Кем стали дети Никитиных?

Анна Никитина
мама четверых детей, бабушка одной внучки, тётя 26 племянников, один раз жена, один раз свекровь, дважды тёща, детская медсестра и доула
«И что же? Где эти «дети Никитиных»? Кем они стали? Сколько у них детей? Как они их воспитывают?» – эти вопросы если и не дословно в таком виде встречаются в интернете, то буквально витают между строк тех, кто так или иначе отзывается об «опыте семьи Никитиных»

Что ж, я могу ответить коротко. Четыре семьи живут в г. Королёве (в двух частных домах), одна – в Москве, одна – в Ярославле и одна – в Лондоне. В четырёх семьях моих братьев и сестёр выросло по двое детей (от 30 до 15 лет), у меня – четверо (от 26 до 13 лет), у одного брата – пятеро (от 12 до 4 лет), а у младшей сестры – девять (от 20 до полугода). С 2009 года начали появляться и правнуки Никитиных – пока трое, но зато все родились дома (для сравнения: из 26 внуков Никитиных дома родились 12 младших).

Алексей, 1959 г.р., – всю жизнь с электроникой (физфак МГПИ им. Ленина);

Антон, 1960 г.р., – химик, имеет несколько 
патентов на изобретения в этой области (химфак МГУ);

Ольга, 1962 г.р., – юрист крупной фирмы (юрфак МГУ);

Я, Анна, 1964 г.р., – медсестра (Московское медучилище № 3); ещё диспетчер по транспорту (работаю без специального образования);

Юлия, 1966 г.р., – главный редактор одной из региональных газет (Московский институт культуры);

Иван, 1969 г.р., – инженер-механик (Королёвский механический техникум) и видеооператор (высшие курсы ВГИКа);

Любовь, 1971 г.р., – библиотекарь с небольшим стажем (библиотечный техникум); в основном – домохозяйка, мама девяти детей (в детсад никто не ходил и не ходит).
Screen-shot-2011-12-02-at-22.22.10.png

1976 г. В первом ряду: Антон, Аня, Борис Павлович, Лена Алексеевна, Люба, Оля, Алёша. Сзади – Юля и Ваня 

До вузов все получали среднее специальное образование (пять красных дипломов). Я и Люба 
в вузы не поступили – она и не пыталась, а у меня было 4 попытки: две – в МГУ и две – в мединституты (дважды «проваливалась», а ещё два раза забирала документы, не сдавая вступительных экзаменов до конца).

По государственным дипломам можно сделать какие-то промежуточные выводы о нашем образовании. Но, как говорит наша мама, не важно, кто кем из нас стал, важно – каким. А кто это определит? Есть наш внешний вид, который можно увидеть на фотографиях, можно перечислить свои достижения. Куда труднее 
рассказать о своём внутреннем росте, о своих увлечениях… Тем более, что все мы – такие разные! Это и по профессиям видно, ведь каждый искал своё – согласно своему характеру и устремлениям. Я уверена, что все мои братья и сёстры – неплохие профессионалы, но мало кто из нас скажет, что полностью состоялся – всё время приходится учиться.

Не считаю себя вправе рассказывать подробно 
о других. Одно скажу: братья и сёстры у меня замечательные! А вот по своей автобиографии попробую пробежаться – какими же, условно говоря, профессиональными навыками я обладаю? Даже самой интересно – что получится?

Screen-shot-2011-12-02-at-22.31.14.png

На фото мне 12 лет. А на руках у меня новорожденная дочка наших хороших друзей. Теперь эта девочка – уже мама четырёх замечательных дочек, рождённых дома, талантливый архитектор, музыкант и стройная красавица.

Итак, моё образование – как самого «среднего» ребёнка из семьи Никитиных.

Дошкольное детство – много воспоминаний, 
и, видимо, самых главных для моего будущего образования, но о них не сейчас. Только о двух моментах скажу: во-первых, совершенно не помню такого времени, чтобы я не умела читать – впечатление, что умела всегда. А во-вторых, мне было, оказывается, 4 года, когда я подсчитала, сколько в году «помещается» недель («52! Столько, сколько тебе лет, папа!»). До школы вообще 
не могу вспомнить, чтобы меня чему-то учили.

