Глава IX. Исследования по первичному здоровью

д.м.н., акушер-гинеколог, основатель Научно-исследовательского центра первичного здоровья (Primal Health Research Centre) в Лондоне (Великобритания)
первичное здоровье

«Первичное здоровье. Проект нашего выживания»Глава из книги Мишеля Одена «Первичное здоровье. Проект нашего выживания» (Primal Health: A Blueprint for Survival   
Издательство: Century Лондон – Мельбурн – Оклэнд – Йоханесбург 
Книга была переведена на русский язык в 1987 году А. Зелинским. 
В настоящее время доступна в Интернете. Для вашего удобства размещаем ее на нашем сайте.


Ментальные образы, ассоциируемые у большинства со словом здоровье, направляют исследовательские программы. Но новое понятие первичного здоровья, переворачивающее эти ментальные образы, могло бы открыть громадное поле научных изысканий и даже могло бы изменить приоритеты. В настоящее время мы в плену устаревших ментальных образов, и это объясняет, почему исследования так ограничены и относительно бесплодны.

Я не хочу сказать, что никогда не проводилось изучения, которое бы вынесло на свет важность первичного периода. Наоборот, я хотел бы дать некоторые примеры работ, которые заслуживают включения в «исследование по первичному здоровью». Но они являются редкостью, и большинство из них избежало внимания или использовались весьма скудно. В добавление к этому общепринятые ментальные образы в огромных масштабах воспроизводятся каждый день и повсюду.

Если вы откроете любую газету или посмотрите на рекламные щиты, вы уверитесь, что если бы только вкладывалось больше денег, все болезни можно было бы уничтожить одну за другой, по мере открытия их причины и лечения. Например, одна реклама, часто появляющаяся в британских газетах и на афишах лондонского метро, требует денег на увеличение исследований по заболеванию сердца и кровообращения. Другое объявление напоминает нам, что каждый рано или поздно будет страдать ревматизмом и что деньги, потраченные на исследования, будут наилучшим помещением, другие хотят денег для исследований по раку.

В 1970 году президент Никсон думал, что рак может быть побеждён при достаточном количестве денег за время его президентства. Он собрал лучших американских экспертов, которые все были равным образом уверены, что с достаточными деньгами победа над раком будет достигнута в короткие сроки. Программе были выделены миллиарды долларов. Спустя десять лет те же эксперты встретились снова и могли лишь выразить своё разочарование.
СПИД, который вселяет Западу страх в последние несколько лет, предоставил хорошую возможность укрепить традиционные ментальные образы насчёт здоровья. Предложение из уважаемой французской газеты в совершенстве отражает преобладающие идеи: «Запад внезапно обнаруживает себя перед лицом ужасной угрозы, которая проистекает не из безумия людей, а из жестокого нападения до сегодняшнего дня неотразимого, чужеродного вируса, происходящего откуда-то извне нашего мира». С начала СПИДовой паники большие многонациональные фармацевтические компании вынашивали выделение громадных сумм денег для выработки особой вакцины против СПИДа как можно быстрее. Но опять необходимость настоятельно решать отдельные проблемы не позволяет рассматривать фундаментальные вопросы. Кто бы осмелился просить денег на изучение происхождения хорошего здоровья?

1. Происхождение хорошего здоровья

Отправной точкой исследования по первичному здоровью является задавать вопросы о том, почему люди здоровы, а не почему люди больны. Этот подход полярен с общепринятым, который включает лишь вопросы о том, почему люди заболевают данной болезнью. Курение служит хорошей иллюстрацией огромной пропасти между двумя подходами. Вопросы, обычно задаваемые насчёт курения, следующие: «Как бросить курить? Каковы наилучшие методы для отказа от курения? Полезна ли пропаганда? Следует ли видоизменять сигареты, делая их менее опасными? Следует ли запретить или изменить рекламу сигарет? Уменьшится ли потребление сигарет, если повысить цену?» и т.д.

