательной мощью для всех человеческих существ через множество различных путей. Миллионы мужчин посвящают свой досуг рыбной ловле, то есть тому, чтобы смотреть на воду. Множество людей проводят отпуска на побережье, непосредственно общаясь с морем. По-видимому, притягательность воды сильнее в некоторые периоды времени, чем другие, например, во время беременности и родов. Плавательные бассейны, в которых отводится специальное время для беременных женщин, быстро завоёвывают популярность. Я никогда не рассматривал роды в воде как самоцель, но как результат невероятной притягательности воды для некоторых рожающих женщин. Вода заставляет многих беременных женщин грезить; вода заставляет всех нас грезить. Океаны, моря, волны, родники, реки, ручьи, фонтаны – всё это существенные темы в поэзии. Знатоки в оценивании живописи первым делом узнают есть ли в картине какая-либо вода – это повышает ценность!

Вода всегда использовалась для исцеления. Существует широкое разнообразие терапии с применением воды, несмотря на отсутствие твёрдой теоретической основы, водные терапии тем не менее продолжают множиться и помогать многим людям, включая многие виды гидротерапии, бальнеотерапию, спас, талассотерапию, флотационные (антигравитационные) резервуары и так далее.

Во всякой цивилизации вода всегда была символом матери, и больные люди всегда нуждались в женском и материнском окружении. В Древней Греции здоровье символизировала женщина – богиня Гигиея, и секреты целительства прежде всего охранялись жрицами, вплоть до прочного установления патриархального общественного порядка Гигиея не была дочерью бога Эскулапа, отца всех докторов, какой она сделалась позднее, искусство целения в кругу семьи было всегда женской прерогативой, материнской задачей. Даже в наших больших современных больницах, в которых властвуют доктора-мужчины, женщины-сёстры продолжают играть важную роль.
Конечно, имеется очень много, что можно было бы сказать о том, как окружение воздействует на здоровье. Каждый стремится в своей жизни к красоте, в архитектуре ли, в пейзаже или в материальных предметах домашней обстановки. «Красота даёт навеки радость» (A thing of beauty is joy forever).

5. Упражнения

Безусловно, не случайно, что некоторые виды деятельности, которые могут удовлетворять несколько основных человеческих потребностей одновременно, так быстро развивались на протяжении ХХ столетия. Спорт удовлетворяет потребности в игре и в физических упражнениях. Игры всегда были способом питать человеческие существа положительными эмоциями. Сказано, что римляне ничего не хотели больше, чем «хлеба и игр».

Стало общепринятым подчёркивать пользу упражнений для здоровья и болезненные последствия сидячего образа жизни. Потребность в упражнениях разнится в соответствии с подготовкой, полученной в детстве и юности, а также возрастом и полом. Очевидно, что большинство людей в наши дни недостаточно активны в своей повседневной жизни. Другие опасно переоценивают свои возможности. Опасности для здоровья, связанные со спортом, становятся лучше известны, предупреждающие сигналы появляются, когда спортсмен выходит за определённые пределы.

Одним из примеров служат женщины, прекращающие менструировать при интенсивных тренировках. Спорт – значительно большее, чем просто путь удовлетворения потребности в физических упражнениях; это также способ переживания тех эмоций, которые сочетаются с победой или поражением. При одинаковом количестве затраченной энергии эмоциональный выигрыш от победы в футбольном матче несравним с проигрышем во времени после десяти кругов вокруг пустого стадиона.

Наша мышечная активность, наше эмоциональное состояние и наше расположение духа определяют в каждый момент наше снабжение кислородом – другими словами, они влияют на то, как мы дышим. Ритм и глубина нашего дыхания зависят от эмоций и упражнений. Но, естественно, воздух, которым мы дышим, размечается в зависимости от климата и степени индустриализации.

6. Пища

Культивирование первичной приспособительной системы означает не только снабжение положительными эмоциями и кислородом; оно также означает питание её в буквальном смысле слова. Важность культуры питания была предметом несчётных статей, книг, теле- и радиопрограмм – в такой степени, что хорошее здоровье иногда представляется синонимом хорошего питания. То, что мы едим в своей повседневной жизни, сделалось навязчивой идеей для некоторых людей. Можно легко забыть, что хорошие или плохие эффекты еды зависят от других факторов, чем просто состав пищи. Еда также стимулирует основные ощущения вкуса и обоняния. Чувство обоняния является крайне особой сенсорной функцией, потому что оно прямо связано с частью первичного мозга, называемой «лимбической системой». Несмотря даже на то, что чувство обоняния менее развито у человека, чем у других млекопитающих, его роль, вероятно, недооценивается. Например, недоразвитый обонятельный тракт сочетается с очень низким уровнем обращающихся половых гормонов. Приём пищи – также социальное событие, нечто такое, что можно разделить с другими людьми, это – способ общения.