Про свою учёбу могу сказать: в 7 лет я пошла сразу во 2-й класс, проучилась 2 года. Закончив начальную школу, пошла в 4-й, но через полгода «перескочила» в 5-й (училась 3-ю четверть), а потом сдавала экзамены в 6-й класс, и уже последовательно закончила 10 классов.

После окончания Болшевской школы № 1 (средний балл аттестата – 4,6) поступила в Московское медучилище № 3, и в 17 лет (1981 г.) с отличием его закончила; два года работала в Морозовской детской больнице (ДКБ № 1) в кардио-ревматологическом отделении. В апреле 1983 года вышла замуж, полгода проработала 
в хирургическом отделении районной больницы (г. Очер Пермской области) процедурной медсестрой (делала до 100 и более инъекций за день, в т.ч. до 10-12 капельниц… – неплохая «медпрактика»), и в марте 1984 года ушла в первый 
декретный отпуск.

К 23 годам уже было трое детей (1984, 1985 и 1987 г.р.), которых ни в какие ясли-сады даже и не думала отдавать. Бабушек или нянек рядом не было, муж много работал, и с детьми занималась я, хотя никогда специальных занятий не устраивала – времени на это практически не было. Все дела – вместе: готовим ли еду, стираем, убираем, в огороде ли копаем-сажаем. Играть-гулять-путешествовать, конечно, тоже вместе! С детьми всё делать значительно интереснее, чем одному (только медленнее – это да!). Обучение детей математике, чтению, даже письму – во время дел. До школы ни на какие дополнительные занятия не водила, но к школе дети были сообразительнее, чем после окончания начальных классов. И закончили школу неплохо, и в вузах бесплатно учились, но о детях своих – опять же, не сейчас…

Вышла на работу, когда младшей дочке исполнилось 4 года, в 1991 году, – медсестрой школы, куда пошёл учиться наш старший сын. Сначала это была гимназия Александра Георгиевича Овчинникова (школа «Диалог» – удивительное было время и удивительные люди там работали!), потом гимназия «Диалог» стала ядром школы АПЦН (Авторского Педагогического центра Никитиных) – об этом времени отдельный рассказ. Работала там до 1997 года – последнего моего декретного отпуска. 
В 2001 году вышла на работу в международную транспортную фирму – была необходимость в заработке, т.к. муж после тяжёлой травмы 
в конце 2000 года остался без работы на три 
с лишним года.

Сейчас всё больше меня «забирает» другая работа… домашние роды. Этой профессии – помогать женщинам в родах – учусь уже 15-й год. 
С 1996 года – 85 родов, но 11 из них – всё-таки 
с провожанием в роддом. Сама родила дома только младшего сына (сейчас ему 13 лет). Как человек с медицинским образованием, к домашним родам пришла не сразу, и очень благодарна всем людям и обстоятельствам, которые не просто приблизили меня к ним, но и погрузили. Эта профессия всё больше поворачивает меня к себе: за 10,5 месяцев 2010 года – 19 родов (много для меня! раньше было от 3 до 11 за год). Эта тема для меня огромна, и не хотелось бы говорить о ней между делом.

Что-то среднее между работой и увлечением – это моя профессия машинистки. Ещё в 12 лет научилась печатать на печатной машинке слепым методом, и в лучшее своё время (где-то в 15 лет) развивала на ней скорость до 300 знаков 
в минуту. Кроме меня в семье ещё печатали папа и сестра Оля (оба – тоже вслепую), но перепечатывать все рукописи будущих книг приходилось мне. У Оли была серьёзная учёба (юрфак МГУ), а у папы, конечно, хватало других дел. У меня же распечатка получалась быстро и в удовольствие. Конечно же, помогала в этом нашим знакомым и друзьям (дипломы, курсовые, статьи), особенно интересно было печатать рукописи Ж.С.Соколовой – книга «Родителям ХХI века» и Г.П.Сологуба «Каждая минута жизни».