Исследование по первичному здоровью обнажает корень проблемы. Как объяснить, что огромная доля населения никогда не чувствовала потребности курить? Что общего у некурящих? Такие вопросы привели бы нас к тому, чтобы начать с изучения первичного периода.
Можно представить изобилие исследовательских программ, касающихся первичного здоровья. Нашлось бы множество различных путей изучать взрослых и стариков, отвечающих определённым критериям хорошего здоровья. Можно исследовать всё, что имело место, чтобы узнать об обстоятельствах их зачатия, образе жизни их матерей во время беременности, как они рождались, как их вскармливали в младенчестве и о социальном окружении их первичного периода. Разумеется, такие исследования натолкнутся на трудности, особенно когда захотят изучать группы людей старше пятидесяти лет. Контрольные группы не будут невозможными, даже если это означает включение людей, уже покойных. Главная практическая сложность заключалась бы в неточной природе многих из находок. Однако такие работы были бы относительно дешёвые и, вероятно, принесли бы достаточно интересную новую информацию. Они придали бы особенную важность эпидемиологии, отрасли с великим будущим. Эпидемиология занимается здоровьем популяций. Она рассматривает факторы риска для определённых болезней, оценивает методы предотвращения и часто влияет на политиков здравоохранения. Именно среди эпидемиологов обнаруживается наибольшее число докторов, сознание которых ближе всего к концепции первичного здоровья.

Но настоящие трудности – не практические. Первая сложность – найти путь изучения происхождения хорошего здоровья в глобальном масштабе вместо концентрирования на каждой отдельной болезни. Игнорируя работы пионеров, таких, как Антуан Бишоп, мы потеряли целое столетие. Бишоп, знавший о микробах раньше Пастера, писал в поддержку своих теоретических взглядов: «Не существует микробов и не существует бактерий, по природе своей вредных, с целью заставлять людей и животных болеть… первичная причина наших болезней внутри нас, всегда внутри нас».

Вторая сложность более глубокая. Мы живём в обществе, где господствует мужчина и образцом служит мужское. Такое общество обесценивает вещи специфически женские: беременность, роды и грудное вскармливание. Такое общество не уделяет никакого внимания плоду и новорожденному. Интересоваться детьми и интересоваться отдалённым будущим принадлежит женщине. Наука, типичная для нашего общества, представляет мужские отделы нашего мозга.
Исследователи и клиницисты пытались изучать процесс привязывания, узы между матерью и ребёнком, научным образом. Они являются пионерами и стоят перед лицом многих трудностей. Некоторые люди думают, что смешно, когда серьёзные академики тратят время и деньги, доказывая, что новорождённый ребёнок нуждается в своей матери и что мать нуждается в своём ребёнке. Но в безумном обществе, которое одобряет самое превратное поведение, желательно всякое доказательство, устанавливающее, насколько тверды фундаментальные человеческие потребности. Однако время и деньги, потраченные на изучение процесса бондинга (совместное пребывание матери с новорожденным), это капля в океане по сравнению с тем, что потрачено, например, при выдвижении нового транквилизатора.

Единственными людьми, пытавшимися устанавливать взаимосвязи между первичным периодом и взрослой жизнью, являются те, кто занимался развитием способностей к обучению, сообразительностью и сенсорными функциями. Почему имеется столько работ об истоках интеллекта и о развитии способностей к обучению? И почему есть так мало работ о происхождении здоровья и о факторах, которые могут влиять на то, каким образом человек учится распознавать бактерию или вирус, или раковую клетку, или учится тому, как приспособиться к изменениям температуры, или учится тому, как настраивать свои гормональные уровни или своё кровяное давление?

Парадоксально, но исследования по первичному здоровью кажутся более продвинувшимися для растений, чем для людей. Например, выносливость шпината к холоду тщательно изучалась; она, по-видимому, возрастает, если он подвергается низким температурам в начале своей жизни, в начале периода своего роста.

