Глава VI. Общественные и религиозные инстинкты

д.м.н., акушер-гинеколог, основатель Научно-исследовательского центра первичного здоровья (Primal Health Research Centre) в Лондоне (Великобритания)
религиозное чувство
Мать Тереза. источник фото

«Первичное здоровье. Проект нашего выживания»Глава из книги Мишеля Одена «Первичное здоровье. Проект нашего выживания» (Primal Health: A Blueprint for Survival  
Издательство: Century Лондон – Мельбурн – Оклэнд – Йоханесбург 
Книга была переведена на русский язык в 1987 году А. Зелинским. 
В настоящее время доступна в Интернете. Для вашего удобства размещаем ее на нашем сайте.


Также как делятся эмоциями, делятся и здоровьем. Здоровье – не атрибут изолированной особи. Каждый человек имеет фундаментальную потребность: потребность чувствовать, что входит в группу, в общность. Жить для группы, выживать для группы – есть часть потребности жить, аспект движущих сил выживания. Место, занимаемое индивидуумом в группе, служит фактором, влияющим на его здоровье. Когда на вас лежит ответственность – ваше здоровье лучше, чем если бы вы были в состоянии покорности; в любом случае затрагиваются ваше эмоциональное равновесие, ваш гормональный баланс и ваша иммунная система.

1. Потребность жить для группы

Есть некоторые кажущиеся противоречия в различных аспектах движущих сил выживания. Например, конфликты и схватки между различными членами группы могли бы отражать приоритет индивидуальных нужд. Сексуальное состязание, потребность выживать через производство потомства всегда ставили пределы понятию группы. Движущие силы выживания для группы могут быть ослаблены, что приводит к эгоистичному, антиобщественному поведению и правонарушениям. Но парадокс в том, что движущие силы выживания для группы могут быть сильнее, чем любые другие потребности. Самые крайние формы поведения – самоубийство из альтруизма или патриотизма, или смерть камикадзе – остаются темами для других рассказов.
В определённых сферах жизни человеческая приспособляемость кажется беспредельной. Человеческие существа были способны адаптироваться к жизни на любой широте и в любом климате: к жизни у моря, вдоль речных берегов и в горах. Очень мало общего в образе питания жителя Лапландии, жителя Нью-Йорка или жителя тропической Африки.

С другой стороны, человеческая приспособляемость очень ограничена, когда она относится к общественным нуждам. В изучении общественных отношений человека можно найти лучший индикатор опасностей заболевания и смерти для него. Лучшие предсказания риска смертности подбираются из статистик, измеряющих такие вещи, как число лиц на семью и социальные мероприятия внутри и вне дома. Исследования, выполненные в Норвегии, Калифорнии (Аламела Кантри) и Канаде – все показывали это. Они также красноречивейшим образом продемонстрировали, что первой потребностью каждого человеческого существа является ощущать себя частью группы.

Проблема в том, что понятие группы подвергалось значительной эволюции в ходе истории человечества. Человеческие группы сегодняшнего дня всё более сложно определять, и, как кажется, они не имеют ничего общего с группами в прошлом. Представляется, что вначале человеческая группа ненамного отличалась от охотничье-собирательских сообществ, изучавшихся в глуши, таких, как пигмеи мбути тропического дождливого леса и бушмены пустыни Калахари. В этих обществах мужчины уходили охотиться, в то время как женщины занимались собирательством вокруг лагеря. Сильные связи между мужчинами делали для них возможным сосуществовать в группе, в которой они были рождены, до зрелости. Это также делало возможным для них охотиться и ловить рыбу совместно и с распределением обязанностей. Разделять и согласовывать работу подобным образом является отличительной чертой люде. Вероятно, что в этих группах агрессивность могла находить выражение в охоте на крупного зверя.

Соперничество и конфликты между человеческими группами, вероятно, всегда существовали. Военные вожди всегда пользовались войной для усиления своей власти. Войну можно рассматривать как выражение движущих сил выживания для группы. Человеческие сообщества значительно изменялись с веками. Введение земледелия и разведения животных было важной ступенью. Расширенная семья и деревня стали основными структурами, затем появились города с их районами, области, государства, федерации, группы государств, сверхдержавы, понятие о том, что представляет собой группа, всё больше расплывалось и настолько, что движущие силы выживания для группы явным образом исчезли для индустриализованного человека. Его считают индивидуалистом, нарциссом. Стало общепринятым заявлять, что антиобщественные действия и правонарушения находятся на подъёме. Правонарушение представляет разновидность болезни нашей цивилизации. Мы только начинаем видеть связь между антиобщественным поведением и событиями, происходящими в начале жизни, в первичном периоде.

