Эндокринология экстаза

австралийский врач-терапевт и акушерка. Личный опыт рождения четырех детей в домашних условиях сделал ее горячей сторонницей естественных подходов к родам и уходу за детьми, что отражается в ее книгах, статьях и семинарах для акушерок и родителей по всему
end014.jpg


рисунки: Катерина Хенцлер

ОКСИТОЦИН

Самый, пожалуй, известный гормон, участвующий в процессе родов, – окситоцин, так называемый «гормон любви», рождается в событиях сексуального характера – во время мужского и женского оргазма, при родах и кормлении грудью. Окситоцин вызывает чувство альтруистической любви. Как говорит всемирно известный доктор Мишель Оден: «Какую грань любви ни рассматривай, везде увидишь окситоцин». Окситоцин вырабатывается в одной из самых глубоких и «древних» частей мозга – гипоталамусе и накапливается в нейрогипофизе, откуда дозированно впрыскивается в организм. «Гормон любви» в больших количествах вырабатывается во время беременности, чтобы усилить усвоение питательных веществ, снизить стресс и сократить затраты энергии за счет погружения нас в сонливое состояние. Этому гормону принадлежит решающая роль в репродуктивном цикле, он запускает то, что мы называем рефлексами извержения: оргазм, «рефлекс изгнания плода» (термин, введенный М. Оденом для обозначения сильной схватки на последнем этапе родовой деятельности, если она происходит без медицинского вмешательства и завершается быстрым и легким рождением ребенка). И уже после родов – рефлекс отторжения плаценты и приливы молока при кормлении грудью. В эти моменты окситоцин достигает пиковых концентраций. Именно окситоцин вызывает схватки, а максимальная его концентрация наблюдается, когда ребенок продвигается вниз по родовым путям. Высокий уровень гормона сохраняется и после родов, вплоть до рождения плаценты, после чего он начинает постепенно снижаться. Окситоцин во время родов вырабатывается и в организме ребенка, не исключено, что именно он инициирует начало родов. Таким образом, сразу после рождения и мама, и младенец буквально купаются в экстатическом гормональном коктейле. В это время выработка окситоцина стимулируется их тактильным и визуальным контактами, а также первым прикладыванием к груди. Высокий уровень окситоцина снижает и вероятность послеродового кровотечения, обеспечивая оптимальное сокращение матки. При кормлении грудью окситоцин, запускающий прилив молока, ритмично впрыскивается в организм матери в такт сосущим движениям младенца. Действие окситоцина продолжается в течение всех месяцев и лет лактации, помогая матери поддерживать душевный покой и силы. Доктор Моберг Увнас описывает это как «весьма эффективную антистрессовую ситуацию, которая впоследствии предотвратит множество болезней». Ее исследование показывает, что матери, продолжающие кормление грудью после седьмой недели, гораздо спокойнее, чем те, которые прекратили кормить на шестой неделе жизни ребенка. Помимо репродуктивной функции, окситоцин играет роль в поведении человека, стимулируя чувства любви и взаимопомощи, побуждая его, к примеру, делиться пищей. Научные наблюдения зафиксировали нарушения в работе механизмов выработки окситоцина у больных, страдающих шизофренией, аутизмом, нарушением сердечно-сосудистой деятельности и наркозависимости и показали, что этот гормон усиливает действие антидепрессантов, таких, как «Прозак».

