Дочь времени - «акушерка постмодерн»

Домашний Ребёнок
Для авторов журнала дом – это маленькая Вселенная, символ независимости, творческой свободы, самосовершенствования и простого человеческого счастья.

Публикуется с разрешения автора.  

Перевод: Алена Петелина.


Об авторе. Робби Дэвис-Флойд (США) - доктор философии, медицинский антрополог, старший научный сотрудник Отдела антропологии университета Техаса Остин, и член Общества прикладной антропологии. Читает лекции о рождении человека по всему миру. Автор 80 статей и книги «Birth as an American Rite of Passage». В июне 2011 года с Робби Дэвис-Флойд можно будет встретиться и пообщаться на второй совместной международной конференции журналов «Домашний ребенок» и Midwifery Today пройдет в Москве.

В течение последнего тысячелетия акушерки сопровождали и сопровождают женщин в родах. В более древние времена они, как правило, помогали женщинам только непосредственно в момент рождения ребенка. Со времен индустриальной революции врачи-мужчины заменили акушерок и хорошо «подвинули» вниз по иерархической лестнице, заставляя их заботиться о чрезмерно большом количестве женщин сразу, ограничив при этом их профессиональную самостоятельность. Новое тысячелетие ознаменовано расцветом биомедицинского Гегемона по всему миру, и акушерки, эти дочери своего времени и традиций, ищут себя заново, договариваются о новых способах своей идентификации, своей роли и пытаются найти новые объяснения своему столь долгому существованию. «Модернизация» - это узкий канал, через который проходит огромное число современных культур. Она пришла в разные части мира в разное время. Сначала в индустриально развитые страны Севера, более медленно в колонизируемые и эксплуатируемые страны Юга. Таким образом, антропологи считают «модернизацию» не особой точкой во времени, а скорее направленностью, устремленностью к «прогрессу», определенную с точки зрения ориентированности на Западные формы обучения, технологий, инфраструктуры, производства, экономического роста и развития мирового рынка. Такая одномерная направленность подобна капитализму в экономике и западной биомедицине в здравоохранении. Таким образом, в сегодня традиционные системы исцеления, включая и акушерство, стали расцениваться представителями средних и высших слоев общества как некие «пережитки прошлого», которые со временем должны исчезнуть. Точки устремления современной модернизации:

  • в экономике – капитализм
  • в национальном развитии, строительстве систем инфраструктуры -  вода, сточные воды, системы связи, электричество и системы транспортировки
  • в производстве – замещение маленького большим: индустриальное сельское хозяйство, массовое производство товаров
  • в здравоохранении – биомедицина
Цена модернизации:
  • колонизация большей части мира несколькими Западными капиталистическими и индустриальными странами
  • непрекращающееся уничтожение сельского хозяйства и местных культур
  • массивное загрязнение окружающей среды, в ущерб здоровью людей и планеты в целом
  • переоценка «модернизации» и обесценивание местных культур и традиционных систем знаний
«Акушерки постмодерн» видят свою миссию в том, чтобы оберегать и сохранять традиционный подход перед лицом вторжения биомедицины и понимают, что их профессиональная деятельность всегда связана с политикой: им необходимо политическое влияние, если они хотят выжить. Современные акушерки создают сови организации и присоединяются к международным и национальным движениям, чтобы иметь политическую и законодательную поддержку для собственной защиты и защиты матерей, которым они помогают. Характеристики «акушерки постмодерн»:
  • Эклектичный опыт, который охватывает науку, традиционные знания акушерства, профессиональные знания акушерства, а также знания из альтернативных или дополняющих дисциплин.
  • Знание культурных традиций
  • Следование миссии сохранения акушерства во имя интересов женщин
  • Автономность
  • Приверженность гуманистической и межнациональной модели акушерства и восприятие акушерства и заботы о женском здоровье как социально значимого движения
  • Политическая активность, включая работу с правительствами и участие в местных, региональных, национальных и международных организациях

Традиционное акушерство и постмодерн Прежнее обучение традиционных акушерок готовило их к тому, чтобы быть простыми участниками своих местных систем и соблюдать субординацию, чтобы в целом сокращать свою личную активность под влияниям натиска современной медицины. Мне такие предписания казались недостаточными для того, способствовать развитию самосознания, политической опытности и автономности, что я и увидела в своих исследованиях Американских и Мексиканских акушерок (Davis-Floid, 1998, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004 гг.). Я сформулировала понятие «акушерки постмодерна» не только для того, чтобы включить в него информационный релятивизм множества профессиональных акушерок, ориентированных на международный уровень, но и для того, чтобы  увеличить число традиционных акушерок, которые пытаются найти свою новую идентификацию и сформулировать новые способы практики, а также найти объяснения своему столь длительному существованию.