Несмотря на внешнее впечатление, эта движущая сила выживания для группы в действительности не угасла в нашем обществе. Например, во время недавних войн в Алжире, Корее и Вьетнаме некоторые солдаты, принадлежавшие к наиболее индустриализованным нациям, были способны жертвовать своей жизнью для группы, например, бросаясь на гранату, чтобы товарищи могли спастись. Движущая сила выживания для группы обычно недооценивалась или неверно понималась в нашем обществе, потому что она всегда принимает новый вид, приспосабливаясь к полностью новым условиям.

Традиционно, женщины, принадлежавшие к группе, помогали друг другу во время беременности, родов и в присмотре за ребёнком. Это была существенная часть альтруистического поведения. Сегодня у беременных женщин всё ещё остаётся сильная потребность встречаться с другими беременными женщинами и матерями. Это объясняет рост различных типов групп, занимающихся подготовкой к родам. Встречаются ли женщины, чтобы поплавать или попеть, заниматься упражнениями, беседовать или слушать, важно то, что они встречаются. Места, где женщины рожают, должны выйти за рамки своего первоначального предназначения и стать местами, где женщины могут помогать друг другу во время беременности и грудного вскармливания.

Некоторые образцы, по-видимому, абсурдного или иррационального поведения, наблюдаемые в наши дни, могут быть поняты только как новые пути выражения побудительной силы выживания для групп. Например, популярность спорта, такого, как футбол, совершенно удивительна. Важный футбольный матч имеет власть возбуждать несколько миллионов телезрителей. При рациональном взгляде поражает, что население, средства информации и политические лидеры могут придавать столько важности тому, как одиннадцать рослых мужчин согласовывают свои действия, чтобы попасть мячом в небольшое пространство, называемое воротами. На самом деле футбольная команда, вероятно, очень подобна доисторической группе людей, которые были также способны к распределённым и согласованным действиям на охоте и войне. По-видимому, человеческие существа запрограммированы на максимальную эффективность, когда команда насчитывает в себе около десяти или пятнадцати человек.

Люди запрограммированы жить в небольших общинах. Зрители футбольного матча способны отождествлять себя с игроками своей стороны. Время от времени сама игра недостаточна для отвода их энергии, и случаются инциденты: драки между игроками, стычки между зрителями, нанесение увечий зрителям на футбольной подаче. Однако футбольное хулиганство – общественное явление, очень отличающееся от правонарушения. Правонарушение служит признаком ослабленной способности быть частью группы, тогда как хулиганство показывает очень сильную потребность в общественной сплочённости и отождествлении с группой, не имеющей других путей самовыражения в повседневной жизни. Сплочённость группы зависит от преданности её членов и явного набора целей, которых они хотят достичь.

Альтруизм, как и война, а в действительности, как все проявления движущих сил выживания для группы, имеет очень глубокие биологические корни. Поведение солдата, жертвующего собой, чтобы спасти группу товарищей, не слишком отличается от поведения пчелы, которая убивает себя, оставляя своё жало в чьей-то коже, или малиновки, которая предупреждает других птиц в своей стае о приближении хищника, применяя особый звук, рискуя таким образом своей жизнью. В основном война не очень отличается от борьбы животных за пищу или территорию. Различие в том, что люди могут согласовывать, распределять и завершать свои действия.

Трудность заключается в точном знании, что преодолевает человеческая группа в наши дни. Группа может быть только там, где особи внутри неё могут общаться друг с другом. Общение касается не просто обмена информацией – это также обмен эмоциями, чувствами. Группу цементируют симпатия, сопереживание, общие радости, страх. Первоначально группа могла быть только небольшой и обычно гнездилась в определённом географическом месте, но сейчас такие ограничения сброшены. Поэтому люди, живущие на разных континентах, могут разделять одинаковые ценности, одинаковые интересы, одинаковые чувства и вместе создавать настоящие общности без существования каких-либо географических уз. Телезритель в Европе может быть охвачен чувством сострадания, видя африканского ребёнка, умирающего от голода. С современными средствами коммуникаций и экологическим сознанием человечество как целое начинает становиться группой. Будь оно так, войны будущего смогут быть действиями преступников и меньших групп, борющихся за своё собственное выживание. Возможно, мы подходим к времени, когда война – даже экономическая война – будет казаться абсурдной.