Самый важный предмет питания – вода. Первоочередной заботой здравоохранения является снабжение водой, безопасной для питья. Французский король Даговер заслуживает лучшей памяти не просто за забавную песню. Он издал в 630 году н.э. приказ, в котором наказывался всякий, засоряющий общественные фонтаны. Возможно, он сделал больше для своих подданных, чем все доктора в его королевстве. Чего мы должны бояться в наши дни в индустриализованных странах, это – скорее химическое загрязнения, чем бактериальное. После того, как удовлетворена потребность в питьевой воде, люди способны приспосабливаться к разнообразным видам пищи, но только по истечении периода в своей жизни, когда всё, что нужно для существования – это грудное молоко.

Нехватка пищи подавляет наши системы адаптации. Связь между голодом и эпидемиями известно на протяжении столетий. Некоторые болезни являются эквивалентом пищевых недостаточностей и сочетаются со снижением защитных сил организма; например, некоторые типы нефроза, предполагающие массивную потерю белков с мочой, или некоторые раки, или алкоголизм. Даже сегодня голод ещё случается в тропических странах, таких как Эфиопия. Когда у детей кваншоркор – серьёзная форма недоедания, коэффициент смертности от инфекционных болезней, таких, как корь или гастроэнтерит, повышается. Это недоедание вызывает атрофию тимуса и лимфоидной ткани, а также подавляет роль Т-лимфоцитов. Уровень антител в крови не снижается; напротив, остаётся высоким из-за многих инфекций. Но синтез локальных антител (IGA), которые обладают способностью окружать и разрушать микрообразинмы, – перестают быть агрессивными. Недоедание влечёт за собой повреждения в коже и слизистых оболочках, которые являются первыми предохранительными барьерами.

В индустриализованных странах жизненный стандарт достаточно высок для удовлетворения большинства потребностей личности в пище. Улучшение в питании, как в количестве, так и в разнообразии, представляет один из факторов, помогающих объяснить увеличение роста и продолжительности жизни. Но помимо всего человек ХХ столетия не эксплуатировал полностью потенциал, находящийся в его распоряжении, для питания. Кроме того, чрезвычайная бедность существует даже среди богатейших наций.

Есть, безусловно, много вредных обычаев в области, касающейся еды – дурных обычаев, практикуемых в огромном масштабе. Некоторые из этих обычаев происходят от техник, настолько старых, что мы не осмелились бы подвергать их сомнению. Первым из них является приготовление пищи. О дурных последствиях приготовления пищи долгое время не подозревали, но на деле их весьма много. Наиболее опасно, вероятно, нагревание до высокой температуры определённых масел. Наше тело нуждается в существенных жирных кислотах, которые поставляются из листьев и семян, из мяса животных, которые питаются растениями, и из рыбы.
 
На языке биохимии, существенные жирные кислоты биологически активны, когда молекулы находятся в форме, известной как «цис»-форма. При нагревании до высокой температуры молекулы этих жирных кислот изменяют свой вид с «цис»-формы на «транс»-форму, что препятствует метаболизму существенных жирных кислот, жизненно важных для тела.
 
Существенные жирные кислоты не только используются в изготовлении клеточных мембран и играют роль в синтезе холестерола, но они также необходимы для синтеза простагландинов. Кроме того, при высокой температуре молекулы ненасыщенной жирной кислоты более легко принимают атомы кислорода. Этот процесс называется окислением (оксидацией). Эти атомы кислорода могут позже отсоединиться и прикрепиться к другой молекуле. Эти опасные нестабильные кислородонесущие молекулы называются свободными радикалами. Они могут открывать разрушительные цепные реакции, которые повреждают клетки и, вероятно, играют роль в происхождении таких заболеваний, как рак и атеросклероз.

Приготовление пищи также преобразует белки. Некоторые аминокислоты, такие, как лизин и цистин, особенно уязвимы. Приготовление пищи разрушает многие энзимы, живые катализаторы и, следовательно, изменяет путь усвоения пищи. Некоторые витамины особенно хрупкие (витамины В и С). Приготовление пищи также имеет действие очень лёгкого обусловливания вкусового чувства и способствует изменённому пищевому инстинкту.