Антропологические исследования в области родов и всего, что связано с рождением, выявили неоднородность в ролях тех местных специалистов, которые помогают в родах в различных уголках мира. Иногда это уважаемые целители, которые обеспечивают и помощь роженицам и заботу о здоровье в целом. Другие имеют «низкий» статус, а организация родов лежит полностью на семье роженицы. Так происходит, например, в Южной Азии. Некоторые народы сохраняют физиологически вредные традиции, такие как использование экскрементов для запечатывания пупочного остатка или мытье ребенка вместе с грязным бельем, а другие продолжают физиологически полезные традиции, такие как кормление грудью или роды в вертикальном положении.

Некоторые народы или традиционные акушерки действуют внутри относительно закрытых систем знаний, в то время как другие расширяют свои традиционные системы за счет того, что включают в них новые понятия и методы. Где-то акушерки сострадательны и их внимание полностью сосредоточено на женщине, а где-то они раздраженно приказывают и ждут, что женщина станет исполнять их команды. Традиционные акушерки не все разделяют модель акушерства, центрированную на женщине и ее интересах и то, что действительно можно считать их общим связующим звеном - так это только то, что они относятся с точки зрения международной классификации к «традиционным акушеркам». В отличие от этого, традиционные акушерки, которых я идентифицирую как «акушерок постмодерн», опираются и придерживаются «заботливой модели акушерства». В действительности, я развивала концепцию постмодернистского акушерства, как способ сократить разрыв, существующий между традиционными и профессиональными акушерками, которые разделяют одинаковые ценности, включая гуманизм, стремление к автономности, высокий уровень политической активности и, что более важно, информированный выбор.

Традиционные «акушерки постмодерн» в Мексике.

акушерка, акушерство, акушерки

К примеру, вообразите мое удивление, когда я, обогнув угол в одном из Центров Рождения, в Морелосе (Мексика) принадлежащем донье Фасунда, наткнулась на плоский мраморный стол, оснащенный металлическими стременами. От изумления я рассмеялась, а донна Фасунда с озорством в глазах пояснила, что отцы, свекрови и бабушки, сопровождающие ее клиенток, верят в эффективность больниц и больничных процедур. «Если они хотят, чтобы я действовала как маленький врач (миниврач), я говорю «Я могу сделать это!» Но когда свекровь говорит «Разве ей не пора теперь на стол?» я отвечаю «Нет, еще не время». И я поощряю женщину к тому, чтобы она больше ходила или позволяю ей отдыхать в своей удобной двуспальной кровати. Большинство моих мамочек рожают сидя, становясь на колени или на корточках, и очень не многие хотят ложиться на стол. Если они хотят – пожалуйста, вот он, но в большинстве случаев стол нужен только для шоу. Так мои клиенты чувствуют себя в большей безопасности. Но я заставляю их как можно дольше оттягивать тот момент, когда они окажутся на столе. До тех пор пока  женщина на самом деле не зайдет как можно дальше в сам процесс родов и тогда она сама находит, что вертикальное положение для нее гораздо предпочтительнее.

В это момент я подумала, какой это прекрасный пример постмодернистского акушерства, а донья Фасунда добавила. «Вот для чего в действительности мы используем штатив для внутривенных вливаний». Она захватила металлические ручки, на которые подвешиваются пакеты для внутривенного вливания и использовала их для того, чтобы поддержать себя в положении для рождения, известном как «вис на корточках». Донна Фасунда была прекрасно осведомлена о том, что положение «вис на корточках» (когда женщина садится на корточки перед человеком, который ее поддерживает либо руками или иногда коленями) это не традиционная позиция для родов, большинство из которых предусматривают, что женщина сама садится на корточки или на колени, или садится на специальный родильный стул. Положение «вис на корточках» было так названо и показано по всему миру французским врачом и автором Мишелем Оденом. Фасунда посетила одну из его лекций несколько лет назад. Ее робкое преобразование штатива для внутривенных вливаний в механизм поддержки прекрасно иллюстрирует то, что я называю «акушерство постмодерн»: традиционная акушерка приспосабливает биомедицинский экспонат чтобы (1) неявно критиковать его стандартное использование в современной медицине (2) чтобы укрепить традиционные способы рождения (в которых долгое время использовались преимущественно вертикальные позиции для родов) (3) чтобы распространить это, ввести в моду среди международных активистов движений акушерок.

Такие примеры (а я могу привести их во множестве) опровергают вновь определенную ассоциацию «акушерства» с «традицией». Они преподносят нам совершенно новые комбинации, сталкивают с иронией, неожиданными сопоставлениями. Они обнаруживают тот факт, что обмен знаниями и технологиями привносит все большую путаницу в наши попытки найти по-настоящему аутентичную систему ценностей и практик. Более всего они подчеркивают несоответствие попыток модернистов продвинуть концепцию о линейном «прогрессе», которая так долго использовалась, чтобы показать родство  (преемственность) между акушерством и биомедициной.

