Хелависа: «Беременность – время, когда внутри два сердца и две бессмертных души»

Домашний Ребёнок
Для авторов журнала дом – это маленькая Вселенная, символ независимости, творческой свободы, самосовершенствования и простого человеческого счастья.
mg_0558.jpg

– Голос, нежный, как яд, как вересковый мед… – так описывают пение Натальи О`Шей, или Хелависы, солистки фолк-группы “Мельница». Почти целый год Хелависа не выступала. Тому было две причины: группа записывала свой новый альбом, а Наталья стала мамой и занималась крошечной дочкой, Ниной Катриной О`Шей. 21 февраля альбом «Дикие травы» был представлен публике. Он о том, как «чужие» через любовь могут стать «своими», о путешествиях и возвращениях. О том, как рождаются песни и о том, как они начинают свою самостоятельную жизнь. И еще о том, что у каждой настоящей истории любви должен быть правильный конец, хотя это не всегда хеппи-энд


Фото: Сергей Луканкин
Беседовала: Ирина Мальцева

– Вам понравилось быть беременной?
– Очень! Я с восторгом прожила все эти почти девять месяцев, каждый день прислушивалась к себе, каждый день восхищалась тем, какое это волшебство – у меня внутри два сердца и две бессмертных души, такое даже помыслить сложно! Я изначально планировала получать удовольствие от беременности и хотела быть как можно более красивой будущей мамой – так оно и получилось. Я очень любила свой живот, маленький, аккуратный и круглый, одевала его в летящие шелковые платья и мягкие свитера. Всё время слушала, как маленькая толкается, следила, куда она двигается, иногда просила её убрать попку с моей печени – и она, конечно, слушалась.

– Как вы провели эти месяцы?
– Не было ни одного дня, когда бы я просто лежала на диване. До третьего месяца я каталась на горных лыжах – конечно, с осторожностью, чтобы не упасть. До четвёртого ездила на лошади. Оказывается, мягкая езда очень благотворно влияет на органы малого таза, обеспечивая непрямой массаж, который отлично снимает гипертонус. А ещё успела слетать в Новую Зеландию и обратно, и там сходить в пару пеших походов. Даже в последнем триместре я ходила по горам, в том числе и по леднику. Кстати, швейцарские медики сейчас очень рекомендуют беременным дамам несложные горные маршруты, так как ходьба на высоте снижает риск преэклампсии. Ближе к концу срока я каждый день занималась йогой и плавала – даже за день до родов я проплыла свой километр. Да, и пела я до восьмого месяца, то есть, сколько можно было. В общем, это была страшно активная беременность, но у меня вся жизнь активная, так что всё получилось естественно.

– Вы занимаетесь йогой и практикуете ароматерапию. Расскажите о вашем знакомстве с ними.

– Йогой я занимаюсь очень давно, сменила несколько школ и учителей. Моё направление – классическая Хатха, но очень хочу сейчас попробовать Аштангу, чувствую, что опять пришло время обратиться к гуру. Для меня йога неразрывно связана с вокалом – через дыхательные упражнения. Во время беременности это было моё спасение. После дня, проведённого на ногах, йога очень помогала мне ставить на место спину, чтобы живот не перевешивал, и не было компрессии крестцового отдела позвоночника. После родов я около трёх недель занималась каждый день, прогоняя пару одних и тех же виньяс, и в итоге все неприятные ощущения в спине ушли, все органы отлично встали на место. Ароматерапию я открыла незадолго до беременности. Как-то раз мы были в туре, пришлось провести ночь в автобусе, я невероятно устала и попросила организаторов концерта в Самаре заказать мне хороший массаж. И они отвезли меня в местный центр ароматерапии, где мне впервые провели аромадиагностику, составили лично под меня масло и сделали комплексный массаж. После массажа меня всю трясло, было ощущение, что я сбросила в весе несколько кг, в глазах всё светилось – и как только я вернулась в Москву, я нашла ароматерапевтов и сказала: «Хочу ещё!». Мой доктор серьёзно взялась за меня и помогла справиться с застарелым пиелонефритом – и очень вовремя, потому что буквально через месяц стало ясно, что я жду ребёнка. Всю беременность я посещала сеансы ароматерапии: мне делали лимфодренаж, убирая шлаки и облегчая работу почек. Наконец, когда на четвёртом месяце беременности вдруг пришло молозиво, и воспалилась грудь, меня буквально спасли от неуместного мастита специальным масляным массажем. Конечно, рожала я тоже окруженная маслами – выманивала ребёночка на запах жасмина. После родов акушерки приходили в палату нюхать бутылочки и спрашивать, что это и для чего, а я рассказывала, что чайное дерево – это для заживления швов, мандарин и лаванда – для ванночек, а волшебный «жасмин абсолю» – для укрепления нашей связи. В ближайшем будущем мы планируем сделать цикл ароматерапевтических процедур для Нины, помимо моего ежедневного массажа с маслами.