2. Взаимосвязь между первичным периодом и болезнью

Хотя наше общество ещё не интересуется происхождением хорошего здоровья для человеческих существ, заря нового сознания могла бы по крайней мере высветить некоторые новые линии выявления факторов, затрагиваемых болезнью. С тех пор как вы осознали важность первичного периода, ваше любопытство постоянно возбуждается, какая бы болезнь не рассматривалась. Имеются бесконечные примеры этому. Возьмём, например, людей с высоким уровнем холестерола. Самое элементарное любопытство побуждало бы вас спросить, как этих людей кормили в младенчестве. Известно, что человеческое грудное молоко имеет более высокое содержание холестерола, чем искусственное молоко. Есть основания подозревать, что с целью компенсировать его относительный дефицит младенец на искусственном вскармливании настраивает свой синтез холестерола на слишком высокий уровень! До сегодняшнего дня единственная информация в нашем распоряжении та, что у людей моложе двадцати лет, вскормленных искусственно, больше частота атеромных отложений.

То же элементарное любопытство заставило бы нас спросить, как кормились в младенчестве пациенты с камнями в желчном пузыре. Мы знаем, что человеческое грудное молоко богато аминокислотой, называемой таурин и что, когда кислоты желчи смешиваются с таурином, это облегчает выделение желчных солей и течение желчи. Грудные дети не могут легко синтезировать таурин – им нужно получать его из грудного молока. По-этому встаёт вопрос, нельзя ли соотнести проблемы с желчью во взрослой жизни с тем временем, когда пациенты, будучи младенцами, получали искусственное вскармливание.

Некоторые факты о лейкемии могли бы также подстегнуть наше любопытство подобным же образом. Лейкемия у мышат, часто используемая как модель для человеческой лейкемии, приобретается в первый день жизни. Мы знаем, что лейкемия особенно распространена в некоторых странах, таких, как Финляндия, Израиль, Швеция и некоторые американские штаты. Это всё места, где медицинская технология глубоко нарушает период окрестности родов. Поэтому было бы существенно изучать условия самих родов и первых дней жизни у пациентов с лейкемией. До сегодняшнего времени единственное, на что смотрели во всём первичном периоде, это на место родов.

Как следующий пример возьмём детей (в основном мальчиков) с набором разнообразных симптомов. Они имеют расстройства речи; они часто леворуки; у них наблюдаются аллергические состояния; они часто особенно одарены в математике. Когда мозг таких мальчиков исследовался после смерти после несчастных случаев, создавалось впечатление, что этот набор проявлений соответствует позднему развитию нервных клеток в левом полушарии, по сравнению с более быстрым развитием в правом полушарии. Поскольку церебральная доминантость связана с половыми гормональными, кажется, что эти особенности можно было бы соотнести с особыми колебаниями мужских гормонов во время беременности. Даже если вовлечены вероятные генетические факторы, всё же соблазнительно спросить, что их происходило с их матерями во время беременности.

В качестве последнего примера посмотрим на такое распространённое состояние, как псориаз. Это, главным образом, заболевание кожи, характеризующееся красными чешуйчатыми областями, часто зудящими. Он часто начинается около времени полового созревания в основном у мальчиков. Это состояние тем более распространено, чем дальше на север вы движетесь. У людей, страдающих псориазом, очень низкий уровень мелатонина, гормона, вырабатываемого шишковидной железой, особенно ночью. Поэтому псориаз может быть проявлением плохой приспособляемости в темноте. Пребывание на солнце – один из лучших путей вызвать ремиссию.
И снова наше любопытство возвращает нас к началу жизни, когда происходила регулировка биологических часов и настройка шишковидной железы. Спрашивается, имели ли люди с псориазом достаточно темноты, в период, следующих за родами. Это не исключает важности вероятных генетических факторов. Безусловно, можно найти работы, рассеянные в медицинской литературе, внушающие важность начала жизни в обусловливании определённых болезней, но их крайне мало, и они затрагивают великое множество различных областей. В общем они не привлекали внимание медиков в сколь-нибудь большой степени. Тем не менее их значение часто очень высоко.