Влияние биомедицинских тенденций на традиционные курсы в Мексике и ряд других форм образования в этой сфере привело к фундаментальным изменениям. По всей стране теперь для традиционных акушерок вполне привычно сделать инъекцию питоцина для стимуляции родов, поставить капельницу и носить синюю медицинскую одежду – такие методы теперь считаются «современными». Комбинируя это с традиционным массажем, использованием трав, религиозных верований, современная акушерская практика в Мексике находится на пересечении различных традиций. Как показывают мои многочисленные интервью с доньей Фасундой и ее коллегами таким тенденциям больше всего подвержены акушерки, практикующие в черте города. Большинство этих традиционных акушерок находятся в возрасте 40-50 лет, имеют за плечами только начальную школу и приобрели все свои знания годам к 30. В течение, по крайней мере, десятилетия, они были включены в государственную систему здравоохранения в Морелосе посредством семинаров, проводимых дважды в месяц по планированию семьи и другим темам. Все они прошли период использования инъекций окситоцина и борьбы с осложнениями в результате его применения и опять возвратились к использованию трав. Другими словами, они прошли процесс модернизации и, как сами они говорят, «вышли с другой стороны». Мария Родригес, медсестра и традиционная акушерка так объяснила различия между биомедицинскими и традиционными подходами: «Аллопатия сильна, но все ее вмешательства чрезмерны, наши травы работают более медленно, но за то их вмешательство более тонкое и точное». Сегодня традиционные акушерки Мексики, такие как Мария, отправляют своих клиентов на ультразвук, когда они диагностируют ножное или поперечное предлежание и предлагают эклектичное попурри традиционных и биомедицинских методов. В этот коктейль они добавляют веяния нового времени (рефлексологию, гомеопатию, Рейки и др.). И все они имеют свой Центр Рождения, в котором вы найдете множество автоклавов, стерилизаторов, а также две двуспальные кровати – одна для роженицы, а другая – для членов ее семьи. Некоторые имеют доплеры и с восхищением демонстрируют свою технологическую оснащенность, позволяя беременным женщинам и их родственникам слышать биение сердца их малыша. Стены их кабинетов завешаны различными диаграммами положений ребенка и женского репродуктивного цикла, а также многочисленными дипломами курсов от анатомии до ароматерапии, которые они прошли в местных университетах, хотя большинство из них даже не имеет начального образования. Их полки заставлены гомеопатическими средствами и травяными бальзамами, которые они учились делать на таких курсах. А у некоторых из них есть компьютеры и адреса электронной почты.

Мягко лавируя между биомедициной, холистическими альтернативными подходами, традиционным акушерством, эти акушерки стратегически договариваются о границах между этими системами знаний и творчески производят гибрид, все более ясно формулируя свою собственную систему знаний. Эти мексиканские акушерки постмодернизма игнорируют и путают различия между профессиональными и традиционными акушерками: обучаясь посредством традиционного ученичества, они теперь заняты видимым процессом самообразования. Их усилия сосредоточены на очень осознанной попытке сохранить домашние роды перед лицом нашествия биомедицины. Практикуя в городах, в которых на роды в клиниках приходится до 70% кесаревых сечений, они очень хорошо понимают, что часто составляют единственную альтернативу кесареву сечению.

Многие традиционные акушерки до сих пор соблюдают автономию в своей практике, кроме тех случаев, когда им необходимо транспортировать клиента в больницу (см. исследование Дэвис-Флойд, 2003. Раздел «проблемы с транспортом»). Но их главное желание это не автономия, а некоторая форма признания со стороны правительства или профессиональных сообществ. Зная о том, что у профессиональных акушерок есть такое признание, а также о той пользе, которую оно приносит, такие традиционные акушерки как донья Фасунда или Донья Ирене хотели бы иметь национальное свидетельство, дающее им статус профессионалов, каковыми они себя и чувствуют, несмотря на то, что они не имеют достаточного государственного образования. С другой стороны, их статус традиционных акушерок вносит некоторую неопределенность и делает их признание как профессионалов затруднительным.

Я лично встречалась с традиционными акушерками из Гватемалы и Бразилии, которые отвечают моим критериям «акушерки постмодерн», таким образом, я знаю, что постмодернизм этих мексиканских акушерок не уникален в мире. Я предполагаю, что стремление пересмотреть основы и так или иначе реструктуризировать свою практику с целью большего соответствия течению времени, свойственно большому числу акушерок во всех странах. Поэтому я предлагаю провести более глубокие этнографические исследования в этой области.

Профессиональные «акушерки постмодерн».

