Электросталь. Роды в роддоме.

главный редактор журнала "Домашний ребенок" и президент МОО "МАМА"
7 ноября в МОО «МАМА» обратилась Анастасия:­­ она родила ребенка в роддоме города Электросталь преждевременно (на 33 неделе). С малышом и мамой все было благополучно. Но на 2 день пребывания в роддоме маме сообщили, что через день ей придется покинуть роддом, а малыша оставить на лечение и посещать его только в дневное время (при том, что женщина живет в 60 километрах от роддома). Сейчас мама и малыш в порядке. Благодарим всех, кто поддерживает нашу работу пожертвованиями!!!
Размещаем здесь полный рассказ Анастасии обо всем, что с ней приключилось. 

Роддом города Электросталь

Дети сами знают, когда им пора появиться. Препятствовать им медицинским вмешательством, на мой взгляд, не стоит. Потому что все случается в свое время.

В моем случае ребеночек решил выйти на 34-й неделе. Рожать я, конечно, хотела дома. Готовилась, занималась, встречалась с акушеркой. Когда начались схватки, я, если честно, была уверена, что они тренировочные. Роды были первые, а болевой порог у меня крайне высок, как оказалось. Схватки начались в час ночи. Пошла в ванну. Лежала, вертелась, пела, мычала, гудела (но тихонько, чтобы не разбудить мужа:). В 6 утра все-таки позвонила акушерке, она сказала «Лежи, расслабляйся, лялька еще маленькая, рано ей выходить.» Послушно снова погрузилась в ванну. Но к 8-ми утра стало понятно, что лялька хоть и маленькая, а уже хочет наружу. Прошло еще 2 часа крайне активных схваток. Думали с мужем: самим рожать или ехать в роддом. В роддом, конечно, совсем не хотелось по огромному списку всем понятных причин. Но акушерка посоветовала все же ехать. Вызвали скорую. Как ни странно приехала она быстро. Девушка-врач оказалась весьма милой и мы поехали. 

В Павловском Посаде на тот момент роддом не работал, пришлось ехать в Электросталь. Приехали. И с порога началось «Ноги на сиденье не задирай! Почему не стала на учет?! Тебе ребенок что ли не нужен?!» Я хотела им высказать все, что думаю, что вообще-то я тут рожаю, что орать и задавать такие вопросы в данной ситуации крайне некорректно. Но взгляд мужа «сказал» мне, что дергаться не надо. Успокойся мол, все хорошо. Послушалась.

Оформили бумажки, посмотрели мое полное раскрытие, повели на кресло и оставили. «Как начнутся схватки – кричи, мы в соседней комнате.» Лежу значит я в кресле, осматриваюсь. Картина, конечно, была весьма грустная: серый кафель, продавленная кровать сбоку, непонятный гудящий аппарат, в соседней комнате роженица издает ну просто крайне животные звуки. Рожать, конечно, больно, но эти звуки меня привели в недоумение. Ладно, думаю, надо рожать. Прошу малыша выходить. Всю беременность мы с ним договаривались, что он выйдет когда посчитает нужным, мягко, быстро и гармонично. Так, собственно и получилось. Родились в течение часа. 

Отдельно хотелось бы рассказать, что в течение этого часа происходило. Акушерки обсуждали все, кроме того, что я рожаю. Они успели высказать мнение и осудить то, что я не встала на учет, что я безответственная, что у меня все венерические заболевания (и именно из-за них я рожаю на 34-й неделе), что мои татуировки это доказательство, что я наркоманка, что от ребенка я откажусь, и что вообще я - конченый человек. Слушая все это, я еще раз пришла в недоумение. Единственный вопрос – зачем? Зачем говорить такие вещи женщине во время родов? Рассуждение на эту тему займет очень много места, этому можно посвятить отдельную статью, но смысла в этом особого нет. И так понятно, что мы живем в России и уровень развития людей, к сожалению, на порядок отстает от Европы. Так что лучше на все эти разговоры не обращать внимания и не возражать им. 

Ребеночек родился. Никакой речи о неперерезании пуповины сразу, ни о прикладывании к груди там не шло. Девочку забрали, замотали и унесли. На мои протесты было сказано: «Покажите, мамашка хочет посмотреть на ребенка.» Мне ее показали и дали чмокнуть в лобик. Хоть на этом спасибо. Ее унесли в реанимацию. До глубокого вечера никаких вестей не было, к ребенку меня не пускали. Пришли врачи, сказали, что у ребенка сыпь, он плачет, у него гиперактивность, что его надо лечить, что он нервный, что они ему уже вкололи антиаллерген и гормоны. На мои доводы, что сыпь, плач и гиперактивность – из-за за отсутствия рядом мамы, конечно же - никто не отреагировал.

Утром я прорвалась в отделение реанимации. Меня упорно туда пускать не хотели. Провели меня к ребенку. Девочку положили в кювез, вставили зонд через нос и подключили к капельнице. В руки не дали и сказали, что «надо лечить». От чего, спросила я? Ребенок дышит, легкие раскрылись, ходит в туалет и по-большому и по-маленькому, угрозы для здоровья нет никакой, по шкале Апгар мы получили 7. Руководствуясь этими словами доктора я пошла к главврачу с заявлением, что я хочу уехать домой с отказом от госпитализации. На это мне заявили, что они «соберут консилиум и признают меня невменяемой». Пригрозили, что меня выпишут, а ребенок останется здесь. 

В такие моменты силы появляются сами. Пробуждаются. Приходит поддержка как будто всех женщин мира. Я ясно понимала, что никуда я отсюда не уйду. 

Я позвонила в «МАМУ» и мы в ночи написали официальное заявление. О содержании и сути заявления можно прочитать в этой статье.

Спасибо МОО «МАМА», Наталье Паутовой и Катерине Перховой за постоянную поддержку в течение всего нашего пребывания в роддоме! 
Женщины, мамы, желаю вам не попадать в такие ситуации! 
Стойте на своем, настойчиво требуйте кормления грудью и как можно более частого общения с ребенком! Как правило, в отделении реанимации разрешено посещение 1 раз в день на час. Я добилась посещения 3 раза в день по полтора-2 часа. Сами ухаживайте за ребенком (меняйте подгузники, делайте массаж). Главное – не бойтесь! Это ваш ребенок и врачи не имеют права вам запретить общение с ним!



← Назад к списку новостей