БЕТА-ЭНДОРФИН

Опиат (лекарственное вещество, получаемое из опиума) естественного происхождения – бета-эндорфин сходен по свойствам с промедолом, применяемым для обезболивания в родах, морфином и героином. Оказывает воздействие на те же рецепторы головного мозга. Как и окситоцин, бета-эндорфин вырабатывается гипофизом во время сексуальной активности, беременности, родов и грудного вскармливания. Бета-эндорфин выделяется, когда мы ощущаем угрозу или испытываем боль. Тогда он действует как анальгетик и, как и прочие гормоны стресса, подавляет иммунитет. Это предотвращает враждебное воздействие со стороны иммунной системы будущей матери на развивающегося внутри ребенка, который воспринимается организмом как чужеродный генетический материал. Как опиат, бета-эндорфин вызывает чувство удовольствия, эйфории и зависимости или, в ситуации с партнером, взаимозависимости. Уровень бета-эндорфина, и так достаточно высокий на протяжении беременности, повышается во время родов до показателей, которые свойственны спортсменам-мужчинам при выполнении изнурительных упражнений. Подобная высокая концентрация бета-эндорфина (как и другого гормона стресса –кортикотрофина) позволяет женщине преодолеть боль и переместиться в измененное состояние сознания, необходимое для естественных родов. Сложный механизм взаимодействия бета-эндорфина с другими гормонами до конца не изучен. В родах он подавляет секрецию окситоцина. Это логично, ведь при сильной боли или сильном стрессе схватки замедляются, таким образом «родовая деятельность становится соразмерной уровню физической и психологической нагрузки» (М. Джоуит, «Роль бета-эндорфина и стресса в беременности и родах», Midwife Matters 1993; 56). Бета-эндорфин также стимулирует в родах секрецию пролактина, который готовит молочные железы к лактации и помогает окончательному развитию легких младенца. Роль бета-эндорфина при грудном вскармливании не менее важна. Его пиковый уровень достигается через 20 минут, а присутствие бета-эндорфина в грудном молоке вызывает чувство удовлетворения и у младенца. Таким образом формируется взаимная привязанность матери и ребенка.

«ГОРМОНЫ БЕЙ-БЕГИ»

Гормоны эпинефрин и норэпинефрин (адреналин и норадреналин) относят к группе катехоламинов, которые иногда называют «гормонами бей-беги». За их секрецию отвечает адреналиновая железа надпочечников, и их выделение происходит в ответ на испуг, тревогу, голод или холод, равно как при волнении или возбуждении. Эти гормоны приводят симпатическую нервную систему в состояние готовности к бегству или противостоянию. На ранней стадии схваток высокий уровень катехоламинов подавляет секрецию окситоцина, замедляя роды. Это также важно для самок млекопитающих, рожающих в дикой природе, где в случае внезапной внешней угрозы срабатывают симпатические механизмы, приостанавливающие роды и направляющие поток крови к основным группам мышц, чтобы мать могла скрыться от опасности. У человека высокий уровень катехоламинов связан с более продолжительными родами и нарушениями сердцебиения ребенка. В естественных родах в момент, близкий к потугам, эти гормоны, тем не менее, играют иную роль. Наблюдается внезапный скачок уровня катехоламинов, особенно норадреналина, что приводит в действие «рефлекс изгнания плода». Роженица испытывает внезапный прилив энергии, она приподнимается, оживляется, испытывает внезапную жажду, дыхание становится поверхностным, иногда женщина хочет схватиться за что-либо. В ее поведении могут появляться признаки страха, злости или возбуждения, при этом катехоламины провоцируют серию очень сильных схваток, в результате которых ребенок рождается легко и быстро. Некоторые акушерки умело используют этот рефлекс, если женщина испытывает затруднения на втором периоде родов. К примеру, антропологи, изучавшие жизнь индейского племени в Канаде, сделали следующее наблюдение: когда у женщины случались трудные роды, молодежь деревни собиралась, чтобы помочь ей. Помощь заключалась в том, чтобы внезапно закричать рядом. Испуг запускал в действие «рефлекс изгнания плода», быстро приводя роды к завершению. После родов уровень катехоламинов резко падает. В результате роженица испытывает ощущение сильного озноба. Важно, чтобы она находилась в теплом помещении и могла согреться, так как если уровень катехоламинов не понизится, секреция окситоцина будет подавлена, а значит, возникнет риск послеродового кровотечения. Норадреналин, как часть экстатического коктейля, важен и в последующем управлении материнскими инстинктами. Мыши, у которых был искусственно вызван дефицит норадреналина, отказывались заботиться о потомстве, если только гормон не вводился им в виде инъекций. Во время родов младенец испытывает столь же сильное эмоциональное потрясение, о чем свидетельствует высокий уровень катехоламинов в его организме. Они защищают новорожденного от гипоксии (недостатка кислорода). Высокое содержание катехоламинов обеспечивает эмоциональную готовность ребенка к первому контакту с матерью, но после того, как он состоялся, новорожденный успокаивается, и уровень этих гормонов начинает быстро снижаться.