Был небольшой отрезок времени, когда эта работа меня и кормила: сидела дома с детьми, а брат Алексей подкидывал перепечатку текстов в электронном виде – вот когда я почувствовала разницу между компьютером и машинкой (скорость на ПК доходила до 600 знаков в минуту!).

Отдельно хотелось бы сказать о других своих увлечениях. Это и вязание (сейчас вязать удаётся очень редко, а когда дети маленькими были, успевала!), которому меня научила одна замечательная женщина (о ней и её шести детях – отдельный рассказ); и приготовление домашних тортов (любим вместе с дочками делать к дням рождения «особенные» торты: в виде медали или замка, ноутбука или озера, окна или пня, вплоть до торта в виде гитары и даже объёмной коляски!).

Но особенно тепло я отношусь к своему увлечению музыкой. Я всегда любила петь-напевать. 
С 12 лет брала пример с Алёши, когда он в педучилище учился игре на фортепиано: разучивала по нотам (зная только азы нотной грамоты) понравившиеся мне мелодии. С листа никогда не могла хорошо играть и тем более петь сольфеджио, но пианино осваивала упорно и самостоятельно. Любила играть вальсы (Штрауса, Шуберта, Гуно, Шопена, Грибоедова), небольшие этюды, польки, полонез Огинского, первую часть Лунной сонаты Бетховена – всё наизусть, и всё не совсем правильно (в смысле постановки руки, ритма). Однако такое исполнение помогло мне несколько лет назад «растопить» одного человека, убеждённого, что в «методике Никитиных» вообще нет места искусству…

В 28 лет пошла учиться играть на гитаре, с нуля за полгода сдала двухгодичный курс классической игры на гитаре, стали сочиняться песни и стихи. Но «концерты» перед незнакомыми для меня слушателями давала только дважды: один раз – перед пятиклассниками (по просьбе их классной руководительницы), а второй раз… перед профессионалами-литераторами – на презентации книги знакомого писателя, который попросил меня поучаствовать. Исполнила три песни на стихи А.С.Пушкина с небольшими комментариями; после окончания презентации ко мне подошли несколько человек и спросили, где я выступаю. Меня стало распирать от гордости (вот он – опиум успеха!), стало весело, захотелось что-нибудь выдумать, но я честно призналась, что не профессионал. На самом деле, эти выходы на публику – не столько чтобы себя показать, сколько попытка избавиться от своей робости перед незнакомой аудиторией.

Ещё чему училась? Три года назад честно отходила на курсы по вождению автомашины – 
в 42 года первый раз села за руль. Еле-еле, но получила водительское удостоверение, однако на этом поприще пока хвастаться нечем – видимо, НУВЭРС* сказывается… Ещё… Да много чему хотела бы научиться. Например, вообще не владею ни одним иностранным языком. Быть может, как возникнет необходимость – займусь.

 

Всё, что я здесь пишу о своём «образовании», 
на мой взгляд, ничего особенного и выдающегося не представляет. Знаю, каждый упорный человек может добиться куда большего. Просто хотела на собственном живом примере разглядеть, насколько «много» даёт нам официальное образование и скольким профессиям – без кавычек – можно обучиться самостоятельно.

И снова поразилась, как много дало мне дошкольное детство – в первую очередь, необходимые инструменты для дальнейшего обучения: выразительное чтение (а значит, и грамотность), быстрый устный счёт, крепкое здоровье и большое желание работать руками, а также упорство в освоении нового вместе с умением рассчитывать свои силы и возможности. А то, чему учили меня в школе, пригодилось в таком минимальном количестве, что можно даже сказать: кроме опыта общения (которое, безусловно, необходимо и бесценно), больше она мне ничего не дала. Медучилище научило многому – и практическим навыкам, и теория была интересной; работа в больницах – тоже опыт, но разный! На самом деле, давно всем известно: только практика учит по-настоящему. Почему же наша бедная школа до сих пор… как это правильно выразиться? Папа назвал её «школой-иждивенкой». Но это разговор отдельный.

