Джулиан Ассанж: хоумскулер в борьбе против систем

Домашний Ребёнок
Для авторов журнала дом – это маленькая Вселенная, символ независимости, творческой свободы, самосовершенствования и простого человеческого счастья.
Джулиан Ассанж: хоумскулер в борьбе против систем
Фото: Espen Moe

Джулиан Ассанж, основатель интернет-ресурса WikiLeaks, в конце 2010 года стал, пожалуй, самой обсуждаемой фигурой в мировых СМИ. В начале декабря появилась информация, что американский журнал Time собирается назвать Ассанжа человеком года. Оказывается, этот неутомимый борец против всех видов систем, насилия и государственного произвола с самого раннего детства получил заряд нонконформизма: Джулиан Ассанж был хоумскулером.

Джулиан Пол Ассанж (Julian Paul Assange) родился 3 июля 1971 года в городе Таунсвилле на северо-восточном побережье Австралии. Его мать Кристин была необычной женщиной: хиппи и нонконформистка, в 17 лет она сожгла учебники, села на мотоцикл и сбежала из родительского дома. Она странствовала, потом родила сына Джулиана. Когда мальчику был 1 год, Кристин вышла замуж за Бретта Ассанжа, директора бродячего театра. С тех пор Джулиан постоянно ездил с матерью и отчимом по всей Австралии вместе с театром.

Кристин считала, что школьное образование может только убить творческое начало и живой интерес ребёнка к знаниям, а вместо этого привить ненужное почитание авторитетов. Поэтому она обучала Джулиана дома, лишь иногда отдавая его в школы в городах, где останавливался театр.

Дольше всего семья жила на Магнитном острове – 
небольшом скалистом островке рядом с Таунсвиллем. В 1970-е этот тропический остров стал настоящим магнитом для нонконформистов и хиппи, для тех, кто не вписывался в «правильное» общество. Мать Ассанжа вспоминает, что наслаждалась на острове небывалой свободой: «Основной одеждой был купальник… Вместе с моим сыном и другими мамами мы жили на острове, как аборигены». В интервью журналу New Yorker Ассанж сравнивал своё детство на Магнитном острове с детством Тома Сойера: «У меня была своя лошадь. Я строил плот. Пропадал на рыбалке. Ползал по шахтам».

Джулиан сменил 37 школ и постоянно занимался самообразованием, особенно любил точные науки. Его мама очень чутко относилась к увлечениям сына и всячески старалась их поддержать. Иногда она даже отдавала его на занятия к университетским профессорам. Но больше всего знаний Ассанж почерпнул из книг, которые читал, по собственному признанию, с жадностью: «Я проводил очень много времени в библиотеках, переходя от одной темы к другой. Наткнувшись на цитату, я шёл по следу и находил её источник». Ассанж рассказывал, что благодаря «запойному» чтению у него был очень большой словарный запас, но только позже он узнал, как правильно произносятся многие из этих слов.

В подростковом возрасте Джулиан начал интересоваться компьютерами. Рядом с одним из домов, где они жили, был компьютерный магазин. Ассанж часто ходил туда, там же он приобрёл первые навыки программирования. В начале 1980-х компьютеры стоили очень дорого и были далеко не в каждой семье. Но мама Ассанжа, 
узнав об увлечении сына, приняла решение переехать в более дешёвый дом, чтобы купить ему компьютер. У Джулиана, между тем, были способности не только к программированию, но и 
к математике, и к физике. Впоследствии он учился в пяти университетах, в том числе в Мельбурнском университете (University of Melbourne) и Австралийском национальном университете 
в Канберре (Australian National University). Один из друзей юности Ассанжа говорит о нём, как 
о настоящем гуманисте эпохи Возрождения, независимом мыслителе, в руках которого оказались технические возможности ХХI века: «Он рано понял, что наш мир – не такое прекрасное место, каким он мог бы быть… Но Интернет – это путь к тому, чтобы сделать мир более справедливым».

Увлёкшись программированием, а потом и хакерством, Джулиан постепенно пришёл к идее, что его миссия – сделать цивилизацию более справедливой и умной, а для этого нужно, чтобы у людей было больше доступа к информации. 
В том числе и к той информации, которую политики намеренно скрывают.

Как мальчик из сказки Андерсена, воскликнувший: «А король-то – голый!», Ассанж далёк 
от политкорректности. Его называют революционером, нигилистом, анархистом-мечтателем. Можно по-разному относиться к его деятельности и поступкам, но несомненно одно: то, что сделал Ассанж, навсегда изменило наш мир.

«Я никогда не сомневался, что он будет заниматься чем-то подобным»

Вот что Бретт Ассанж, отчим Джулиана, рассказал австралийскому телеканалу NDTV:

«Он был резким, очень резким парнем. Очень уверенным 
в себе. Он и его друзья всегда защищали проигравших. Его всегда очень злило, когда какие-нибудь люди собирались в группы, чтобы обижать других. У него было отличное чувство юмора – довольно необычное и сложное, как и весь его взгляд на мир в целом. Может быть, это странно, но я никогда не сомневался, что он будет заниматься чем-то подобным. Он всегда был независимым и никогда не подчинялся запретам. Я хотел бы, чтобы он знал: я всем сердцем поддерживаю его во всём, что он делает».

«Я был слишком любопытным» Джулиан вспоминает о своём детстве в интервью журналу «Русский репортёр», официальному партнёру WikiLeaks в России: «Постоянные переезды – это своего рода социальная изоляция. Вдобавок австралийцы и, соответственно, их дети – достаточно ограниченные в интеллектуальном смысле люди, особенно за пределами крупных городов. Сейчас это постепенно меняется, но в то время общение с жителями провинциальных городков, в которых прошло моё детство, не могло удовлетворить: я был очень любопытным. Приходилось ходить в библиотеки, я увлёкся компьютерами: они позволяли исследовать горизонты, лежащие за пределами очередного заштатного городка, в котором я находился. Это сейчас у всех есть Интернет, а тогда это был удел немногих, и практически все они имели отношение к хакерству, которое стало моим способом интеллектуального познания мира. Мне вообще всегда было интересно, как что-то работает, из чего сделано. Уже в три года я разобрал мотор от мопеда, который мама принесла мне в качестве игрушки».



← Назад к списку новостей