Хотя новые тенденции в деятельности ВОЗ и ЮНИСЕФ таковы, чтобы увеличить поддержку профессиональных акушерок и уменьшить поддержку традиционных, последние этнографические и антропологические исследования ставят под сомнение правильность такого подхода. Среди растущей массы антропологической литературы об акушерстве и родах в развивающихся странах обнаруживает одну грустную тенденцию. От Хорватии до Танзании и Папуа -Новая Гвинея антропологи, наблюдающие за работой профессиональных акушерок, которые все чаще оказывают местным женщинам услуги по предродовой подготовке и ведению самих родов, отмечают недопустимое поведение профессиональных акушерок в процессе родов. Они игнорируют потребности и запросы женщин, говорят с ними грубо, командуют ими, а иногда даже кричат и бьют женщин. С другой стороны, это прямо связано с тем, что сами профессиональные акушерки зачастую очень плохо отзываются о тех системах здравоохранения, в которых они работают. Им почти всегда недоплачивают, с ними плохо обращаются врачи, которые стоят выше по иерархической лестнице, часто они работают в напряженных условиях в отсутствии необходимых средств и оборудования, а на большое количество женщин, которым требуется помощь слишком мало акушерок. Одним словом, акушерки находятся в ловушке биомедицинской системы здравоохранения, системы, которая не в состоянии удовлетворить потребности рожающих женщин в развивающихся странах.

Хотя в отличие от традиционных акушерок, профессиональные акушерки обладают некоторым структурным преимуществом, который дает правительственный сертификат и доступ к определенным технологиям, они должны бороться с тем давлением, которое накладывает на них биомедицинская модель. Эта модель определяет биомедицину структурно выше народной медицины, точно также как и врача выше акушерки, а профессиональную акушерку выше традиционной. В системе, где доктора немногочисленны, а число акушерок напротив велико, последние имеют возможность сделать свою практику более автономной, и самостоятельно сделать индивидуальный разумный выбор относительно того, как строить отношения с  местными традиционными акушерками.

В системах же, где врачи многочисленны, а акушерки находятся в их прямом подчинении, последние часто находят, что их единственный способ получить статус и уважение в биомедицинской системе, это демонстрировать неприятие, а иногда и явную грубость в отношении традиционных акушерок и их клиентов.

Исследования показывают, что в некоторых местах, профессиональные акушерки после прохождения двухгодичных правительственных курсов, были направлены в сельскую местность, чтобы они постарались получше узнать местных женщин, заботились о них в тесном сотрудничестве с традиционными местными акушерками (Chen 1977; Kroeger 1996; Kwast 1992). В других же случаях, наоборот, профессиональные акушерки занимают позицию превосходства и высокомерия по отношению к деревенским женщинам (см. примеры Allen 2002; Byford 1999; Iskandar 1996) в действительности чиня препятствия к направлению их в больницы. В этом стоит парадокс современного акушерства. В то время, как некоторые профессиональные акушерки прилагают немалые усилия к тому, чтобы помочь традиционным акушерками творчески приспособить достижения биомедицины к своим родным системам знания, другие профессиональные акушерки и большинство врачей прилагают не меньше усилий к тому, чтобы окончательно маргинализировать или устранить своих традиционных предшественников (Whittaker 1999; Dietiker; Sieglin 2002; Geurts 2001, Jenkins 2001).

Профессиональные «акушерки постмодерн», а я определяю их очень осознанно, не принимают участия в подобных действиях. Когда они взаимодействуют с традиционными акушерками, они применяют по отношению к ним тот же релятивистский подход, как они это делают в отношении биомедицинской системы знаний. Другими словами, они стараются идентифицировать и поддержать эффективные аспекты традиционной системы родовспоможения и с уважением, но твердо, изменить вредные аспекты. Я могла бы привести множество примеров «акушерок постмодерн», но для простоты и экономии места ограничусь тремя исследованиями, недавно напечатанными в специальном выпуске Медицинской Антропологии под названием «Дочери Времени: изменения идентификации современных акушерок» (Дэвис-Флойд, Cosminsky, и Pigg 2001). Я написала это, изучая акушерок Мексики, Японии и Нидерландов, тех, кто соответствует моим критериям постмодерн. Далее я буду кратко суммировать эти описания.

Профессиональные «акушерки постмодерн» в Мексике.

