Насильная эпизиотомия

Домашний Ребёнок
Для авторов журнала дом – это маленькая Вселенная, символ независимости, творческой свободы, самосовершенствования и простого человеческого счастья.

Насильная эпизиотомия

Женщина по имени Келли летом 2013 года рожала в одной из калифорнийских больниц. Это были её первые роды. Во время родов ей была насильно проведена эпизиотомия. Врач грубил и издевался над ней. Несмотря на то, что накопленные практикой факты говорят о том, что нужно избегать проведения эпизиотомии без должных показаний, особенно без согласия пациентки — а Келли такого согласия не давала — её влагалище было рассечено в двенадцати местах. И вот теперь она требует справедливого разбирательства своего дела в суде.

Келли обратилась за поддержкой в общественную организацию «За лучшие роды» (Improving Birth), надеясь, что её история будет предана широкой огласке и поможет другим женщинам избежать того, что пришлось пережить ей самой. В своём письме в организацию она писала:

«Доктор А. вошёл в палату и после двух моих потуг взял в руки ножницы и сказал медсестре, что будет делать эпизиотомию. Я спросила, зачем. Я стала тужиться снова, а он приготовился резать. Я сказала: «Нет, не режьте меня!» И потом ещё: «Почему мы не можем попробовать ещё?» Он сказал, а не отправиться ли мне домой и не уехать ли вообще в Кентукки. И, накричав на меня, он разрезал влагалище в двенадцати местах. Ещё раньше медсестра мне сказала, что это будет маленький разрез, и всё. Этот маленький разрез оказался дикой яростью врача, направленной против меня как человека, и всё что он делал, было изначально против моей воли. Мне так хотелось плакать, и было так страшно, когда он меня резал».

Кроме письменных свидетельств у Келли есть видео всего произошедшего. (Посмотреть его можно по этой ссылке, но мы должны предупредить, что материал содержит сцены, которые могу вас морально травмировать. Это видео не предназначено для просмотра лицами, не достигшими совершеннолетия!) Кадры отчётливо свидетельствуют о том, что Келли не проинформировали должным образом о процедуре, и что её право на отказ от процедуры было полностью проигнорировано. После безуспешных самостоятельных попыток заручиться обещанием администрации больницы принять меры для того, чтобы пресечь подобную практику в будущем, Келли обратилась в организацию «За лучшие роды», чтобы совместными усилиями привлечь больницу к ответственности.

В попытках найти адвоката, который смог бы представлять её законные интересы, прошёл год, но Келли так и не нашла никого, кто взялся бы за её дело. По словам представителя «За лучшие роды», адвокаты один за другим говорили, что юридические основания для инициировании дела отсутствуют, ни по признакам врачебной ошибки, ни по признакам нанесения увечий. Помимо прочего, Комиссия по здравоохранению штата Калифорния, хоть и приняла жалобу Келли, до сих пор так и не ответила, какие она намерена принять меры, и намерена ли принять их вообще.

Почему все инстанции игнорируют дело Келли, которое можно считать квинтэссенцией врачебного произвола? Если отбросить нюансы, логика такова: раз и Келли, и её ребёнок остались живы, то саму процедуру родов можно не принимать во внимание. Как такое вообще возможно?! Если бы речь шла о любой другой медицинской манипуляции, можно ли было отмахнуться от жалобы так же легко?

Дон Томпсон, основатель и президент организации «За лучшие роды», считает, что случай Келли важен потому, что его суть не просто во взыскании компенсации за причинённый ущерб. «Келли ставила и ставит перед собой цель предотвратить повторения того, что произошло с ней. К нам обращалось множество женщин со всей страны, и из их обращений мы знаем, что такое творится повсеместно. Она хочет добиться не компенсации, а ответственности больничного персонала».

Услышать Келли, увидеть видеокадры её родов необходимо, чтобы понять, как она была унижена и травмирована — физически и морально. Абсолютное пренебрежение мнением и чувствами женщины во время её родов ни в коем случае на должно признаваться нормой врачебной практики. Напротив, каждый случай такого обращения должен получать огласку и осуждение. То что женщина поступает в больницу для родов вовсе не означает, что она теряет право распоряжаться своим телом. А как показывают обращения в организацию «За лучшие роды», такая проблема широко распространена.

«Это дело должно быть поддержано всеми, кто не хочет более терпеть и годами ждать, пока кто-то за них возьмётся за наведение порядка в оказании услуг рожающим женщинам», — говорит вице-президент «За лучшие роды» Кристен Паскуччи. — «Мы обращаемся ко всем, и в первую очередь к женщинам, которым при родах были проведены процедуры против их воли, подхватить и поддержать дело Келли. Она добилась многого, но дальнейшее продвижение дела потребует расходов в несколько тысяч долларов. И если каждая женщина Америки, которую подвергли эпизиотомии в одном только 2013 году, пожертвует всего 50 центов, то эта сумма будет легко набрана».

Страница поддержки инициативы Келли находится по адресу http://www.improvingbirth.org/2014/08/vid/. Женщины присылают свои фото, делятся опытом нарушения их прав в больницах во время родов. Здесь мы приводим несколько примеров с этой страницы.

Kelly_case-Evidence-1.jpg

«Мне провели эпизиотомию «по объективным показаниям» и без моего согласия, хотя уже после первой потуги прорезалась головка!»

Kelly_case-Evidence-2.jpg

«После многократных предупреждений, что я убью ребёнка, если не соглашусь на стимуляцию, акушерка «наказала» меня глубоким массажем, засунув руку по локоть в моё влагалище. Потребовалось четыре медсестры, чтобы удержать меня, когда я вырывалась и кричала «Нет! Я не даю согласия!» Придя на следующий день, она объяснила, что если бы я была «хорошей девочкой», и согласилась на эпидуралку, моё достоинство бы не пострадало».

Kelly_case-Evidence-3.jpg

«Мне на лицо натянули кислородную маску, просто чтобы заглушить мои крики «Остановитесь!» в то время как меня держали и насиловали фетальным монитором, что моему ребёнку было совершенно не нужно. Когда они закончили, у меня шла кровь из носа, а медсестра сказала, что я «слишком напряжена».

Kelly_case-Evidence-4.jpg

«Одна моя клиентка спала после приёма наркотического обезболивающего. Вошёл дежурный акушер-гинеколог, провёл осмотр шейки матки, при котором были разорваны ткани. Когда я сообразила, что он делает и спросила, не надо ли её разбудить, он ответил: «Мне не надо её согласия. Я бы это сделал по любому».

Kelly_case-Evidence-5.jpg

«Он засунул обе руки так, что брызнули слёзы. Я говорила «Стойте!» и «Нет!», но он продолжал. Он выдернул моего ребёнка и сразу перерезал пуповину, вытащил плаценту, наложил швы без предупреждения и без анестезии и вышел из палаты. Этот врач оскорбил меня и записал в истории, что я была агрессивна и отказывалась от сотрудничества».

Kelly_case-Evidence-6.jpg

«Когда я увидела, что врач схватил ножницы, я сказала «Никакой эпизиотомии!». Но он всё равно разрезал меня и сделал эпизиотомию 4-й степени, из-за чего пять месяцев спустя мне понадобилась операция. «Нет» означает «нет»!»

Kelly_case-Evidence-7.jpg

«Я доула. Я была свидетелем того, как роженицам лгут, как их принуждают, угрожают им, кричат на них, унижают, игнорируют и даже подвергают их физическому насилию — и всё это делают профессиональные медицинские работники».

Материал подготовил Сергей Толстихин



← Назад к списку новостей