Второй большой группой нововведений является развитие земледелия и скотоводства, что имело место во время неолитической революции – около 10 тыс. лет назад. Было показано, что средний рост уменьшился на 15 сантиметров после начала земледелия как в Европе, так и на континентах Америки. Есть много соображений для этого. Развитие земледелия видоизменило семейные структуры и отношения между мужчиной и женщиной в общем, таким образом, что была преобразована жизнь беременных женщин и молодых матерей. И, следовательно, жизнь детей в первичном периоде, в то же самое время привычки питания радикально изменились. Растения, которые ели люди, стали менее разнообразны, их диета содержала больше крахмала и меньше белков с возделыванием овощей. Количество волокнистых овощей уменьшилось. Животные, выращиваемые в хозяйстве, стали больше, чем их предки, и состав их жира изменился.

Мясо диких животных содержит заметное количество полиненасыщенной, длинноцепочечной жирной кислоты (эйкозапентаноевой кислоты), которая предохраняет против артериальных повреждений, ни следа этой жирной кислоты нельзя найти в говядине. Мясо домашних животных имеет больше калорий и, соответственно, меньше протеина. Земледелие и скотоводство также значительно видоизменили баланс между минеральными веществами и витаминами.

Уже после промышленной революции имел место следующий захватывающий сдвиг в наших привычках питания – с развитием пищевой промышленности становилось всё легче получать чистый сахар. Сахар – важный фактор в зубном кариесе; он очень быстро проникает в кровяное русло после всасывания кишечником и способствует перегрузке поджелудочной железы, вырабатывающей инсулин. Он нарушает синтез ГЛК, предшественника простагландинов 1.

Переработка масел в маргарины с 1920-х годов вывели на рынок большое количество разновидностей трансэфирных кислот, то есть тех, которые препятствуют метаболизму существенных жирных кислот. Обработанное масло несло с собой значительное увеличение в потреблении молочных продуктов, то есть продуктов с насыщенными жирами. Возможно, это можно было бы возместить достижениями в перевозке и распределении рыбы, служащей хорошим источником определённых существенных жирных кислот.

Развитие в ХХ столетии индустрии удобрений также облегчило интенсивное ведение сельского хозяйства, но истощение почв лишило большую часть растительности определённых важных микроэлементов, лучшим примером чего служит цинк. Стоит упомянуть, что пшеница, очищенная от оболочек, содержит только 17 % от содержания цинка в цельной пшенице. Мы знаем, что цинк является существенным катализатором в определённых метаболических цепочках, в особенности, в цепочках существенных жирных кислот и синтеза простагландинов.
 
Потребность в цинке увеличивается при потреблении сахар, алкоголя и противозачаточных пилюль; он важен для заживления ран и костных переломов. В добавление к этим изобретениям и нововведениям следовало бы привести современные методы кормления скота злаками вместо травы, поскольку это ещё больше повышает уровень насыщенного жира в мясе, лежащем сегодня в наших мясных лавках.

Когда вы собираете вместе: способы приготовления пищи, земледелие и скотоводство, рост пищевых отраслей и изменения в мясе, которое мы едим, – то питание технологического человека кажется серьёзно задетым. 

Оно изменено таким образом, что увеличивает наиболее распространённые дисфункции первичной приспособительной системы. Очевидно, было бы упрощением считать, что все различные аспекты болезни цивилизации представляют следствия одного несбалансированного питания. Этим игнорировался бы первичный период и переоценивались бы возможности чисто питательного подхода к болезни.

«Человек всеядный» обладает огромной способностью приспосабливать свои пищевые привычки, и никто не может точно оценить все последствия обычаев питания, которые наука признаёт вредными. Большинство людей, вероятно, могут справиться с невредными. Большинство людей, вероятно, могут справиться с несовершенной диетой благодаря хорошей terrain. Моя мать подытоживает эту точку зрения, говоря: «сливочное масло не может быть таким плохим; я ела его ежедневно на протяжении девяноста лет».

Однако многим людям в нашем обществе, особенно тем, кто страдает от какого-либо проявления болезни цивилизации, следовало бы уменьшить своё потребление животного жира и есть больше сырых овощей, больше рыбы и даже принимать некоторые минеральные добавки, такие, как цинк и витамины. Мы также теперь знаем, как непосредственно принимать ГЛК (масло вечерней примулы, чёрная смородина, простейшая водоросль под названием «спирулина»). Такой подход хорошо вяжется с понятием садовника, который прежде всего старается по мере сил удовлетворять фундаментальные потребности.

Когда мы думаем о фундаментальных потребностях технологического человека, мы всегда должны держать в уме охотника-собирателя, который жил от двадцати до тридцати тысяч лет назад и генетически от нас не отличался. Мы должны всегда иметь его в виду, когда исследуем свои пределы адаптируемости и также свой потенциал. Говорим ли мы о развитии первичных приспособительных возможностей, или о поддержании основного состояния здоровья, нет сомнения, что люди обладают потенциалом, который пока ещё не осознаётся и не используется.



← Назад к списку новостей