Мои этнографические исследования в Мексике свидетельствуют о появлении совершенно нового вида акушерки. Это женщины из совершенно разнообразных социальных слоев первоначально обучались в рамках американской независимой вне-больничной системы акушерства, а затем заново воссоздавали эту модель для Мексики. Используя свой собственный опыт, работая в тесной связи с традиционными акушерками, организуя  национальные конференции по акушерству, они создают акушерство и как новую профессию и как общественное движение в стране. Некоторые работают вне медицинской системы, другие занимают определенную нишу внутри нее. Эти приблизительно 50 женщин находятся в постоянной борьбе, чтобы определить свою идентификацию, легализовать методы своей работы и организовать себе жизненное пространство в окружении мексиканской технократии. Их тревога усиливается тем, что борьба происходит на фоне стремительного исчезновения традиционных акушерок Мексики. Статистика показывает, что в 70-х традиционные акушерки сопровождали около 40% родов в Мексике, тогда как сегодня это около 15% и большинство акушерок имеет возраст старше 65 лет. Жизнь новых мексиканских профессиональных акушерок находится в постоянном напряжении между желанием сохранить традиционное акушерство и потребностью создать жизнеспособное профессиональное акушерство. Они справляются с этой напряженностью, добавляя к своим профессиональным знаниям много традиционных методов (использование трав или применение ребозо для изменения предлежания). И они помогают традиционным акушеркам так хорошо, как могут, через фонды, совместные конференции, мастер-классы и правительственную защиту.

Эти усилия по объединению знания профессиональных и традиционных акушерок особенно видны в школе профессиональных акушерок CASA в Сан-Мигель-Де-Альенде, где студенты обучаются по трехгодичной программе, в которую входят лекционные занятия, практика в больнице CASA и пять трехнедельных стажировок с традиционными акушерками в небольших и отдаленных сельских местностях. Это ученичество не только позволяет профессиональным акушеркам включать традиционные методы в свою практику, но и препятствует возникновению высокомерия и превосходства в отношении традиционных акушерок, которые демонстрируют слишком многие профессиональные акушерки во всем мире. Проживая в домах традиционных акушерок, помогая им в их ежедневных делах, наблюдая их методы работы, студенты проникаются уважением и восхищением к этим более старшим акушеркам и чувствуют желание следовать по их пути, который, как они убеждаются, является жизнеспособным в условиях современной технократии.

Профессиональные «акушерки постмодерн» в Японии.

Японский антрополог Ецуко Мацуока (Etsuko Matsuoka) показывает как развитие Японии от сельского хозяйства до индустрии производства, современного сервиса и информационной экономики отразилось на культуре родов, заменив домашние роды в присутствии традиционной акушерки на роды в больнице, сопровождаемые профессиональными акушерками. Это привело к возникновению новых акушерок, которые стали предлагать женскому японскому обществу множество новых возможностей для родов. В период с 1880х до 1950х сильное слияние в обществе имели независимые лицензируемые акушерки, которые объединялись на местном и национальном уровнях. Период модернизации Японии имел место с 1950х до 1970х, когда страна переживала бурный экономический рост. В те дни профессиональные акушерки вошли в больницы, чтобы произвести младенцев, как рабочие вошли на фабрики, чтобы произвести товары. Но с 1980-х, с началом движения за естественные роды, появился новый тип постмодернистской японской акушерки. Акушерки, которые играют важную роль в движении за естественные роды, отличаются от предыдущих двух типов акушерок: они практикуют независимо, но сотрудничают и учатся друг и друга. Многие из них в течение многих лет работали в больницах, но преодолели в своем сознании модель родов, ограниченную рамками медицинской модели и что называется «вышли с другой стороны». Некоторые из них имеют свои Центры (известные в США как независимые центры рождения), а другие работают в больницах и пытаются найти лучший путь в условиях медицинского регулирования.

Они – медиаторы, постоянно пересекающие границы между акушерской и альтернативной помощью, домом и больницей, современным и традиционным, местным и международным и, таким образом, увеличивая для женщин количество вариантов. По иронии, эти варианты включают, исключенные когда-то элементы, по причине их ассоциации с традиционными родами, такие как домашние роды и использование вертикальных позиций для родов. Основной причиной для отказа от родов в больнице японские акушерки называют вред, причиняемый матери и ребенку, при использовании стандартных приемов вмешательства в процесс родов, которые применяют в клиниках. Их собственный опыт работы в больнице и Центрах рождений, опыт сопровождения домашних родов опровергает современные эволюционные понятия, которые определили перевод родов из домов в больницы, как признак медицинского прогресса.

Профессиональные «акушерки постмодерн» в Нидерландах.

Несмотря на то, что в других странах роды давно переместились в больницу и поставили акушерок под руководство врачей, автономность акушерок была сохранена в Голландии, где приблизительно 30% всех родов приходится на домашние роды. Многие расценивают Голландскую систему акушерства как одну из лучших в мире. Но социолог Рэймонд ДеВрис (Raymond DeVries) показал, что та же самая система, которая рекламируется вне страны как постмодернистский авангард, внутри страны зачастую расценивается как пережиток прошлого.

