Про эклампсию. Детки доктора Брюера.

Marlene Waechter
Практикующая акушерка, Огайо, Джексон
детки Брюера

С тех пор, как я начала работать акушеркой, то есть уже больше 30 лет, я горячо рекомендовала диету доктора Брюера (the Brewer Diet) всем своим беременным. Как сейчас вижу доктора Брюера в его белом халате, держащего в руке яйцо, «золотой самородок диетологии», как он говорил. Он выступал, и акушерки по всей стране слушали его. Используя его рекомендации по питанию, я практически не встречалась с признаками преэклампсии, не говоря уж о токсемии беременных. Все мои клиентки серьёзно относились к своему здоровью, включая сюда и правильное питание. Все они собирались рожать дома, выбрали акушерское ведение беременности и старались делать всё возможное, чтобы состояние их здоровья не потребовало медицинских вмешательств – ни во время беременности, ни во время родов.
Однажды ко мне пришла женщина, назовём её Мэри. Она переехала в наш район на 38 неделе своей третьей беременности. Она сразу же обратилась ко мне. Оба её сына были инвалидами. Она рассказала, что при рождении они казались совершенно нормальными, но затем развивались гораздо медленнее, чем положено – и физически, и умственно. Где-то в год у обоих начались судорожные припадки. Там, в Пенсильвании, где она раньше жила, доктора назначили детям обследования, но никакого конкретного диагноза так и не поставили. У неё было высокое давление. Я сначала подумала, что это последствия волнений и нагрузки, неизбежных при переезде. «Нет», – сказала она. Её прежняя акушерка тоже всегда отмечала у неё повышенное давление во время предыдущих беременностей. «И что она рекомендовала вам?» – спросила я. «Она сказала мне следить, чтоб я не ела много соли», – ответила та. Я вздохнула, рассказала ей о травах, которые помогают снизить давление, и объяснила ей диету доктора Брюера. Понимая, что она может родить в любой момент, я решила, что с таким давлением ей нужно показаться доктору, на 38 неделе у нас нет времени выяснять опытным путём, как скоро начнут помогать травы. Мне не удалось организовать ей визит к акушеру-гинекологу, который меня курировал, и я отвела её к терапевту, которого хорошо знала. Он никогда не слышал о теории доктора Брюера и прописал ей прокардию. (прокардия или нефидипин – селективный блокатор «медленных» кальциевых каналов; БМКК регулирует артериальное давление – прим. переводчика). Нашей целью было снизить её давление до начала родов, чтобы не пришлось рожать в больнице.
Давление снизилось до верхней границы нормы и держалось так в течение последних нескольких дней её беременности. Роды прошли хорошо. Ребёнок тоже был абсолютно нормальным по всем показателям, единственное – у девочки отсутствовал шаговый рефлекс. Давление у Мэри после родов снизилось до нормы. В шесть месяцев девочка всё ещё не поднимала головку и не переворачивалась. К годику стало ясно, что у неё те же нарушения, что и у её братьев. Только судорожные припадки у неё начались позже – в полтора года.
Несколько лет спустя Мэри снова забеременела. На этот раз, так как она начала рано наблюдаться у меня, я обсудила с ней вопросы питания и дала ей прочесть книгу доктора Брюера о токсемии беременных. А когда давление у неё стало подниматься, пошла вместе с ней в магазин и помогла ей выбрать недорогие продукты с высоким содержанием белка, которые помогают снизить давление. И её давление всю беременность держалось в верхней половине нормы безо всяких таблеток, которые она принимала в прошлый раз. Иногда давление вдруг подскакивало, и после подробной беседы выяснялось, что у неё закончились плоды боярышника, либо она опять потребляла недостаточно белка. С тремя детьми-инвалидами, нуждающимися в противосудорожной терапии, денег хватало в обрез, но я напоминала ей, что потратить сейчас несколько лишних долларов на еду выгоднее, чем потом платить за роды в госпитале, куда она может угодить из-за высокого давления. Так и длилась её беременность – в борьбе за давление в пределах нормы.
Я никогда не забуду эти роды. Когда я ехала к ней домой около полуночи, было лунное затмение – волшебное! И роды были прекрасные, быстрые. Ещё одна малышка, которая выглядела после рождения совершенно нормальной. Глазки её смотрели по-другому, не как у старших детей Мэри. В шесть месяцев эта девочка переворачивалась. В полтора года она пошла. 


Эклампсия, ее физиология сложна, но итоги исследований доктора Брюера просты: «Хорошо питаться и избегать лекарств». 
Работая с беднейшими слоями населения, где часто встречается хроническое недоедание, он сопоставил ту пищу, которую ели женщины с высоким уровнем эклампсии и других серьёзных проблем здоровья беременной и состояния ребёнка. Вместо того, чтобы разрешать эту проблему сложными процедурами и дорогими лекарствами, он сделал то, что казалось логичным: накормил их. Он спрашивал, что они едят и рекомендовал им есть любую доступную им здоровую натуральную пищу. Как нетрудно догадаться, в рационе этих женщин особенно не хватало белка, поэтому он рекомендовал ввести в рацион яйца и молоко, потому что эти продукты не только питательны, но и относительно недороги и доступны. Мясо дорого стоило и доставалось им редко, но если у женщины была возможность достать сколько-то мяса, доктор Брюер рекомендовал добавить и мясо в свой рацион. Вопреки бытовавшим в то время убеждениям он рекомендовал женщинам солить пищу по вкусу. Это поддерживало объём их крови на уровне, необходимом для нормального развития беременности и роста ребёнка. Доктор Брюер снизил уровень эклампсии с 40 % практически до нуля. 

Эклампсия

Автор: Марлен Вечтер



← Назад к списку новостей