Конечно, здорово уметь хорошо делать какое-то одно или несколько дел, быть профессионалом 
в чём-нибудь. Работа увлекает, иногда захватывает с головой – особенно людей творческих! Для такой работы нужно много времени.

Но для меня огромной и очень важной частью жизни остаётся семья. Вся моя большая семья: и мои мама с папой, и братья-сёстры со своими детьми, и мои дети. Мы продолжаем считать себя одной большой семьёй – часто справляем вместе дни рождения, а теперь и свадьбы; устраиваем соревнования, концерты; стараемся собираться на общие дела. Иногда удаётся подготовить спектакли. Наши «артисты» – обычно все младшие, от 13 до 5 лет (ради них, в основном, всё и затевается), их у нас не так мало (9 человек!), поэтому организация хромает, а значит, и на выходе масса недоработок. Зато последний спектакль, который, репетируя втайне, готовили к свадьбе племянницы, удался по-настоящему. Но здесь основная заслуга – 
одной из моих дочек. Вообще, дети у меня…

Они уже взрослые, я даже не могу считать их «детьми». Они – мои друзья и постоянные учителя** И, кстати, неплохие профессионалы, хотя интересы у всех разные: старший сын – инженер (МГТУ им. Баумана, красный диплом) – работает по специальности; старшая дочь – врач-стоматолог (МГМСУ им. Сеченова, одна лишняя четвёрка для красного диплома), сейчас ординатор 2-го года; младшая дочка – учитель истории (ПСТГУ – Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет) – работает по специальности в школе; младший сын – ходит в 7-й класс обычной школы, любимые уроки – труд и физкультура, занимается дзюдо (1-й юношеский разряд), любит готовить (какое-то время мечтал быть поваром). Прогнозировать, чем он будет заниматься в будущем, не берусь.

Никогда не требовала с детей отличных оценок, однако учились все хорошо. Но я больше радовалась не дочкиной золотой медали, а тому, что они с подругой подготовили к своему выпускному замечательный музыкально-акробатический номер (костюмы себе сами шили, а с режиссурой им помогла преподавательница по акробатике, и, несмотря на то, что девчата уже два года 
не занимались, номер получился!).

Знаю, что именно умениям, а не оценкам, радовался бы и их дедушка, наш папа. А для бабушки Лены, нашей мамы, прежде всего, важны 
во внуках не столько «деловые качества», сколько их большая дружба между собой, желание и умение прийти на помощь, доброта и щедрость. У меня не только сыновья и дочки такие, знали бы вы моих замечательных племянников! Я уж не говорю о моей внученьке и внуках моих сестёр. Право же, о каждом можно уже сейчас написать не меньше, чем я написала о себе.

Screen-shot-2011-12-02-at-22.37.02.png


Анна Ермакова (Никитина) с внучкой Варей

* НУВЭРС – «необратимое угасание возможностей эффективного развития способностей» – гипотеза Б.П. Никитина, в соответствии с которой человек с годами утрачивает способности к развитию.

**Моя мама называла нас, своих детей, «мои семь университетов». Я согласна: свои дети – это очень неплохое образование, если, конечно, не сбегаешь с «семинаров», не нанимаешь «репетиторов» и не избегаешь постоянных «тренингов».

Целиком статью вы найдете в 12 номере журнала "Домашний ребенок"
А здесь вы можете оформить подписку на журнал! 


Наталья, 13.09.2016

Уважаемая Анна Борисовна! Прочитала вашу статью об И.А.Аршавском, в ней вы слегка коснулись больной для нашего времени темы прививок. Я уловила только не вполне положительное отношение к ним. Не могли ли бы вы, как человек с медицинским образованием, и большим жизненным опытом в этой сфере, раскрыть эту тему? Абсолютно противоречивой информации в интернете много.. и что вредны, и что в основном они неэффективны, и что от прививок что-то там в организме запускается нехорошее, от чего часто у детей выявляется рак в разной форме заболевания (что, дескать, без прививок этого бы не было). Я, как человек далёкий от медицины, ищу мнения компетентного человека. Спасибо за внимание.




← Назад к списку новостей