Поскольку мир вокруг них начал меняться, голландские акушерки должны были найти новые стратегии, чтобы защитить свою профессию и права голландских женщин. ДеВрис исследует преобразование акушерства премодерна в акушерство постмодерна в Голландии. Отмечая, что голландские женщины были одни из последних в Европе, кто стал рожать в специально отведенных для этого местах, Де Врис связывает это с тем, что в Голландии исторически был очень силен акцент на семье и доме, в связи с чем там дольше сохранялась традиция домашнего акушерства. Он показывает, что в связи с тем, что все больше голландских женщин стало рожать в больницах, число домашних родов стало стремительно падать. Но с начала 1990-х голландские акушерки и матери, которые поняли, что они теряют что-то драгоценное, предприняли компанию по созданию постмодернистского общественного движения в защиту домашних родов. В свою поддержку они нашли научные факты, к которым правительство обратило самое пристальное внимание. Таким образом, Голландия является прекрасным примеров процветающей системы акушерства постмодернизма, которая сохранила свою автономию в рамках национальной системы здравоохранения.

Профессиональное акушерство против традиционного: разделение понятий.

Любая попытка понять трудности современного акушерства должна включать в себя также понимание тех определений, которые биомедицина и правительственные структуры налагают на акушерок. Международное определение акушерки требует прохождения признанной правительством образовательной программы. Те, акушерки, которые его не имеют, не могут называться акушерками в общепризнанном смысле, их обозначают специальной аббревиатурой «TABs» (традиционный акушер). С тех пор, как появилось то определение, возникло огромное множество местных названий акушерок на всевозможных языках, воздействие тих наименований на локальных уровнях, возможно трудно оценить. Но в глобальном смысле разветвление тих отличий font-size: small;между акушерками, которые имеют международное признание и теми, кто его не имеет, очень глубоко. Те, кто имеет, включены в систему здравоохранения (они находятся, обычно, ниже врачей в системе медицинской иерархии, но выше медсестер). Те, кто не имеет, находятся за пределами этой системы и подвергаются различным формам дискриминации.

Многие социологи, изучающие современное акушерство, находят, что произвольное различие между TABs и акушерками очень проблематично с точки зрения того эффекта, которое оно производит. С точки зрения социологии, одобренное правительством обучение, не обязательно производит акушерку, оно может произвести «мини-доктора» вместо этого. Таким образом, социологи, склонны определять акушерку не только с той точки зрения, что она оказывает помощь при родах, но и с точки зрения ее социальных ролей в обществе. Другими словами, для социологов под «акушеркой» понимается специалист, который отвечает международному определению и\или специалист, который получил признание в своем сообществе. В глобальном смысле, социологи не считают, что роль или деятельность профессиональных акушерок более важны для благополучия женщин и их детей, чем роль и деятельность традиционных акушерок (TABs). Каждый социолог, изучающий современное акушерство (включая тех социологов, которые сами являются акушерками) впечатлен тем вкладом в профессию, который делают TABs (традиционные акушерки) и обеспокоен повсеместной колонизацией этой сферы деятельности профессиональными акушерками, а также теми ограничениями, которые в этом случае накладывает биомедицинский подход. (Социологи, которые изучают акушерство, также поддерживают акушерство в целом, как наиболее подходящую форму заботы в области материнства, известной как области с высоким уровнем риска). Во многих частях мира традиционные акушерки уже исчезли или исчезают с большой скоростью. Те же, кто еще остался, от индийских dai до мексиканских partera, служат своему народу и оказывают населению жизненно важные услуги, как в сельской местности так и в городах и стараются сохранить системы знаний, которые содержат много такого, что может быть значимо и вполне уместно в постмодернистском обществе. Идентифицируя традиционных акушерок как TABs мы делаем сильное заявление о том, что в глобальной системе их знания не востребованы. И действительно, во многих случаях, их практика считалась необоснованной с научной точки зрения, в то время как деятельность врачей и профессиональных акушерок такое обоснование имеет. Этот пункт не должен романтизировать традиционных акушерок, но должен способствовать тому, чтобы посмотреть на них с тем же самым информированным релятивизмом, с которым профессиональные акушерки постмодерна смотрят на биомедицину. Релятивистский, постмодернистский взгляд показывает, что та же самая традиционная акушерка, которая использует коровьи экскременты для обработки пупочного остатка или говорит матери, что ее молозиво вредно для ребенка, зачастую может быть более успешной и умелой при оказании помощи в некоторых случаях, когда профессиональная акушерка с привычным для нее опытом и методами была бы поставлена в тупик. Также мы часто наблюдаем, что профессиональные акушерки, имея за спиной годы одобренного правительством обучения, могут отказать роженице в еде и питье или вынудить женщину занять горизонтальное положение для родов. Самым верным признаком того, что традиционные акушерки имеют тесный контакт с профессиональными акушерками и задействованы в правительственных программах обучения, является тот факт, что они начинают внезапно требовать от своих клиенток, чтобы те рожали в этом самом ненаучном положении.