Недавно опубликованы результаты расследования, которое можно было бы взять за образец. Команда из Нью-Йорка исследовала самоубийства среди подростков – подлинную болезнь нашей цивилизации. Мы знаем, что за последние 30 лет доля самоубийство подростков утроилась, в то время как процент самоубийств для взрослых оставался почти одним и тем же. Среди группы из 52 подростков, покончивших самоубийством, с двумя группами нью-йоркская команда анализировала 46 факторов риска, которые соответствовали периоду окрестности родов. Авторы работы обнаружили, что значительная доля подростковых самоубийств программировалась при рождении. Конечно, одного такого изучения недостаточно, но оно готовит почву для того типа исследования, который будет становиться всё более необходимым в будущем и который позволит нам устанавливать связи между вещами, о которых никогда не думали прежде.
Во второй половине этого столетия доктора до такой степени играли роль ученика чародея, что только хорошо программированные компьютеры будут в силах раскопать и распутать все неприятные сюрпризы, уготованные будущим поколениям. Например, неразумно было бы воображать, что в середине следующего столетия мы будем способны проводить связи между широким использованием ультразвука в акушерстве в наши дни и повышением частоты определённых болезней или особенностей среди людей, которым тогда будет за пятьдесят.
В настоящее время такие долговременные исследования представляют исключение. Они, однако, существуют, хотя разбросаны, и их настоящая ценность не признаётся. Например, моё внимание привлекло врачебное исследование весьма общего типа головокружений (вертиго). Автор показал, что общим для большинства пациентов был тот факт, что их не обнимали и не ласкали в начале жизни и едва ли удостаивали нежных слов.

Подобным же образом моё внимание привлекло изучение избыточной секреции пролактина. Некоторые женщины производят молоко, не рожая в предыдущие месяцы, и у них также нет менструаций. Исследование показало, что у большинства из этих женщин не было отца в начале их жизни или ещё что отец был жестокий или алкоголик. Другое расследование, которое можно отнести к этим редким работам, посвящено раку яичек, заболеванию, получающему всё большее распространение. В этом изучении ставились вопросы, относящиеся к утробной жизни и гормональным сдвигам, которые могли нарушать беременность.

Кратковременные расследования, впрочем, менее исключительны. Например, американское изучение показало, что среди детей, заболевших раком в возрасте до 4-х лет, было значительное число тех, кто весил при рождении больше 4 кг. Это внушает мысль о важности факторов, влияющих на утробную жизнь.

Шотландская команда изучала десятилетних детей, чей вес при рождении не превышал 2,5 кг с целью выяснить, имеется ли какая-либо связь между различными распространёнными недостатками и низким весом при рождении. В категорию краткосрочных изучений мы можем включить статистике, показавшую, что среди детей, подвергавшихся плохому обращению, было значимым высокое число недоношенных, отделённых от матерей при рождении. Поскольку другие статистики также показали, что дети, страдающие от плохого обращения. С большей вероятностью, чем другие, станут жестокими родителями, открыт путь для следующего изучения, чтобы расследовать отделение преждевременно рождённых детей от матерей при рождении в отношении к жестокости у взрослых. 

Нико и Элизабет Тинбергер были первопроходцами в новом поколении исследований со своей работой по аутичным детям. В индустриализованных странах наблюдается всё больше аутичных детей. Аутичные дети избегают всякого соприкосновения с другими людьми, включая своих матерей; они не интересуются окружающим миром; они не разговаривают, но часто понимают устную речь; они не любят перемен и привержены шаблонам; они постоянно повторяют определённые движения, такие, как раскачивание; они часто гиперактивны и имеют сложности со сном. Тщательно изучая каждую отдельную историю, в особенности начало жизни, Тинбергены отобрали более двадцати факторов, приложимых к аутичным детям, иногда находя до четырёх, пяти или более у одного и того же ребёнка.

Вот что они обнаружили со значительной частотой:
– Роды с наложением высоких щипцов;
– Немедленное разделение матери и ребёнка по рождении;
– Госпитализация в раннем возрасте;
– Много поездок и частые встречи с чужаками в возрасте от 8 до 30 месяцев;
– Нажим в направлении слишком раннего постижения вещей;
– Работа матери, особенно интеллектуальные профессии, поглощавшая её, даже когда она находилась дома;
– Внезапное исчезновение близкого человека.