ПРОЛАКТИН

Известный как гормон материнства, пролактин играет важнейшую роль в грудном вскармливании. Считается, что именно он ответственен за агрессивное поведение матери (эффект «матери-тигрицы») в период лактации. Уровень пролактина повышается с началом беременности, хотя секреция молока гормонально сдерживается, пока не произойдет отторжение плаценты. Концентрация его растет по мере прогрессии родовой деятельности и достигает пика в момент родов. Пролактин – это также гормон подчинения (в иерархии приматов доминирующее положение всегда занимает самец с самым низким уровнем этого гормона) и тревожности. При грудном вскармливании присутствие пролактина формирует у матери модель поведения, когда забота о ребенке и его потребностях ставятся превыше всего остального. Организм ребенка тоже вырабатывает пролактин во внутриутробный период развития, и высокое содержание гормона регистрируется в околоплодной жидкости, куда он, возможно, попадает из матки и плаценты. Значение пролактина в физиологии еще не родившегося ребенка и младенца пока не изучено.

ЕСТЕСТВЕННЫЕ РОДЫ

Естественные роды в нашей культуре – явление редкое, не только в условиях родильных центров, но и дома. Два фактора, которые нарушают естественное течение родов – нахождение будущей матери в непривычной для нее обстановке и присутствие посторонних наблюдателей. В то время, как главное – это обеспечить роженице ощущение безопасности и уединения.

Современная акушерская практика прилагает максимум усилий для постоянного врачебного и аппаратного контроля за ходом беременности и родов, от начала и до конца. На малейшее нарушение акушеры и гинекологи отвечают усилением и так более чем пристального внимания. Иногда удивляешься, что женщине вообще удается родить в подобных условиях. Некоторые авторы подмечали, что для самой женщины процессы зачатия и рождения ребенка весьма схожи: те же гормоны, те же части тела, те же звуки и та же потребность в уединенной и спокойной обстановке. Как бы вам понравилось, если бы близость мужчины и женщины происходила в тех же условиях, что и роды?

Для оптимального течения родов естественные гормоны должны взять на себя главенствующую роль, отодвинув на второй план неокортекс – так называемую новую кору головного мозга, отвечающую за рациональное, логическое мышление. Такой «передаче полномочий» способствует обстановка спокойного уединения с приглушенным освещением, минимумом разговоров. В этот момент не надо требовать, чтобы роженица демонстрировала рациональное поведение. Женщина интуитивно выберет, как ей лучше двигаться, дышать, какую позу принять, чтобы роды прошли легко, – нужные схемы заложены в ее гормонах и генах. Все эти механизмы в современной акушерской практике подавляются.

ВОЗДЕЙСТВИЕ ЛЕКАРСТВ И МЕДИЦИНСКИХ МАНИПУЛЯЦИЙ

Синтетический окситоцин действует в организме роженицы совсем не так, как его природный аналог. Во-первых, вызванные окситоцином схватки отличаются от естественных, и эти различия могут привести к недостаточному кровоснабжению ребенка. К примеру, схватки могут нахлестываться друг на друга, если введенная доза синтетического окситоцина чересчур велика, а тонус матки в периоды покоя будет при этом повышен. Во-вторых, окситоцин – все равно, синтетический или природный, – не в состоянии преодолеть барьер, ограничивающий поступление крови в мозг, и не проникает туда из организма. Это означает, что окситоцин, введенный через шприц или капельницу, не действует как гормон любви. Тем не менее, он вводит в заблуждение гормональную систему, рецепторы которой регистрируют высокий уровень окситоцина, и мозг получает команду прекратить его секрецию. Известно, что женщины, получающие синтетический окситоцин, больше подвержены риску послеродового кровотечения, так как их внутренний источник гормона оказался перекрыт. И нам совершенно неизвестны психологические последствия родов, в ходе которых пиковый порог окситоцина, предписанный природой, не достигается. Что же касается ребенка, многие специалисты, к которым относится и доктор Оден, полагают, что «участвуя в инициации родов, ребенок учится вырабатывать свой собственный гормон любви». Мишель Оден настаивает на том, что дефицит любви по отношению к себе и окружающим, распространенный в современном обществе, это прямое следствие неоправданного вмешательства в процесс родов, и в первую очередь, манипуляции с окситоциновой системой.