Нет ничего постмодернистского в преднамеренном уничтожении традиционных систем исцеления и родовспоможения и напротив, постмодернистским является их сохранение и объединение с научными знаниями. Это сложная проблема, с которой сталкиваются все акушерки постмодернизма, как профессиональные, так и традиционные. Я надеюсь, что ясно дала понять, что профессиональные акушерки постмодерна в моем понимании, являются чуткими и компетентными, работают с уважением и совместно с традиционными акушерками и, как и студенты CASA, включают традиционные методы в свой репертуар. И традиционные акушерки постмодернизма также изучают методы биомедицины и приемы профессиональных акушерок, чтобы выборочно использовать их в своей работе. Таким образом, граница между профессиональной и традиционной акушеркой становится все более и более расплывчатой. Этот факт затрагивает жизнеспособность международного определения акушерки и правильность способов достижения конечной цели всех акушерок – благополучие матери и ребенка.

Выводы.

Акушерки постмодерна, и в этом заключается их ценность, часто живут в постоянном напряжении, лоббируя законодательные органы, защищая свое право на существование, изо всех сил пытаясь уравновесить противоречивые идеологии и системы знаний, споря друг с другом по поводу стандартов образования и практики. И в развитых и в развивающихся странах одинаково напряженные отношения между медицинскими, традиционными и альтернативными системами знаний, что отражается и на профессиональном обучении и на практике, так как приводит к конфликтам между педагогами, между педагогами и студентами, между практикующими акушерками и теми, кто регулирует их деятельность. Профессиональные акушерки индустриального Севера усиливают свою борьбу за независимость, в то время как традиционные акушерки в менее богатых странах Юга продолжают терять свою независимость. Словом, сейчас акушерки любого типа испытывают свои трудности. И все же общим мотивом для всех является стремление предложить жизнеспособные долгосрочные варианты родовспоможения, и эти дочери времени продолжают свою борьбу с разными степенями успеха, чтобы быть уверенными, что акушерки со всеми их ограничениями и возможностями, остаются доступными для того, чтобы заботиться о матерях и детях современного мира.

акушерки, акушерка, акушерство

Литература. 

