«Если хочешь быть счастливым, будь им»

педагог, академик Российской Академии Образования, писатель, антрополог, отец прекрасной дочери и дедушка троих внуков

yumor.jpg

Вынесенный в заголовок нашей статьи тезис есть «плод раздумья» (№ 80) Козьмы Пруткова. В этом, казалось бы, шуточном парадоксе предвосхищено множество открытий современной психологической науки.

Открытие выученной беспомощности. Почти полвека назад было экспериментально установлено (Мартином Селигманом), что беспомощности довольно легко научиться. Человек довольно быстро приобретает неуверенность в своих силах.

Беспомощность вызывают не сами по себе неприятные события, а неконтролируемость этих событий. Существо становится беспомощным, если оно привыкает к тому, что от его активных действий ничего не зависит, что неприятности происходят сами по себе и на их возникновение влиять никак нельзя.

Если человеку постоянно говорить: «ты глуп», «у тебя нет способностей к тому-то и тому-то», то он поверит, сложит крылышки, найдет кучу удовольствий в ничегонеделание, станет профессиональным неудачником и расслабленным во всех отношениях человеком.

Беспомощность влияет и на активность иммунной системы человека, на способность организма противостоять болезням, а значит – и на долголетие.

Если человека сталкивать по преимуществу с неразрешимыми задачами, то у него наступает торможение моторной активности, ослабляется мотивация к деятельности, теряется способность к научению, появляются телесные расстройства. Человек оказывается не в состоянии справиться с задачами, которые в других условиях решил бы играючи.

Выученная беспомощность, возникнув в одной сфере жизнедеятельности, переносится на другие – происходит отказ от попыток решения задач, которые могут быть решены на основе внутренних ресурсов. Часто возникают депрессии.

В психодиагностике неоднократно фиксировался феномен последующего снижения тестовых достижений в тех случаях, когда испытуемому сообщался ложный результат – ниже его реального уровня и ниже уровня его притязаний.

Такова же психология социальной и экономической беспомощности людей без поддержки власти. Люди ищут знаков внимания от власти, рассчитывают на ее ресурсы, они не готовы морально и экономически работать как партнеры власти.

Таковы и болезни внушения (ятрогении), когда авторитетный в глазах больного врач неосторожным высказыванием лишает пациента уверенности в выздоровлении.

Пораженный выученной беспомощностью человек считает себя самым несчастным на свете. Беспомощность легко входит в химическое сродство с потребительством. Начинается «уход в болезнь неудачничества» – когда несравненно легче ничего не делать, чем предпринимать усилия. Воля постепенно атрофируется.

Наукой открыты этапы деградации личности. На первом – формирование «пешки», ощущения своей полной зависимости от других сил. На втором – создание дефицита благ, в результате ведущими становятся первичные потребности в пище и выживаемости. На третьем – возникновение чувства вины, ярости и стыда. На четвертом – сохранение «священных основ»: человек запрещает себе даже задумываться об основополагающих посылках своей идеологии; картина мира упрощается: сложные проблемы спрессовываются до коротких, очень простых, легко запоминающихся неизменных формул.

Те же явления наблюдаются и в школьной практике. Когда ученика убеждают в его неспособности решать задачи, может серьезно нарушиться процесс решения задачи. Ориентированные же на достижение успеха дети реагировали на неудачу в первую очередь размышлением о том, как рациональнее организовать процесс решения задачи.

Открытие преимуществ и благ умного оптимизма. Что представляет собой альтернатива беспомощности, какое качество делает людей более устойчивыми к неблагоприятным событиям? Мартин Селигман, тот самый психолог, который открыл феномен выученной беспомощности, позже назовет это качество оптимизмом.

Именно приобретенный в успешной борьбе с трудностями оптимизм служит причиной того, что временные непреодолимые трудности не снижают мотивации к активным действиям, точнее – снижают ее в меньшей степени, чем это происходит у пессимистичных персон, более склонных к формированию выученной беспомощности. По убеждению Селигмана, суть оптимизма состоит в особом способе атрибуции – особом стиле объяснения причин неудач или успехов: оптимист приписывает неудачу случайному неблагоприятному стечению обстоятельств, объясняет своей ошибкой, которую можно исправить.

Степень влияния оптимизма на личную, профессиональную деятельность людей и даже на жизнь целых стран – весьма ощутима.

Оптимизм был известен испокон веков, но в 90-е годы ХХ века оптимизм осмыслили как оптимальную жизненную стратегию.

Выделяются три основных компонента разумного оптимизма:

1) субъективное ощущение счастья (позитивные эмоции – наслаждение, удовлетворение жизнью, чувство близости, конструктивные мысли о себе и своем будущем – оптимизм, уверенность в себе, наполненность энергией, «жизненной силой»);

2) высшие индивидуально-психологические человеческие качества (мудрость, любовь, духовность, честность, смелость, доброта, творчество, чувство реальности, поиски смысла, прощение и сочувствие, юмор, щедрость, альтруизм, эмпатия и т. д. (можно сказать, что позитивная психология занимается тем, что в истории гуманитарного знания называлось «добродетелями»));

3) позитивные социальные институты (демократия, здоровая семья, свободные средства массовой информации, здоровая среда на рабочем месте, здоровые локальные социальные сообщества).