ОБЕЗБОЛИВАНИЕ С ПОМОЩЬЮ ОПИАТОВ

Использование простых опиатов в родильных палатах в последние годы снизилось из-за того, что большинство женщин сегодня выбирают эпидуральную анестезию, которая, впрочем, не исключает применения тех же препаратов. Так же, как в случае с окситоцином, опиаты снижают производство женским организмом собственных гормонов, что может оказаться благоприятным фактором при избыточной гормональной секреции, которая угнетает родовую деятельность. Доказано: применение петидина замедляет роды тем сильнее, чем выше доза. Опять же возникает вопрос: а каковы для матери и ребенка психологические последствия родов, в ходе которых не достигаются пиковые концентрации гормонов удовольствия и привязанности? Ряд ученых полагают, что эндорфины – это вознаграждение, которое мы получаем от природы за «исполнение» репродуктивной функции. То есть природа, «подсаживая» на эндорфин, побуждает людей любить друг друга и рожать детей. Любопытно, что в странах, придерживающихся принципов западной акушерской практики с ее поклонением лекарствам и медицинским манипуляциям, в последние десятилетия наблюдается тенденция к быстрому снижению рождаемости. Еще большую тревогу вызывают результаты исследования, предметом которого стали истории 200 наркоманов с опийной зависимостью, родившихся в Стокгольме с 1945 по 1966 год, в сравнении с их здоровыми братьями и сестрами. Была выявлена прямая зависимость между приемом (особенно неоднократным) матерью при родах опиатов, барбитуратов или закиси азота и вероятностью последующей наркозависимости ребенка. Например, если матери назначали три дозы опиатов, риск того, что ребенок вырастет наркоманом, увеличивался в 4,7 раза. Это исследование недавно повторили в США и получили схожие результаты. Авторы предположили, что работает механизм импринтинга. А если причина в том, что мы были лишены экстатических переживаний при рождении и пытаемся компенсировать это впоследствии с помощью наркотика? Возможно, где-то здесь же кроется загадка популярности (да и собственно названия) наркотика «экстази». Наблюдение за животными может подсказать и другие идеи. Похоже, что неоднократное назначение этих препаратов на поздних этапах беременности самок отражается на структуре и функционировании мозга потомства, например, вызывает химический и гормональный дисбаланс, который проявляется только в более позднем возрасте. Нет данных, что тот же эффект возникает у новорожденных детей человека, которые подвергаются воздействию относительно небольшой дозы препарата и лишь в момент родов, но Мириам Шваб предостерегает: «В этот период деления и миграции нейронов (клеток мозга) и установления нейронных связей легче всего подвергнуть мозг необратимому воздействию».