– Расскажите о рождении Нины Катрины. Вы не планировали роды в России?

– Мы с мужем почти сразу решили, что роды будут в Женеве – ведь Джеймс здесь работает. Хотелось, чтобы папа малышки был с нами каждый день, а путешествовать на самолете в её первые три месяца мы не собирались. Еще здесь очень хороший климат, мне не хотелось гулять с новорождённой в душной Москве. Роды были быстрые и лёгкие. Я обмазалась жасмином, муж привёз в родильный центр арфовую ирландскую музыку, так что роды проходили, так сказать, в стиле нью-эйдж. Муж был постоянно со мной, я на нём регулярно висела и отдувалась, эта поза оказалась очень удобной при схватках. Не могу сказать, что я страдала, даже и не пискнула ни разу, только песни мурлыкала. Даже смешно – в какой-то момент у меня поползло вверх давление, и акушерки принялись меня укладывать, а я всё спрашивала: «Скажите, а вот это что, считается, сильные схватки? Да?! Ну и очень хорошо!» Потуги были вообще стремительные, Нина, можно сказать, вылетела, как пробка… Я с удовольствием рожу ещё детей!

– Вы, пожалуй, самая известная в России слингомама. Как началось знакомство с этим приспособлением?
– У меня есть несколько знакомых слингомам. Кто-то носил слинг с кольцами, кто-то слинг-карман, а близкая подруга использовала шарф. Она-то и подарила нам ещё до рождения Нины очень красивый слинг-шарф со знаком созвездия Льва, потому что срок родов был 8 августа. Конечно, Нина не досидела и выкатилась 22 июля, зато поздно ночью, так что мы считаем, что она почти Лев и только немножко Рак. Я осваивала шарф сама со второго дня в роддоме, пользуясь буклетиком, и всё получалось довольно неплохо. Уже позже я обнаружила сообщество слингомам в интернете, сайты слингоконсультантов… Оказалось, существует великое многообразие приспособлений для ношения. Конечно, захотелось всё попробовать! Могу сказать, что мой ребенок – шарфовый, она любит трогать эту ткань, прижиматься щечкой, особенно если шарф с шерстью или шёлком. Поэтому у нас огромная коллекция шарфов, всего парочка слингов с кольцами (тоже из шарфовой ткани) для дома, а вот слинг «май-тай» не пошёл совсем. Ещё у нас есть рюкзачок для младенцев, но его обычно использует папа. При путешествиях, особенно в аэропортах, рюкзак незаменим. Мне очень нравится носить ребёнка, я так люблю ощущение нежности, того, что можно в любой момент обнять малышку, поцеловать в носик... ощущение продолжения беременности. Слинг – это исключительно удобно: мы много гуляем, ездим в общественном транспорте, на электричках, и я даже не могу себе представить, как бы мы перемещались с коляской. У меня нет няни или кухарки, поэтому дома Нина регулярно сидит у меня за спиной, играя с бусами, пока я, скажем, глажу или готовлю ужин. Наконец, мне кажется, что шарфы – это очень красиво, и я стараюсь подбирать ансамбли из одежды и шарфов и для себя, и для Нины. Еще одна важная вещь – слингоношение принесло мне несколько новых настоящих подруг, чему я безумно рада.

– Легко ли вам кормить грудью?

– Да, не вижу никаких проблем. В нашей семье все кормили, а некоторые даже кормилицами работали. Молока хватает. Нина сразу хорошо прикладывалась, ничего не надо было исправлять. Наверное, нам повезло, что молозиво пришло задолго до родов – еда для Нины уже была, так что даже в первые дни она ела раз в три-четыре часа, и так оно и осталось. В итоге у нас выработалось гибкое расписание, базирующееся на собственных ритмах младенца, а по ночам Нина очень рано стала спать до утра. Мы, конечно, продолжаем наблюдать за тем, как и когда она кушает, и регулярно вносим коррективы в наш график. – Вы много путешествуете, и девочка всегда вместе с вами. Наверное, это невероятно сложно успевать кормить грудью и выполнять мамины обязанности между перелётами и концертами? – Честно говоря, я пока не знаю, поскольку гастроли начнутся с начала марта. Надеюсь, мы справимся. Нина уже опытная путешественница, она нормально спит в новых местах, хорошо себя ведёт в самолётах и поездах. В Москве живёт моя мама, которую Нина очень любит, и хорошая, душевная няня, которая тоже будет помогать и ездить с нами. Для меня не стоит вопрос, можно ли оставить дочку на время концертов, я буду искать вариант взять её с собой – а как же иначе? Я нужна Нине. Мамы-артистки, которые выходят на работу и уезжают на гастроли на третьем месяце жизни ребёнка, вызывают у меня ужас и жалость, ведь они столько теряют…

– Ваш взгляд на естественное родительство и воспитание. Что вы вкладываете в эти понятия?

