День с Марсденом

Sheryl Rivett
Marsden Wagner

Ранняя осень. Я еду по вашингтонской кольцевой в гости к д-ру Марсдену Вагнеру. К его дому в Такома Парк, штат Мэриленд, ведёт извилистая холмистая дорога. Сам дом уютно расположился между больницей и магазинами с такими названиями, как La Chiquita Express и Iglesia del Evangelio Completo. Дома стоят на крутых склонах, территория обозначена каменными или кирпичными подпорными стенами, пышная растительность. Один из жителей превратил стену и аллею в произведение искусства из стеклянной мозаики. Близко расположенные друг к другу дома сделаны из кирпича или кедра, в стиле «искусства и ремесла».
Припарковавшись на холме, чувствую, что нервничаю. Я собираюсь брать интервью у человека, которого я считаю отцом реформы всей сферы охраны материнства. Его настойчивое желание обеспечить качественной помощью в родах женщин всего мира – мощная сила, вдохновением для которой служит наука и сильнейший энтузиазм Марсдена.
Марсден приглашает меня войти. На нем джинсы Levi’s, мокасины и полосатая футболка. В комнате тепло и уютно, топится печь, рядом с которой лежит потёртый этнический ковёр. Мы устраиваемся на кожаном диване, среди произведений африканского искусства, собранных во время его путешествий, чтобы провести удивительный час за беседой о том, как молодой парень из Калифорнии стал яростным борцом и консультантом по вопросам женского здоровья.
Он родился в Сан-Франциско, штат Калифорния, и был единственным сыном методистского проповедника и учительницы. Свою юность Марсден провел в небольших фермерских городках и в пригородах Лос-Анджелеса. Откуда в нём столько страсти и огня? Он приписывает это влиянию отца. «Мой отец был проповедником, но его идеи всегда были  радикальными», – говорит Марсден. Во время Второй мировой войны, когда они жили в городе Делано, отец Марсдена краской написал «Миллионы на вооружение – а сколько на мир?» на скамейке автобусной остановки рядом с его маленькой церковью.  
В то время как обе его сестры стали преподавать, Марсден пошёл учиться на педиатра и акушера. Закончив медицинский институт и получив диплом в области эпидемиологии, он стал работать перинатальным эпидемиологом – по сути дела, медицинским исследователем в области акушерства. В это же время он женился, появились дети. В 1979 году Марсден вступил в должность директора отделения женского здоровья во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и переехал с семьёй в Данию.
Опыт Марсдена на должности директора ВОЗ по вопросам здоровья женщин и младенцев побудил его радикально отойти от современного американского подхода к акушерству. Через два года после переезда в Копенгаген он познакомился с датской акушеркой, которая пригласила его посетить домашние роды. Это изменило направление деятельности Марсдена и определило дело его жизни. Марсден был акушером, обученным в США, и никогда не видел домашних родов. «Несмотря на всё моё образование, я не знал, что такое домашние роды, – говорит он. – Я вообще не знал, что такое роды».
Марсден никогда до этого не видел женщину, которая бы так контролировала свой родовой процесс. Она свободно перемещалась по дому: ходила, сидела, лежала, вновь вставала. Однако самым драматичным был момент, когда она начала тужиться. Тут она сказала своим помощникам: «Сейчас! Я рожаю – отойдите!»
В той комнате, наблюдая этот неизвестный мир домашних родов, Марсден и превратился в ту страстную силу, которую сторонники естественных родов знают и уважают. «Я помню, как подумал: «Боже мой! Так вот почему мужчины хотят контролировать роды! Они не хотят видеть женщин в момент их силы». Теперь я знал, что такое роды, – говорит он. – До этого я знал только, что такое медицинские роды – когда женщину полностью контролируют доктора, медсёстры и акушерки».
С тех пор Марсден стал известен благодаря его пламенным речам и желанию  противостоять американской системе медицины. На протяжении почти трёх десятилетий он проливал свет на опасную акушерскую практику в США. Он бил тревогу по поводу растущего уровня КС, публиковал статьи об опасности стимуляции родов при помощи препарата сайтотек и выступал за «гуманизацию» родов, сохраняя свою уникальную точку зрения американского врача, наделённого историческим пониманием практики родов по всему миру. Уйдя на пенсию и покинув ВОЗ, он стал много путешествовать, выступать на международных конференциях, свидетельствовать в судебных процессах, публиковать книги и написал более 150 статей.
В своей жизни Марсден никогда не пытается сохранить статус-кво. Во время его работы в ВОЗ он развёлся с первой женой. Она вернулась в США, оставив ему четверых детей. Оказавшись отцом-одиночкой, он подал заявление на получение в Дании двойного пособия на каждого из детей. Когда он узнал, что это правило распространяется только на матерей-одиночек, Марсден занял принципиальную позицию и потребовал изменения закона. Со свойственным ему упорством Марсден занимался этим вопросом до самого конца. Его усилия увенчались успехом, и закон был изменён.

Полностью статью можно прочитать в 94 номере журнала Midwifery Today

Анастасия, 10.04.2013

Здорово, что есть такие люди! Особенно мужчина, который борется за право женщин переживать "момент их силы".

Iglesia del Evangelio Completo - это вообще-то не магазин, а церковь полного евангелия)


Анастасия, 10.04.2013

Здорово, что есть такие люди! Особенно мужчина, который борется за право женщин переживать "момент их силы".

Iglesia del Evangelio Completo - это вообще-то не магазин, а церковь полного евангелия)




← Назад к списку новостей