ЭПИДУРАЛЬНАЯ АНЕСТЕЗИЯ

Эпидуральные препараты вводятся в течение нескольких часов через катетер в область вблизи спинного мозга. В состав этих препаратов включаются местные анестетики (производные кокаина, например бупивакаин/маркаин), часто в сочетании с малыми дозами опиатов. Такой вид обезболивания сказывается на работе всех родовых гормональных механизмов. Оно угнетает секрецию бета-эндорфина, а значит, препятствует переходу в измененное состояние сознания, которое является частью нормального родового процесса. Это, должно быть, единственное объяснение, почему эпидуральная анестезия так часто рекомендуется современными акушерами, которые не обучены доверять инстинктивной иррациональности в поведении рожениц и не имеют опыта в подобных ситуациях. Эпидуральная анестезия препятствует достижению пиковых концентраций окситоцина, так как команда на его секрецию отдается рецепторами влагалища, а их чувствительность оказывается потеряна. Эффект продолжается даже после того, как действие анестезии закончено, поскольку задействованные в ней нервные волокна тоньше сенсорных нервов, а значит, более чувствительны к воздействию наркоза. Еще одно следствие применения эпидуральной анестезии заключается в том, что у роженицы не срабатывает «рефлекс изгнания плода», когда несколько особенно сильных схваток приводят к безопасному и быстрому завершению родов. Для того, чтобы компенсировать отсутствие рефлекса, женщине приходится напряженно тужиться. В результате второй этап родов удлиняется, а врачам приходится прибегать к использованию акушерских щипцов и вакуумного экстрактора. Использование эпидуральной анестезии угнетает и секрецию катехоламинов, что может быть и неплохо на первой стадии родов, но при их завершении отсутствие достаточного уровня катехоламинов, так же как и окситоцина, оборачивается отсутствием «рефлекса изгнания плода» и затягивает процесс. Есть еще один гормон, который подавляется в результате эпидуральной анестезии – простагландин F2-альфа (ПГФ2-альфа), который делает эластичной матку роженицы. Его концентрация повышается, если роды проходят без эпидуральной анестезии. По данным одного из исследований, снижение ПГФ2-альфа в результате эпидуральной анестезии приводит к увеличению средней продолжительности родов с 4,7 до 7,8 часов. Эпидуральные анестетики моментально проникают в кровь матери и сразу же попадают в организм ребенка, накапливаясь там в не меньших, а то и больших концентрациях. Некоторые из них проникают преимущественно в мозг младенца, и требуется много времени, чтобы вывести их потом из организма. Следы бупивикаина обнаруживаются в крови младенца в течение трех дней после рождения. Французские ученые провели серию опытов с эпидуральной анестезией при родах у овец. Все они показали отклонения от нормального материнского поведения, причем особо заметными они были у перворожающих овец, которым анестезия назначалась на раннем этапе родовой деятельности. Семь из восьми подопытных животных не проявляли интереса к новорожденным ягнятам по крайней мере на протяжении 30 минут. Согласно наблюдениям, подобное нарушение отмечается и у людей. Матери, получавшие эпидуральную анестезию, находясь в больнице, проводили с новорожденными тем меньше времени, чем больше была доза препаратов и чем дольше продолжался второй этап родов. Часто матери, к которым применялась эпидуральная анестезия, жалуются через месяц после родов, что уход за новорожденными требует слишком много усилий. У них чаще обнаруживаются симптомы послеродовой депрессии.

КЕСАРЕВО СЕЧЕНИЕ

Кесарево сечение – серьезная внутриполостная операция, которая не только повышает риск материнской смертности почти вчетверо, но и влияет на здоровье матери и ребенка при последующих беременностях. Разумеется, при кесаревом сечении родовая деятельность либо значительно сокращается, либо полностью отсутствует, а значит, концентрация откситоцина, эндорфинов, катехоламинов и пролактина никогда не достигает высоких значений. Мать и ребенок оказываются разлученными на несколько часов после рождения, так что первое кормление грудью происходит с большим запозданием. К тому же оба оказываются под воздействием анестезирующих и обезболивающих препаратов, назначаемых во время операции и после нее. Раннее успешное грудное вскармливание уменьшает риск развития рака молочной железы или остеопороза для матери и снижает риск диабета или ожирения для ребенка по мере его взросления. А улучшение эмоционального фона за счет положительного опыта естественных родов создает крепкий фундамент для продолжения материнства. Взаимосвязь между родами и долговременным прогнозом здоровья, безусловно, заслуживает более пристального изучения. (С обобщенными данными настоящего исследования можно ознакомиться в «Базе данных первичных факторов здоровья» Мишеля Одена на сайте www.birthworks.org/primalhealth). Но можем ли мы долгие годы ждать, пока ученые «докажут» преимущества естественных родов?

Наша способность пройти через экстатические роды как высшее благословение уже является частью нас, но чтобы раскрыть эту способность, требуются понимание, уважение и уверенность. Датский акушер профессор Г. Клоостерман предлагает очень точную формулу, которую хорошо бы повесить на дверях всех родильных домов: «Естественные роды у здоровой женщины – это цепочка процессов настолько сложных и предусмотренных природой в строго определенной последовательности, что любое вмешательство лишь мешает их оптимальному течению. Все, что требуется от присутствующих на родах – это уважение основополагающего принципа медицины nil nocere (не навреди)».

Материал предоставлен журналом «Kindred» и опубликован на русском языке впервые в журнале «Домашний ребенок» №1.

Перевод: Сергей Толстихин.

Андрей, 11.02.2012

не знаю что делать!? 4 месяца назад жена родила с эпидуралкой.теперь каждые 14 дней болит голова так что «вешается». как избавиться от этих последствий.кто знает подскажите.спасибо. всех с новым годом!


geni, 29.03.2015

Syper stat'ja! Ob etom nyzhno pisat' VEZDE!




← Назад к списку новостей