Человеческое счастье не является результатом «работы генов» или «работы судьбы» – человек может жить счастливо, используя присущие ему и составляющие его качественную специфику сильные качества. Только поняв и адекватно используя их, можно действительно помочь человеку достичь удовлетворения жизнью, реализовать все возможности, которые нам дарит судьба, больше сделать в частной жизни (например, для своей семьи), в своей профессиональной деятельности, для общества (локального сообщества и человечества в целом). Высшие человеческие качества составляют также необходимый ресурс для преодоления негативных психических состояний (например, депрессии).

Как помочь человеку обрести и сохранить в себе жизненную силу и волю к будущему?

Когда я учился в седьмом классе, я признался нашей математичке, что считаю себя от природы бездарным вообще, и в математике – в особенности. «Не спешите с обобщениями», – был ответ Эльфриды Моисеевны Абезгауз, одного из самых любимых нами педагогов. – «В девятом классе будете решать даже самые трудные задачи».

Ей нельзя было не верить, а вера творит чудеса. Когда в начале десятого класса я на доске воспроизвел формулу бинома Ньютона, то получил от девочки со второй парты записку в стихах. Там были слова «В твоих глазах ума светило, ты очень милый, милый, милый». Вот что делает успех в математике, обеспеченный верой авторитетного учителя в твои способности. А спустя еще десять лет мне довелось серьезно заниматься теорией вероятностей и математической статистикой.

Помогите человеку поверить, что на самом деле у него все только начинается.

Обучать надобно заработанным успехом, за который необходимо честно похвалить. Одобрение трудно заработанного результата должно следовать как можно скорее, желательно – немедленно по свершении подвига.

Учить надобно на высшем доступном уровне трудностей, как неоспоримо доказал Леонид Владимирович Занков.

Пожалуйста, только с юмором, только без сарказма. И только без крайностей: захваливание опасно, недохваленность губительна.

Поощрение должно быть только конкретным. Не спешите с обобщениями. Обобщения так же опасны в воспитании, как и в браке. Забудьте слова «вот всегда ты так». Неправда! – не всегда. Нельзя обобщать ни хорошего, ни дурного. И порицание тоже обязано быть конкретным.

Есть еще один очень важный аспект проблемы. Поисковая активность успешнее стимулируется задачами, не имеющими однозначного решения, а не задачами, ответ на которые полностью предопределен исходными условиями. Чем более «открыта» задача, чем ближе она к творческой и чем дальше от однозначной формальной логики, тем важнее для ее решения поисковая активность.

В статье «Позитивная психология» (Энциклопедия «Кругосвет») Александр Шапиро справедливо утверждает, что выученную беспомощность гораздо легче предупредить, чем лечить: родители должны обеспечить и показать ребенку возможности контроля над внешней средой, должны предоставлять ему синхронную и разнообразную обратную связь – разную в ответ на разные его действия.

В форме простых правил я попробую сформулировать основные принципы поведения, которое помогает другим избежать беспомощности, своего рода рекомендации по ее профилактике. Эти принципы уже многократно опробованы участниками тренингов для родителей и абсолютно безопасны в применении. Повредить ребенку они не могут, хотя, вероятно, и будут означать изменение вашего привычного автоматизированного, а потому и самого легкого, способа взаимодействия с другим человеком.

Итак: Правила по профилактике выученной беспомощности:

1) Последствия должны быть. Если жизнь стала однообразна и скучна, то зачем же она нам такая? Познакомьтесь сами и познакомьте партнера с разными сторонами реальности, покажите ему, что именно он (она) может жить и по другому. Предоставьте возможность другому самому найти нужные ему последствия. Не только окружающая среда, но и вы сами создаете последствия. Постарайтесь чаще бывать с ребенком, мужем, женой, сотрудниками – самим собой и своей речью восполнить дефицит последствий.

2) Последствия должны быть разнообразными. В ответ на разное поведение ваших сотрудников, вашего ребенка или супруга, вы теперь ведете себя разным способом. Вы злитесь, если он что-то сделал неправильно, радуетесь, если поступки партнера вам приятны, и – вы проявляете свою радость или злость, все многообразие ваших чувств, стараясь указывать точно, с каким именно поведением эти чувства связаны. Не ограничивайтесь обнародованием взысканий, пусть даже – и разнообразных взысканий. Дополните «перечень штрафов» «перечнем поощрений». Старайтесь уравновесить баланс хороших и плохих действий балансом хороших и плохих последствий.

3) Промежуток времени между поведением и последствиями должен быть минимальным. Не оттягивайте с реакцией, реагируйте тотчас же и разнообразно. Особенно это важно в случае экстремального поведения, необычно хорошего или необычно плохого.

4) Случайные реакции лучше постоянных. Действительно, достаточно глупо выглядят попытки постоянно сопровождать любое поведение партнера своими реакциями. Это и не нужно. Множество специально организованных исследований показали, что несистематические и случайные последствия лучше действуют, чем постоянные. Спустя некоторое время ваш партнер сам научится видеть последствия – без вашей помощи. Помогайте ему в этом время от времени. И ваш партнер, ребенок, ваши сотрудники приобретут веру в себя, инициативу и оптимизм.

Оригинал



← Назад к списку новостей