Allen, Denise Roth. 2002. Managing Motherhood, Managing Risk: Fertility and Danger in West Central Tanzania.Ann Arbor:University ofMichigan Press.
Byford, Julia 1999 Dealing with Death Beginning with Birth: Women’s Health and Childbirth onMisima Island,Papua New Guinea. Ph.D. dissertation,AustralianNationalUniversity.
Chen, P. C. Y.  1977 Incorporating the Traditional Birth Attendant in the Health Team: The Malaysian Example. Tropical and Geographical Medicine 29:192-196.
Cosminsky, Sheila 1977 Childbirth and Midwifery on a Guatemalan Finca. Medical Anthropology 6(3):69-104.
–1983  Traditional Midwifery and Contraception. In Traditional  Medicine and Health Care Coverage. Robert Bannerman, John Burton, and Ch’en Wen-Chieh, eds. Pp. 143-162.Geneva: World Health Organization.
Davis-Floyd, Robbie E.
1998a  The Ups, Downs, and Interlinkages of Nurse- and Direct-Entry Midwifery: Status, Practice, and Education. In Getting an Education:  Paths to Becoming a Midwife, 4th edition. Jan Tritten and Joel Southern, eds. Pp. 67-118.Eugene,OR: Midwifery Today. Also available at <www.davis-floyd.com>
1998b “Types of Midwifery Training: An Anthropological Overview. In Getting an Education:  Paths to Becoming a Midwife, 4th edition. Jan Tritten and Joel Southern, eds. Pp. 119-133.Eugene,OR: Midwifery Today. Also available at <www.davis-floyd.com>
2000  Global Issues in Midwifery: Mutual Accommodation or Biomedical Hegemony? Midwifery Today, March.  pp. 12-16, 68-69
2001 La Partera Profesional: Articulating Identity and Cultural Space for a New Kind of Midwife in Mexico. In Daughters of Time: The Shifting Identities of Contemporary Midwives, eds. Robbie Davis-Floyd, Sheila Cosminsky, and Stacy L. Pigg, a special issue of Medical Anthropology 20(2-3):185-244.
2003 Home Birth Emergencies in the U.S.and Mexico: The Trouble with Transport. In Reproduction Gone Awry, a special issue of Social Science and Medicine, edited by Gwynne Jenkins and Marcia Inhorn.**
2004a. Qualified Commodification: Consuming Midwifery Care. In Consuming Motherhood. Janelle Taylor, Danielle Wozniack, and Linda Layne, eds.New BrunswickNJ:RutgersUniversity Press.
2004b Ways of Knowing: Open and Closed Systems. In Midwifery Today 69:9-13.
Davis-Floyd, Robbie, Sheila Cosminsky, and Stacy Leigh Pigg, eds. 2001  Daughters of Time: The Shifting Identities of Contemporary Midwives, a special triple issue of Medical Anthropology, Volumes 2-3, 4.
Davis-Floyd, Robbie and Elizabeth Davis 1997  Intuition as Authoritative Knowledge in Midwifery and Home Birth. In Childbirth and Authoritative Knowledge: Cross-Cultural Perspectives. Robbie Davis-Floyd and Carolyn Sargent, eds. Pp. 315-349.Berkeley:University ofCalifornia Press.
Daviss, Betty Anne 1997  Heeding Warnings from the Canary, the Whale, and the Inuit: A Framework for Analyzing Competing Types of Knowledge about Birth. In Childbirth and Authoritative Knowledge: Cross-Cultural Perspectives.  Robbie Davis-Floyd and Carolyn Sargent, eds. Pp. 441-473.Berkeley:University ofCalifornia Press.
DeVries, Raymond. 2001. Midwifery in the Netherlands: Vestige or Vanguard? Medical Anthropology 20(4): 277-312.
DeVries, Raymond. 2004. A Pleasing Birth: Midwives and Maternity Care in theNetherlands.Philadelphia:TempleUniversityPress.
Dieteker, Marianne  nd. The Construction of Urban Midwife Identities in Popular Neighborhoods in Mexico City. In Midwives inMexico: Continuity, Controversy, and Change. Marcia Good Maust, Miguel Guëmez Piñeda, and Robbie Davis-Floyd, eds.Austin:University ofTexas Press.
Durrin, Ginny  1982 Daughters of Time: The Classic Film on Nurse-Midwives Today. Washington, DC: Durrin (1-800-536-6843  durrinprod@aol.com)
Geurts, Kathryn 2001 Childbirth and Pragmatic Midwifery in Rural Ghana. In Daughters of Time: The Shifting Identities of Contemporary Midwives, eds. Robbie Davis-Floyd, Sheila Cosminsky, and Stacy L. Pigg, a special issue of Medical Anthropology 20(2-3).
Graham, Sally 1999  Traditional Birth Attendants inKarimoja,Uganda. Ph.D. dissertation,SouthBankUniversity,London.
Iskandar M., B. Atom, T. Hull, N. Dharmaputra, and Y. Azwar  1996  Unraveling the Mysteries of Maternal Death inWest Java: Reexamining the Witnesses. Center for Health Research, Research InstituteUniversityofIndonesia, Depok.
Jenkins, Gwynne 2001 Changing Roles and Identities of Midwives in Rural Costa Rica.  In Daughters of Time: The Shifting Identities of Contemporary Midwives, eds. Robbie Davis-Floyd, Sheila Cosminsky, and Stacy L. Pigg, a special issue of Medical Anthropology 20(2-3).
Jordan, Brigitte  1993 [1978]  Birth in Four Cultures: A Cross-Cultural Investigation of Childbirth in Yucatan, Holland, Sweden and the United States, 4th ed. Prospect Heights, IL. Waveland.
Kroeger, Mary  1996  Final Consultant Report. CHN 3 Project, Provincial Department of Health CentralJava,Indonesia.
Kwast, Barbara  1992  Midwives Role in Safe Motherhood. GRMA News: A Publication of theGhanaRegistered Midwives Association 16:6.
Matsuoka, Etsuko 2001 The Postmodern Midwife in Japan. In Daughters of Time: The Shifting Identities of Contemporary Midwives, eds. Robbie Davis-Floyd, Sheila Cosminsky, and Stacy L. Pigg, a special issue of Medical Anthropology 20(2-3):141-184.
Pigg, Stacy L. 1997 Authority in Translation: Finding, Knowing, Naming, and Training “Traditional Birth Attendants” in Nepal. In Childbirth and Authoritative Knowledge: Cross-Cultural Perspectives. Robbie Davis-Floyd and Carolyn Sargent, eds. Pp. 233-262.Berkeley:University ofCalifornia Press.
Rothman, Barbara Katz. 1998. Daughters of Time. In Tritten, Jan, and Joel Southern Getting an Education: Paths to Becoming a Midwife.Eugene OR: Midwifery Today.
Sieglin, Vernonica nd. The Integration of Traditional Midwives into the State Health Care System: A Case Study in Northeastern Mexico. In Midwives inMexico: Continuity, Controversy, and Change. Marcia Good Maust, Miguel Guëmez Piñeda, and Robbie Davis-Floyd, eds.Austin:University ofTexas Press, in press.
Whittaker, Andrea. 1999 Birth and the Postpartum inNortheast Thailand: Contesting Modernity and Tradition. Medical Anthropology 183:215-242.


Богдан, 11.02.2012

Фотографий маловато ))) А так, я думал, что акушер довольно скучная профессия ))


Катерина Перхова, 11.02.2012

У вас есть опыт в акушерстве?




← Назад к списку новостей