Тинбергены приняли предосторожность, изучая одиннадцать пар близнецов-двойняшек, чтобы можно было исключить генетические факторы как основную причину.

Исследования в Скандинавии установили связь между грудным вскармливанием и инсулинозависимым диабетом. В различных скандинавских странах процент грудного вскармливания значительно упал между 1944 и концом 1960 годов. Затем он начал вновь расти с 1970 года. Было замечено, что уровень диабета рос следом за уменьшением в грудном вскармливании, начиная выявляться девятью годами позже. Число случаев диабета упало, следуя увеличению в грудном вскармливании. Эти наблюдения привели к изучению, в котором выяснилось, как сотни детей-диабетиков вскармливались в младенчестве. Было найдено, что они кормились грудью меньше среднего.

Род вопросов, задаваемых с таких исследованиях, намного важнее, чем результаты или применявшиеся методы, и отличает такие исследования от других. Тот же род вопросов вдохновил исследования с совершенно другой отправной точкой. Это долговременные изучения, которые непрерывно сопровождают группу детей в их дальнейшей жизни. Этот тип представляют три национальных британских исследования, которые соответственно начались в 1946, 1958 и 1970 годах. Они брали всех детей, рождённых в одну неделю одного года, и сопровождали их с регулярными промежутками. Очевидно, наибольший интерес вопросы представляют для психологов, психиатров и социологов – даже когда информация относится к астме, проблемам слуха или некоторым долговременным последствиям курения во время беременности. Однако эти исследования очень многообещающие, особенно то, которое началось в 1970 году и которое включило и вопросы с ответами по поводу беременности и родов.
Другое долгосрочное исследование, сопровождавшее детей от рождения вплоть до пятнадцати лет, было предназначено для определения риска аллергий в зависимости от пищи, поглощаемой в первые месяцы жизни. Результаты этого изучения показали, что у младенцев на грудном вскармливании был самый маленький риск аллергических заболеваний. Оно также показало, что кормление детей соевым молоком не давало преимуществ по сравнению с коровьим.

3. Новые виды исследований

Ещё более новый вид исследования, невообразимый в настоящее время для людей с общепринятым кругозором, вероятно, будет развит в ближайшем будущем. Все психотерапевты, использующие мощную регрессию (возвращение к памяти переживаний в раннем – детском и младенческом – возрасте), в которой в значительной степени ослабляется управляющая функция неокортекса, делают упор на важности родов, подчёркивая долговременные следствия условий рождения. Это приложимо к первичной терапии, возрождению, гипнотерапиям и психоделической терапии.

Из своей практики я узнал, что имеется зависимость между тем, как была рождена девочка, и тем, как она будет рожать собственных детей. Я также узнал, что когда у кого-то было трудное рождение, этот человек, как правило, затрудняет также всякие роды, на которых присутствует. Подобные наблюдения могли бы вдохновить изобилие исследований.

Представим, например, исследование, посвящённое родам группы акушерок и врачей-акушеров, которое показало бы, какие имеются зависимости между процентом щипцовых родов, процентом кесаревых сечений, процентом перинатальной гибели детей в родах, которые они принимали, и обстоятельствами их собственного рождения! Такие изучения могли бы привести к существенным практическим заключениям в то время, когда нормальные роды всё более редки и когда большинство докторов являются скверными целителями.

Эти мысли о будущем исследований подтверждают, что противоположность существующим убеждениям, умения и технология часто далеко опережают науку, прошлое даёт нам много примеров. Действия акупунктуры, или морфина, или аспирина были известны задолго до того, как было понято, как они работают. Первая машина была изобретена раньше открытия законов термодинамики. Вакцинациями пользовались до возникновения иммунологии. То же справедливо для исследований по первичному здоровью. Поскольку наше технологическое общество так много делает для нарушения периода зависимости от матери столь многими способами, нам сейчас настоятельно нужны новое сознание, новый взгляд на здоровье и новые виды исследований.



← Назад к списку новостей