– Во время беременности я с удовольствием читала книги Сирзов и Ледлофф. Что-то приняла безоговорочно, с чем-то не согласилась, а что-то стало понятно на практике. Так что для меня естественное родительство – это, в первую очередь, способность отдавать себе отчет в том, что все дети очень разные, и мы должны быть исключительно внимательны к нуждам именно своего ребёнка. Для меня совершенно очевидно, что младенец не способен обманывать, и если он хочет быть на руках, значит, это ему действительно нужно. Недаром у новорождённых так развит очаровательный рефлекс Моро, когда они раскидывают ручки, пытаясь, как лемурчики, вцепиться в шерсть матери – это значит, что для младенца естественно много находиться на руках или в слинге. Точно так же, если ребенок выворачивается и отодвигается от меня на кровати, ему очевидно необходимо своё пространство. На мой взгляд, плохо и неправильно, если дитя чувствует себя одиноким, голодным, если его «приучают», а, говоря точнее, принуждают к чему-то. Суть естественного родительства – давать ребёнку выбор. Например, кормлю дочку я не по своему, а по Нининому расписанию. Она берёт грудь, чтобы поесть. А в остальное время она играет, гуляет, засыпает в слинге или кровати сама, без груди. Если мой ребёнок не проявляет интереса к ползанию по коврику за игрушкой, я кладу её себе на живот, и она старается ползти к моему лицу...

– Ваш муж Джеймс рад, что вы носите дитя на себе и сама кормите? Как ваши ирландские родственники относятся к такому воспитанию? И насколько ваши методы отличаются от европейских?
– Он восхищался беременностью, гладил живот, разговаривал с ним. Рожали мы тоже вместе, он даже голову мне держал во время потуг! И сейчас регулярно мне говорит, как счастлив, что у нас есть доченька. Джеймс с удовольствием сам стал носить дочку в рюкзаке, ходит с ней гулять, на нашу коллекцию шарфов смотрит с подозрением, но удобство и красоту ценит – особенно, когда мы можем с шиком выйти с младенцем на дипломатический приём! Мы с мужем регулярно дарим шарфы и слинги с кольцами друзьям, у которых маленькие дети. Удивительно, но почти все наши знакомые европейцы (кроме скандинавов) смотрят на слинги с удивлением. К сожалению, кенгурушки распространены в Европе гораздо больше, и почти невозможно объяснить людям разницу между ними и слингами, а уж тем более растолковать всю философию детоношения. Свёкор и свекровь сначала тоже удивлялись, но привыкли и одобряют, так как видят, насколько Нина спокойный ребёнок и как ей хорошо в шарфе. Я с изумлением обнаружила, что в Ирландии в семидесятые годы не было принято кормить грудью. Поэтому и для свекрови, и для других родственниц со стороны мужа наше регулярное кормление хоть дома, хоть в поезде, хоть в кафе выглядит, видимо, странно.

– Какие средства вы используете для ухода за Ниной?

– Мы продолжаем применять аромамасла – для массажа животика, для ванн, для промывки носа и так далее. Каждый день делаем гимнастику и раз в неделю ходим в игровую группу для самых маленьких, где с песнями и прибаутками учим их лежать на животе, сидеть, ползать, слушать разные звуки, трогать разные материалы... В общем, всячески развиваем. Очень хочу пойти с ребенком в бассейн, но пока не собралась, видимо, сделаю это в Москве.

– Нине нравится слушать как вы играете на арфе и поёте?

– Очень. У неё есть несколько любимых песен – русские народные «Перевоз Дуня держала» и «Лебедин», и ирландская «Nead na Lachan»; даже если она плачет, сразу успокаивается, когда их слышит. Вокальные и дыхательные упражнения Нина считает ужасно смешными. А вот арфу слушает с удовольствием, но не слишком долго – скучно ей становится. А сейчас я пишу песню, которая будет начинаться словами «моя мама была гроза...» Вот я, наверное, и есть – мама-гроза, яркая, красивая, подвижная, немного cумасшедшая.

  br-feed-0812tif.jpg

shestikrilaya, 12.02.2012

Два сердца и две души внутри – как чудесно сказано! Именно это чудо восхищало меня всю беременность))))))
Хочу поблагодарить Хелавису за душевный рассказ и замечательное творчество! Спасибо!


елена, 12.02.2012

замечательная статья!хелависа волшебная и удивительная мама..=)хотелось бы в будущем быть похожей на нее..=)и прожить не одну беременность в восхищенном состоянии!


Ирина, 12.02.2012

Мне очень очень понравилась статья.




← Назад к списку новостей