2. Религиозные инстинкты

И альтруизм, и война происходят из самых архаичных структур мозга, первичного мозга, то же справедливо для религиозного инстинкта, того видения вселенной, которое выходит за пределы времени и пространства и которое даёт нам ощущение вселенской принадлежности. Религиозный инстинкт всемирен и межкультурен. Он может подавляться или направляться в различные русла как культурой, так и церквями. Он всегда находит, неважно какие, пути для самовыражение. Он всегда проявляется вновь, иногда удивительным образом.

В то время, как наш высший мозг, наш неокортекс ведает информацией, предоставляемой ему органами чувств и способен иметь знание о вселенной, ограниченное пространством и временем, первичный мозг выходит за эти рамки, за рациональный мир. Жизнь была способна развиваться, эволюционировать и усложняться благодаря использованию суперкомпьютера, заключенного в новом мозге. Но с того момента, как это суперкомпьютер становится сверхмощным и угнетает первичный мозг, жизнь в целом оказывается под угрозой.

У большинства людей религиозное чувство всегда присутствует, но скрыто. Оно проявляется в наличии убеждений, мнений, в художественном или научном творчестве, в убеждённости существования могучих творцов и в чувстве святого. Магия, иррациональное, сверхъестественное, фантастичное, сказочное – люди нуждаются во всём этом. Людям также нужно поклоняться. Эмоции, разделяемые 70000 людей на поп-концерте, также проявление религиозного чувства. Это то религиозное чувство, которое позволяет Эйнштейну выработать теорию относительности до её математической демонстрации.

Иногда религиозное чувство признаётся за таковое и направляется церквями. В течение тысяч лет, с тех пор, как мужчина осознал свою власть в оплодотворении, чувство отцовства усиливалось, а с подъёмом монотеистических религий религиозное чувство открыто выражалось в поклонении всесильной личности отца.

В некоторых обстоятельствах религиозное чувство может достигать кульминации. Некоторые произведения искусства, определённые пейзажи, участие в определённых событиях, некоторые физиологические изменения в состоянии сознания, такие, как оргазм, роды или транс, создают эмоции, приносящие чувство вечности, или чего-то бесконечного, чего-то океанического. В своей высшей степени – это мистическое переживание. Мистические переживания, по-видимому, так же стари, как космический опыт, просветление, нирвана, трансперсональный опыт, высшее сознание, царствие небесное, седьмое небо, мистический экстаз, озарение свыше, встреча с богом и так далее.

Это большое число описания мистического опыта объясняется тем, что он затрагивает эмоции и субъективные переживания, трудно выразимые в словах, и потому что такие опыты исходят из самых разных культур. Во время этих мистических опытов человек постигает своё единство с космосом внутри себя: просветление сопровождается чувством мира и вселенской любви. Человек постигает, как незначителен и иллюзорен наш мир, и утрачивает страх смерти. Мистических опыт часто является результатом долгой эволюции в человеке, но может приходит в неожиданное время. Он знаменует начало глубокого превращения индивидуума, который делается магнитом, притягивающим других людей.

Религиозное чувство развивается с возрастом. У детей оно сильное и податливое и легко направляется церквями. Озарение, мистические переживания часто случаются между тридцатью и тридцатью пятью годами жизни. Они, видимо, соответствуют особенной активности системы эндорфинов и, возможно, способности отделять освобождение некоторых эндорфинов от освобождения других гормонов стресса. Некоторые духовные мастера достигали способности повторять такие опыты. Отмечалось, что у некоторых духовных мастеров были большие грудные железы, а мы знаем, что эндорфины высвобождают пролактин.

Религиозное чувство, способность верить не одинаково развито у всех людей и во всех обществах. Однако, очевидно, хорошее здоровье и долгая жизнь – две отличительные черты отдельных обществ, известны своим глубоким религиозным чувством, будь они магометане, как хунзасы, русские православные на Кавказе или римские католики в Эквадоре. Способность верить облегчает борьбу с болезнью. Врачи знают про эффект Плацебо. Последний означает, что больной верит в действенность лекарства, даже если настоящее лекарство подменили «пустышкой». 

Религиозное чувство имеет тенденцию ослабевать в обществе, которое пренебрегает развитием первичного мозга. Только больной человек, утрачивающий чувство сопричастности к вселенной, мог заниматься до сих пор процессом разрушения нашей земли. Но если религиозное чувство исходит из первичного мозга – мозга, который даёт нам побуждение выживать – то, пока есть люди, которые борются за жизнь, сохранится и религиозное чувство.

«Двадцать первое столетие будет духовным, или его не будет».



← Назад к списку новостей